КТО МЫ - НАРОД КНИГИ или массового суицида? (глава 4)

НАСЛЕДИЕ и НАСЛЕДНИКИ !!! (часть 2)

Из статьи Бориса Шустефа -

"ВЕРНУТЬ ИЗРАИЛЮ ИУДАИЗМ"
    Спор о роли иудаизма в Израиле не утихает много десятилетий. Особая роль в нём принадлежит русскоязычной израильской общине. Более чем миллионная русскоязычная алия привела в Израиль сотни тысяч бывших советских граждан, для которых религия, как их учили в школах, являлась "опиумом для народа". Израильская действительность с харедимными партиями, застывшими в 18-м веке, не добавила приехавшим русскоязычным евреям интереса к иудаизму. Конечно, были и исключения, но в своём большинстве, русскоязычные евреи не смогли увидеть в иудаизме израильского разлива живой иудаизм Торы.
    То, что произошло с евреями в бывшем Советском Союзе, можно описать словами Зеэва Жаботинского. В своей речи в Вене 7 сентября 1935 года он сказал, что вооружившись лозунгами периода освободительного движения девятнадцатого века такими как: "Религия - дело индивидуумов" и "Отделить церковь от государства", мы забыли, что история развивается диалектически. "Сегодня мы видим изменения, которые требуют существенного пересмотра в этой сфере. Изгнание клерикальных режимов было необходимостью, но вместе с ними произошло изгнание Бога. Сомнительно, и даже очень сомнительно, что именно в этом заключался желаемый результат".
    Прекрасно понимая, что иудаизм не может быть отделим от еврейского народа, Жаботинский, сам воспитанный на светских взглядах, сказал в Вене на Конвенции по созданию Новой Сионистской Организации: "Да, [должно быть] отделение церкви от государства в том смысле, что никто не должен страдать из-за своих религиозных взглядов или из-за их отсутствия. Но для нас это составляет жизненно важный интерес государства - вечное пламя никогда не должно быть погашено. В сегодняшнем круговороте многих влияний, ...которые воздействуют на нашу молодёжь, порой отвлекая и заражая её, должна быть сохранена религиозная мотивация. Потому что ... это самое наичистейшее - дух Бога. Тем самым должна быть сохранена арена для бойцов за него [Бога] и трибуна для его проповедников".
    Создавая новое сионистское движение, Жаботинский сформулировал его основные принципы следующим образом: "Цель сионизма состоит в освобождении еврейского народа и его земли, в воссоздании его государства, возрождении иврита и во внедрении учения Торы в жизнь народа".
    В письме к своему сыну Эри через два дня после конвенции, Жаботинский писал: "Религиозный пафос сам по себе - это то, чего нам очень не хватает. Я не уверен сумеем ли мы возродить его в нашей душе. Возможно, это то, что даётся как подарок при рождении, чем наделены очень немногие, как музыкальный талант. Но если было бы возможно создать поколение верящих, я был бы рад".
    Увы, за (все время) существования еврейского государства, священное учение Торы не только не утвердилось в Израиле, но так называемое еврейское государство с каждым годом всё дальше удаляется от своих корней. Сегодня массы израильтян да и само правительство в Израиле смотрят на религиозного еврея с большим подозрением, видя в нём в первую очередь бунтовщика и человека, от которого следует ждать беды.
    Подумать только, в 2006 году в еврейском государстве человек с ермолкой на голове подвергается всяческим ограничениям именно из-за того, что он исповедует иудаизм. Если, к примеру, светские евреи не имеют никаких проблем и могут без особого труда пройти на Храмовую гору, то еврей с ермолкой на голове перед тем, как туда подняться, проходит инструктаж на тему о недопустимости произносить молитву на самом святом для евреев месте!
    Израильский корреспондент The Jewish Press Авраам Шмуэль Левин в своей статье "Orthodox and Israeli: When the Two Don't Mix", опубликованной 1 февраля, привёл слова из своей беседы с иерусалимским корреспондентом WorldNetDaily Аароном Клейном, который сказал ему, что, "если у вас на голове ермолка, многие не признают вас за легитимного журналиста".
    Клейн рассказал, что за несколько месяцев до насильственной эвакуации евреев из Гуш Катифа, он снял там полдома и регулярно туда ездил. Как ортодоксальный еврей, он, конечно же, носил ермолку. После того, как израильское правительство установило блок-посты, его постоянно стали задерживать, несмотря на то, что на его машине были опознавательные знаки, указывающие, что это журналистская машина. Часто его документы принимались с подозрением, и ему приходилось звонить в правительственный пресс-офис, чтобы там подтвердили его полномочия. Так продолжалось до тех пор, пока однажды на подъезде к блок-посту он снял ермолку. Клейн ехал на той же машине, показал тот же документ, но его никто не вздумал задерживать. Он повторил эксперимент на других блок-постах. Успех бы феноменальный. Всякий раз, как он был в ермолке, его останавливали и у него были бесконечные проблемы. Но как только он её снимал, до него никому не было никакого дела.
    С исчезновением с голов израильтян ермолок постепенно исчезает и еврейская сущность самого государства. В этом процессе нет ничего случайного, он абсолютно закономерен. И хотя еврейские лидеры по-прежнему называют свою страну еврейской, евреи, исповедующие иудаизм, играют в ней всё меньшую и меньшую роль. На состоявшейся в конце января герцлийской конференции, где обычно решаются вопросы будущего страны и безопасности государства, по словам присутствовавшего на ней американского доктора Арнольда Зайда из Санта Моники, из тысяч находящихся там людей, "включая профессоров, академиков, военных, политиков, возможно лишь у 2% на головах были ермолки".
    В своём письме к раввину Леви Янгстеру, возглавлявшему ультра-ортодоксальное крыло Новой Сионистской Организации, Жаботинский писал 21 мая 1937 года: "Уже довольно давно я пришёл к выводу, что еврейская религиозная традиция - это не архаичный объект нашей истории, а живая, пульсирующая сила, которая существует сегодня и будет существовать вечно. Особенно это подтвердится тогда, когда мы удостоимся нашего собственного государства".
    Интересно, что сказал бы Жаботинский, появись он сегодня в Израиле? Не разорвалось ли бы у него мгновенно вновь сердце, увидь он те потоки ненависти, которые низвергаются в наши дни на ортодоксальных евреев в еврейской стране? Что он сказал бы о стране, где один из представителей государственной власти, избивая при разрушении домов в Амоне еврея с ермолкой на голове Элиягу Левина, в ответ на его слова "Браток, что же ты делаешь! Я ведь такой же как ты, из России", ответил "Ты мне не брат, сука жидовская
    Конечно, можно сказать, что в семье не без урода, и слова израильского полицейского в Амоне - исключение. Однако это будет ни что иное, как самообман. Ноах Эфрон в своей книге "Настоящие евреи" пишет: "...Ненависть к харедим [в Израиле], несмотря на то, что недавно она слегка поутихла, - это развивающаяся индустрия, потому что ненависть к харедим является определяющим элементом израильской идентификации и, возможно, даже находится на пути к тому, чтобы стать самым главным определяющим элементом израильской идентификации".
    Отход Израиля от иудаизма на государственном уровне очень заметен. Это прослеживается не только в выраженной Израилем готовности отказаться от вечного наследия еврейского народа сердца Эрец Исраэль - Иудеи и Самарии, не только в нескрываемом воинствующем атеизме израильского Верховного суда, но и в том, что представители Израиля, пренебрегая святостью субботы, находясь за пределами страны, не задумываясь, какое это оказывает впечатление, принимают участие во всевозможных мероприятиях в священный для евреев день.
    Побывавший на герцлийском форуме доктор Арнольд Зайд, сказал: "В пятницу вечером и в субботу утром я спустился в синагогу в отеле и обнаружил, что при наличии сотен евреев, собравшихся обсуждать будущее еврейского государства, у нас не было миньяна. Я был в Израиле много раз, чтобы понимать, что Герцлия - это не центр изучения Торы, и тем не менее я был потрясён такой степенью секуляризации. ...Я думал, что на мероприятии такой значимости, они будут хотеть [услышать] религиозных [евреев]..., [но] там был только один, носивший ермолку представитель из Иудеи и Самарии, а все остальные были исключительно левые или арабы. Это даже не нехватка, а абсолютное отсутствие духовности. Не было благословения вина и хлеба. Полное отсутствие чего-либо еврейского". 

    Жаботинский писал в 1937 году в письме к Леви Янгстеру: "Мы должны попытаться создать идеальное государство, пример для всех народов. На каждой колонне будет фирменный знак традиции. Один будет взят из Библии, другой - из Мишны, третий - из Маймонида. Это совсем не значит, что мы проигнорируем современную науку или общую философию. [Но] всё, чем они обладают в вопросах касающихся правды и этики, прогресса человечества было почерпнуто из нашей традиции. И то, чему мы научились от них, - ничто иное, как интерпретация того, чему они научились от нас. Вот, что я имел в виду, когда предложил два года назад в Вене "внедрить учение Торы в сердце народа". Эта версия была немного "мягче" моего первоначального предложения, которое было гораздо более всеобъемлющим: "позволить учению Торы доминировать среди народов мира".
    До осуществления мечты Жаботинского относительно человечества нас отделяют световые годы. Однако внедрение учения Торы в сердце народа это не только посильная, но и чрезвычайно необходимая задача. И первым шагом на этом пути должно стать возвращение иудаизма в государство Израиль.

============================

 "Разговор на щекотливую тему"

 Борис Шустеф

Среди сонма противоречий, раздирающих израильское общество, противостояние религиозных и светских евреев занимает особое место. Религиозные евреи не могут и не хотят понимать своих светских собратьев, которые в свою очередь категорически отказываются сделать шаг навстречу своим верующим согражданам.
Конечно, есть исключения и среди тех, и среди других. Но речь пойдёт не о них. И даже не о всей канве религиозно-светской несовместимости. По той причине, что иудаизм необъятен, и для того, чтобы попытаться хотя бы затронуть все существующие противоречия, придётся исписать тонны бумаги. Поэтому мы коснёмся лишь одного крошечного момента из бесконечного спора тех и других. Речь пойдёт о роли, которая должна отводиться изучению Торы.
Для религиозных евреев сама постановка вопроса несомненно звучит святотатством. Величайший знаток иудаизма РАМБАМ (Раби Моше Маймонид) написал в своей монументальной книге Мишнэ Тора': "Каждый еврей обязан изучать Тору, неважно богатый он или бедный, здоровый или больной, молодой или пожилой и слабый. Даже нищий, просящий подаяние от двери к двери и человек, который должен обеспечивать благосостояние жене и детям, должны посвящать время Торе день и ночь, ибо сказано: Ты должен изучать её днём и ночью' (Иегошуа, 1:8)".
В свою очередь многие светские евреи с пеной у рта утверждают, что "нельзя в наше время жить архаичными традициями. На старых дрожжах новый хлеб не испечёшь, а старый уже давно зачерствел и превратился в сухарики. И сколько их не размачивай полноценным хлебом они не станут". Для них Тора в лучшем случае - набор милых еврейскому сердцу ностальгических историй, чьё время давно кануло в Лету.
Причём одним из главных аргументов своего неприятия Торы они выдвигают именно тот факт, что ортодоксальные евреи изучают Тору "днём и ночью" и при этом больше ничего не делают. То есть являются обузой для государства, которое-де их кормит и поит, даёт пособия на содержание детей и освобождает от службы в армии.
Сразу же оговоримся, что под эту, назовём её "иждивенческой", категорию, подпадает на самом деле весьма незначительная часть израильских религиозных евреев. Гораздо большая их часть и работает, и служит в армии, или, иначе говоря, является абсолютно полноценной частью израильского общества. Но как это обычно бывает, на них не обращают никакого внимания, их как бы не существует. Они исполняют свою роль преданных стране законопослушных граждан, вот и прекрасно. Но зато их собратья из "иждивенческой" категории настолько режут глаза, что не только двоятся, а их численность в глазах борцов с засильем религии как минимум удесятеряется.
Мы не станем здесь выяснять, насколько правомерно называть эту категорию ортодоксальных евреев "иждивенцами". Не будем приводить примеры их бескорыстных поступков, таких, как массовая сдача донорской крови целыми классами ешив, беззаветное ухаживание за больными и престарелыми, безвозмездная широкомасштабная волонтёрная деятельность и прочие подобные вещи. Всё это в глазах их противников совершенно непринципиально. Харедим, как большинство называет ортодоксальных евреев, для них - прокажённые, которые не имеют никакой надежды избавиться от этого статуса.
Каким бы это ни показалось странным в создавшейся ситуации, виноваты и те и другие. Причём вина эта состоит в отсутствии знаний, как у тех, так и у других, а точнее в неверном истолковании иудаизма. В незнании того, что иудаизм не просто требует изучения Торы, но жизни по Торе, а значит в первую очередь труда по Торе.
Многие не знают, что недавно ушедший в мир иной крупнейший израильский каббалист Рав Кадури всю свою жизнь работал переплётчиком книг, то есть жил своим трудом, а не подаяниями или пособиями от государства. В этом нет ничего выдающегося и ничего удивительного. Наши мудрецы всегда делали упор не только на необходимость изучения Торы, но и на необходимость обладания какой-либо профессией или специальностью.
Никакой, даже самый тяжёлый или непривлекательный труд не считался зазорным для величайших знатоков Торы. Вспомним, чем занимались наши Мудрецы. Гиллель был дровосеком, Шаммай - строителем, Раби Егошуа - кузнецом, Раби Ханина - сапожником, Раби Хуна - водоносом, Раби Абба - портным. А ведь были ещё раввины-плотники, раввины-земледельцы, раввины-торговцы.
В начальный талмудический период учителя, они же раввины, не получали денег за то, что обучали учеников. Их работа, так же как и прочая общественная деятельность, считалась священной обязанностью. Только к началу 3-го века раввинам-учителям стали платить за то, что они учили чтению. Но по-прежнему считалось неприличным получать деньги за религиозные наставления.
В трактате Мишны Пиркей Авот' приводятся слова Раббана Гамлиэля, который сказал: "Прекрасная вещь - изучение Торы в сочетании с какой-либо [мирской] деятельностью. Потому что вкладываемый в обе эти деятельности труд заставляет забыть о грехе. Одно лишь только изучение Торы без работы, в конце концов, будет напрасным и станет причиной греха" (Пиркей Авот 2:2). В комментариях Талмуда к словам "причиной греха" поясняется: Тот, кто не обучает своего сына какой-либо специальности, поступает так, как если бы он учил его воровать'" (Вавилонский Талмуд, Кидушин, 29-а).
Иудаизм учит, что между "обретением знаний" и "действием" существует чётко выраженная взаимосвязь. Сын Раббана Гамалиэля Симеон сказал: "Не учение, а действие, является самым важным" (Пиркей Авот, 1:17). В комментариях к его словам объясняется, что "это высказывание выражает главную характеристику иудаизма. Оно не ставит под сомнение важную роль, которая должна отдаваться изучению Торы, так как верное действие зависит от того, что делать и как делать. Учёба особенно важна потому, что она ведёт к действию' - постановил исторический синод в Лидде в 133 году.
Цель Торы в практических действиях, а не в теоретических. Не даром говорится, что надо жить по Торе, то есть действовать по Торе. Не сами по себе знания, а применение этих знаний имеет непреходящее значение. Но это применение самих знаний возможно только при наличии этих знаний. Мидраш иллюстрирует это историей взятой из жизни двух погонщиков мулов, которые были врагами. Мул одного из них падает под грузом поклажи. Второй погонщик видит это и проезжает мимо. Но затем вспоминает, что в Шмот 23:5 сказано "Если увидишь, что осёл врага твоего лежит под ношею своею, разве оставишь его без помощи? Помоги непременно: развьючьте осла вместе". И он сразу возвращается и помогает второму погонщику. И вражда их прекращается. То есть благодаря знанию Торы, которым он обладал, он осуществил свой братский поступок.
РАМБАМ в Мишнэ Тора' пишет: "Тот, кто принимает решение изучать Тору и при этом не работать, а жить подаяниями, оскверняет Имя Б-га, позорит Тору, затеняет свет религии, наносит себе вред и лишает себя жизни в будущем мире. Ибо запрещено извлекать мирские выгоды из слов Торы. Мудрецы учат: Кто использует для своей выгоды учение Торы, уничтожает свою жизнь'".
То есть получается, что иудаизм не просто рекомендует, а требует, чтобы еврей сделал всё возможное и невозможное для того, чтобы не жить подаяниями и не быть обузой обществу. Требует, чтобы человек, изучающий Тору, не делал бы это самоцелью. Тору необходимо изучать не только для того, чтобы знать, как следует поступать в том или ином случае, а для того, чтобы самими поступками демонстрировать святость и величие нашей вечной Книги.
Нам придётся отвергнуть возражения тех, кто скажет, что изучение Торы требует человека всего без остатка, ибо у того, кто хочет серьёзно постичь мудрость иудаизма, не может ни для чего больше оставаться времени. Лучшим возражением против такого аргумента может служить жизнь самого РАМБАМа. Того самого, который написал, что решение человека жить подаяниями оскверняет Имя Б-га. И у него на это были все основания. Вот как он описывает свой рабочий день врача в письме к Самуэлю ибн Тиббону.
"Мои обязанности при дворе султана очень тяжёлые. Я обязан посещать его каждый день рано утром. И когда он, либо его дети, либо кто-то из его гарема испытывают недомогание я не могу покинуть Каир и должен оставаться во дворце большую часть дня. Так же часто бывает, что заболевает тот или иной офицер при дворе, и я должен заниматься его лечением... Я не возвращаюсь домой до вечера. К этому времени я почти умираю от голода. [Дома] в комнате ожидания уже полно людей евреев и неевреев, знати и бедняков... все, дожидающиеся моего возвращения.
Я слезаю с животного, на котором приехал, мою руки, иду к моим пациентам и прошу их потерпеть ещё немного пока слегка перекушу, это моя единственная еда за все двадцать четыре часа. Затем я занимаюсь моими пациентами, выписываю рецепты. Поток пациентов не прекращается до полуночи. Из-за страшной усталости я выписываю рецепты лёжа. Когда наступает ночь, я изнурён до такой степени, что с трудом могу говорить. В результате ни один еврей не может поговорить со мной с глазу на глаз, кроме как в субботу. В этот день вся община, по крайней мере, большинство её членов, приходят ко мне после утренней службы, когда я инструктирую их обо всём на целую неделю [вперёд]. Мы немного учимся вместе, а затем вскоре после полудня они уходят. Некоторые из них возвращаются и читают вместе со мной после минхи пока не наступает время вечерних молитв...".
Вряд ли, прочитав описание будней РАМБАМа, кто-то осмелится сказать, что он вёл праздный образ жизни. Тем более поразительно, что он нашёл время написать несколько медицинских книг, и некоторые из них в переводе на латынь изучались в европейских университетах вплоть до семнадцатого века. Однако самое потрясающее состоит в том, что этот человек, казалось бы не имевший ни секунды свободного времени, занимаясь врачеванием и будучи лидером еврейской общины Каира, написал среди прочих книг по иудаизму классическую 14-томную энциклопедию Мишнэ Тора', в которой, по сути, уместил в сжатой форме все еврейские знания из Торы, двух талмудов, мидрашей и другой еврейской литературы.
Мишнэ Тора' Рамбама - это одна из наиболее оригинальных и важных книг иудаизма и одна из наиболее легко понимаемых книг из всей раввинской литературы. Вся раввинская литература последующих семи столетий (книга увидела свет в 1180 году) была написана под огромным влиянием этого монументального труда. По сути, эта книга - хранилище всего еврейского учения со времени Моше Законодателя до времени Моше Маймонида.
Конечно, можно сказать, что Маймонид был гением и поэтому неправомерно требовать от рядовых евреев такой же отдачи в работе, какую демонстрировал он. Но ведь никто не просит рядовых евреев писать книгу равнозначную Мишнэ Тора'. И единственное, что они должны почерпнуть из примера жизни РАМБАМа, это то, что изучение Торы и активная трудовая жизнь не только не противоречат одно другому, но являются требованием иудаизма.
Тот же совет относится и к светским израильским евреям. Их воинственное неприятие иудаизма, базирующееся на негативном отношении к "тунеядствующим" харедим, смехотворно. Ибо именно иудаизм требует, чтобы человек имел специальность, занял активную жизненную позицию и жил по Торе. А это значит, что они будут иметь право критиковать своих религиозных собратьев лишь при условии, что сами ознакомятся с сокровищами иудаизма. Они будут удивлены, но их ожидает захватывающее путешествие.

(7kanal.com)

=============================

См. также:
 Прошедшая и грядущая Катастрофы
http://tsur-israel.com/index.php?newsid=976 (1)
http://tsur-israel.com/index.php?newsid=977 (2)
 КТО МЫ - НАРОД КНИГИ или "народишко пепси"?
http://tsur-israel.com/index.php?newsid=955
"Шоковый муляж" или "Ханука от эрев рав" !!!
http://tsur-israel.com/index.php?newsid=951
"Пророчество о конце дней"
http://tsur-israel.com/index.php?newsid=799
проф. Исраэль Дацковский:
Высшая справедливость
http://tsur-israel.com/index.php?newsid=677
 Воспоминания о будущей Хануке
http://tsur-israel.com/index.php?newsid=936
"Незнакомый мир харедим"
http://tsur-israel.com/index.php?newsid=359
  "Сила против силы"
http://tsur-israel.com/index.php?newsid=365
============================================================
"Всякий, кто может удержать членов своей семьи, своих сограждан или весь мир от дурного поступка, но не делает этого, считается соучастником их греха. Даже при образцовом и безупречном собственном поведении ему первому вынесут приговор, если он не исполнит своего долга помощи современникам в исправлении их путей". (Талмуд, трактат Шабат 54б,55а)

Читайте также

Оставить комментарий

Введите два слова,
показанных на изображении:*