::И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!":: (Тора, Шмот 32:26)
::Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной":: (Первая книга Маккавеев, 2:27)

"ЯРЛЫК" Ефим Майданник

  • Сообщить о ошибке
7-06-2010, 22:29 Разместил: jude Просмотров: 2 447

СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРЫ ПАВЛОВНЫ КИЛЬШТЕЙН

ЯРЛЫК

 

«Алеф» 3.9.1992 г.  (В брошюре "Раввин Меир Кахане" - стр. 49-59  -- ЕМ.)

 

В любой стране с нормальным климатом это слово имеет вполне определенный, однозначный смысл.Ярлык — наклейка на изделии, указывающая на его цену, фирму-изготовителя или название товара.
Но мы, выходцы из развалившейся империи зла, хорошо знаем, какую грозную, порой смертельную опасность таило в себе это, на первый взгляд такое обыденное и невинное, слово.Ярлык, намертво припечатанный к человеку, был зачастую не просто клеймом, а приговором.«Беспачпортные бродяги в человечестве», «убийцы в белых халатах», «враг народа» (термин, заимствованный из бурной и кровавой эпохи Французской революции), «вредитель» «и примкнувший к ним»...Ярлыки обладали огромной воздействующей силой. Подхваченные, бесконечно повторяемые и вдалбливаемые прессой в умы масс, они изменяли, ломали привычные понятия, наполняя их новым, зловещим смыслом.Так, слово «космополит», всегда означавшее «гражданин мира» — мужественный, благородный и честный человек, способный вместить в своем сердце боль и скорбь всех обитателей Земли, готовый поспешить в самую дальнюю ее точку, чтобы встать на защиту притесняемых и обиженных, — стало означать чудовище, попирающее духовные ценности страны, вскормившей его, и превратило его в чужака. И было у него еврейское лицо...Этим словом, как позже словом «сионист», очень удобно было прикрывать в ту пору еще непроизносимое «жид».Были и положительные штампы: если вождь, то «вождь народов»; если детство, то «счастливое»; если отдых, то «заслуженный», труд — «самоотверженный», а вторжение в чужую страну — «интернациональный долг» Если речь шла о партии, то — «ум, честь и совесть»... Да, был ум, изощренный, коварный, лживый, способный измыслить и осуществить под прикрытием самых благородных лозунгов деяния, неслыханные по своей жестокости, низости и лицемерию.Ну а «честь и совесть» — о них известно. Порой думалось, не функционирует ли при высших партийных инстанциях некий Институт языковых штампов, где в нужный момент вырабатывается соответствующее клеймо, ярлык, который ничем уже не смыть и который никакие доводы логики и разума не в силах опровергнуть?
Откуда же это у нас? Не оттуда ли?Мне приходилось встречать новых репатриантов, совсем «свеженьких», едва ступивших на землю Израиля, еще не разобравшихся толком в политической ситуации в стране, не знающих, «левая, правая где сторона», которые при упоминании имени р. Кахане безапелляционно и самоуверенно заявляли: «Ведь он — расист!» Что же удивительного, если даже наши маститые политики, не дав себе труда заглянуть в толковый словарь, прочно заклеймили р. Кахане этим клеймом.Для нас, евреев, расизм — не только белые безглазые балахоны, горящие кресты, суды Линча. Это -- планомерно осуществляемый геноцид, лагеря смерти, газовые камеры, гибель миллионов наших братьев и сестер, «повинных» лишь в том, что они были евреями. Это — теория, согласно которой одна нация присваивает себе право убивать во имя утверждения своего превосходства, во имя «чистоты» своей расы. Но разве р. Кахане проповедовал нечто подобное? Разве доказывал он, что евреи обладают умственным и физическим превосходством, дающим им право расправляться с другими народами и властвовать над ними?
Обвинять его в подобном — значит использовать оружие из арсенала наших недругов типа небезызвестных и довольно распространенных сейчас в СНГ «Протоколов сионских мудрецов», где говорится, что евреи паутиной оплели весь мир, считая себя избранным народом, стремятся поработить человечество, которое презирают.
Избранность нашего народа, получившего Тору, -- не в кичливом утверждении своего превосходства. Наша избранность — это обязательство, возложенное на нас Свыше, — бремя духовное и моральное.Именно это имел в виду р. Кахане. Не захват и покорение чужих народов были его целью, а сохранение своего маленького народа — от ассимиляции, от исчезновения.Так почему же это называется расизмом?Иной раз в неблагополучном коллективе, где шепчутся по углам, делясь друг с другом своим недовольством и претензиями к начальству, находится человек, осмеливающийся вслух, бесстрашно и открыто высказать то, что не решаются сказать другие.
Таким человеком был Меир Кахане. Когда он произнес слово «трансфер», от него шарахнулись и левые, и правые. Ему не давали выступать в Кнессете; горячая и убедительная речь раввина, подкрепляемая неоспоримыми доводами, шокировала высокое собрание, и его неоднократно заставляли покидать зал заседаний.
Этот человек становился неудобен.Он доказывал, ссылаясь не только на далекие исторические примеры, но и на происходящие почти ежедневно кровавые и трагические события, что евреи и арабы не могут жить на одной земле, что так называемая «национально-освободительная борьба палестинского народа» — это ничто иное, как спланированный и направляемый извне геноцид — уничтожение еврейского населения страны.Само название — «Организация Освобождения Палестины» — заключает в себе программу действия. Освобождение — от кого? Трансфер (переселение) р. Кахане трактовал не как насильственное изгнание по образцу бесчеловечной акции, проводившейся в Советском Союзе, когда в течение нескольких считанных часов целые народы выдворялись с насиженных мест и перебрасывались на снежные просторы Сибири.Он считал, что арабам, покидающим страну, должна быть выплачена солидная компенсация, чтобы они могли начать новую жизнь среди своих собратьев.
Носило ли такое мероприятие какую-нибудь карательную функцию?
Безусловно.Ибо трудно представить себе любую страну, граждане которой опасаются свободно передвигаться, рискуя на каждом шагу подвергнуться нападению убийцы — «борца за палестинское дело». Англия, Франция, Германия — эти страны, не оглядываясь на пресловутое «мировое общественное мнение», не раздумывая избавились бы от внутреннего врага, причем на менее гуманных условиях.Мне возразят, что теракты случаются и в других точках земного шара. Да, но нигде они не служат такой ярко выраженной идее, как уничтожение целого народа — коренного населения страны.
Я не сообщу ничего нового, если напомню, как на исходе Шестидневной войны, боясь возмездия, арабы бросились было вон из страны и как тогдашние руководители государства уговаривали их остаться, обещая безопасность, гражданские права и прочие блага.
Что ж, не только за грехи, но и за глупость отцов расплачиваются дети.Арабы не пожелали стать лояльными гражданами страны, хотя охотно пользуются всеми предоставленными им правами.
Но не это им нужно. Они стремятся не просто получить свое «палестинское государство» на территории Израиля (это лишь этап), их конечная цель — стереть еврейское государство с лица земли, осуществить по-своему «окончательное решение еврейского вопроса».
Думаю, что и в этом случав мир, перед мнением которого мы пребываем в неискоренимом в нас галутском трепете, будет так же равнодушен к нашей судьбе и так же безучастен, как уже было однажды...Обо всем этом громко, во весь голос, говорил Меир Кахане. Говорил ясно, горячо, афористично, не прибегая к словесной казуистике, ссылаясь на неоспоримый исторический документ, доказывающий право евреев на владение Землей Израиля, — ТаНаХ. Он предупреждал о грозящей опасности. А между тем время и «интифада» работали на него, подтверждали его правоту. Арабский террор, не осуждаемый в высоких международных миротворческих организациях, набирал силу.Лилась еврейская кровь на улицах наших городов, убийцы стали действовать в открытую. Левые закрывали на это глаза, правые были растеряны и беспомощны. Главной заботой и тех и других было — не дай Б-г, не нанести ненароком телесных повреждений пойманному террористу, еще сжимавшему в руке окровавленный нож. И если такое иногда случалось, создавались специальные комиссии для выявления и наказания виновных. Судили солдат ЦАХАЛа, снимали с постов офицеров.У тех, кто обязан был защищать свой народ, были суровыми предписаниями связаны руки.И все чаще «шептавшиеся по углам» стали говорить, пока только у своих телевизоров (ведь страшно было прослыть расистом), что Кахане прав.
Можно не разделять полностью его взгляды, но в одном ему нельзя отказать: он был защитником евреев. Казалось, этот человек вездесущ. Он появлялся всюду, где надо было оградить их, дать отпор врагам.И враги смертельно боялись и ненавидели его. К сожалению, подобные чувства испытывали и те, кто должны были быть его друзьями.Когда он неизменно приходил на похороны очередной жертвы, словно близкий, родной человек погибшего, с которым даже не был знаком, его воспринимали как символ возмездия...
Меир Кахане был опасен для врагов. И они убили его. Он пал, как воин на поле брани.Но еще до того его обрекли на политическую смерть те из его соотечественников, кто опасался соперничества неугомонного раввина.Случай беспрецедентный в демократическом государстве: р. Кахане был лишен права баллотироваться в Кнессет. Причина все та же — он «расист!» А народ таким образом был лишен права высказать свое отношение к нему лично и к возглавляемому им движению «Ках».В то время не подлежало сомнению, что в силу сложившейся и стране ситуации, на фоне все разгорающейся «интифады», Кахане получил бы не один мандат.Арабы торжествовали. Их ярый враг больше не поднимется на трибуну Кнессета.Отстранение Кахане от политической деятельности самими же евреями они восприняли не как акт демократии, справедливого беспристрастия и защиты их интересов, но как уступку, признак слабости самой государственной системы, спасовавшей перед «палестинскими борцами».А гибель его была встречена ими с нескрываемым ликованием. Трагическая смерть Кахане не смягчила сердца его преследователей: он сошел в могилу все с тем же клеймом: «расист»...И вот снова все повторилось на прошедших выборах.
Единомышленники и продолжатели дела Кахане -- движения «Кахане живет!» и «Ках» — не были допущены к участию в избирательной кампании. Мотивировка все та же: «Они — расисты!»
Но в то же время в Кнессете заседают представители тех, кто в дни Персидского кризиса плясали на крышах своих домов, приветствуя смертоносные «скады», обрушивавшиеся на наши кварталы, выходили на улицы с плакатами: «Саддам, задуши их газом!» Эти депутаты не только встречаются в обход закона с непримиримыми врагами нашего народа, они активно поддерживают пламя «интифады».Странный и болезненный парадокс, но объяснимый: это все то же галутское трепыхание перед остальным миром.Кстати, этому цивилизованному миру, живущему по законам демократии, еще предстоит в будущем кровавое столкновение с мусульманским фундаментализмом. Пока же в его глазах всегда виноват Израиль -- независимо от того, отвечает ли он ударом на удар или покорно, в угоду этому миру, сносит удары. Так надо ли еще и дальше трусливо приносить в жертву предвзятому общественному мнению своих сограждан?
Итак, движение, созданное р. Кахане, осталось за бортом политической жизни, а вернее — лишь за стенами Кнессета.
Сколько же еще должно пролиться еврейской крови, чтобы громко, во всеуслышание, прозвучало признание: «Кахане был прав!?» Чтобы был снят с покойного раввина ярлык «расист?» Мы стали жить по какому-то апокалипсическому сценарию: убита на улице женщина, убит старик, солдат, ребенок, сброшен в пропасть автобус с пассажирами, зарезаны дети, собравшиеся на праздник Пурим. Сгорела в автобусе мать с тремя детьми...Ни дня без очередного убийства!
Затем — похороны, толпа, обезумевшая от ярости и чувства бессильного гнева, крики: «Смерть арабам!» И снова — затишье.
И новое убийство. Не становится ли это нашим бытом? Не привыкаем ли мы к такому образу жизни, как привыкают, скажем, на войне жить в окопах? С той лишь разницей, что там можно отстреливаться.
Когда же на очередных похоронах в толпе провожающих, среди родных и близких, рыдающих над свежевыкопанной могилой, мелькнет желтое знамя с крепко сжатым кулаком на фоне шестиконечной звезды, чувствуешь, как сердце твое так же крепко сжимается гневом и болью.В такую минуту, кажется, будто сам Кахане, защитник каждого из нас, незримо присутствует на скорбной церемонии, вопрошая: «Доколе?» Трансфер — козырная карта в предвыборной борьбе некоторых других лидеров, считающих (и не без оснований), что это сакраментальное слово способно привлечь к ним сердца и голоса многих израильтян, которые задают себе все тот же вопрос: «Доколе же?» Но это лишь до конца выборов; затем, получив более или менее устраивающее их число голосов, эти деятели стыдливо умолкают.
Однако никто не лишает их права участвовать в политической жизни страны. Кахане не вписывался в обычные рамки политика. Человек идеи, чуждый карьеризму, он был слишком искренен, прямолинеен и слишком эмоционален. А в политике нет места эмоциям, там господствуют лишь холодный расчет и не всегда благовидные методы достижения цели.И еще: для многих наших бывших сограждан, с детства отравленных ядом атеизма, р. Кахане представлялся религиозным фанатиком, готовым путем жесткого давления заставить их следовать предписаниям иудаизма. На самом деле это было не так. Кахане, например, предлагал ввести еще один свободный от работы день, чтобы люди могли использовать его для поездок и всяких неотложных дел по дому с тем, чтобы суббота стала настоящим днем отдыха для всех. Что же в этом плохого? Разве в Йом-Кипур кто-то стоит над нами с автоматом, следя, чтобы мы не ездили, кто-то заставляет нас поститься? Конечно, нет.Но дело в том, что каждый из нас в этот день самым непостижимым образом начинает ощущать свою кровную, нерасторжимую связь со всем народом, со своими корнями, с предками, которые когда-то ходили по этой земле; с родными и близкими, погибшими в лагерях смерти, расстрелянными и сожженными лишь за то, что они были евреями.И даже считающий себя весьма свободным от религиозных традиций еврей не сядет в этот день за руль.Так почему же суббота не может стать для всех живущих в Израиле таким днем? Не по принуждению, а по зову внутреннего своего голоса?
Этого хотел Кахане.
Я давно живу в Израиле, но до сих пор не могу понять причину неприязни к этому человеку в обществе. У кое-кого его гибель вызвала злорадное торжество. Как может еврей радоваться смерти другого еврея? Что это — выражение особой любви и сочувствия к убийцам наших детей? Или стадное чувство: Кахане «модно» отвергать? Как порой бываем безжалостны друг к другу мы — маленький народ, окруженный врагами и ненадежными друзьям!
В одно недавнее утро, пробудившись ото сна, мы оказались в социалистическом государстве.Не к месту и не ко времени сейчас говорить и писать о р. Кахане.Но удивительным свойством обладает история: она раньше или позже (а иной раз, к сожалению, и очень поздно) все расставляет по своим местам, при этом события и люди обретают свою истинную цену, свои подлинные имена. И тогда — стираются ярлыки и торжествует правда. Несомненно, настанет время, когда клеймо «расист» будет стерто с имени р. Кахане — бескорыстного борца, отважного и благородного человека, еврея — далеко не самого худшего из нас.   

 

А. КИЛЬШТЕЙН (да будет благословенна ее память!)

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам , либо войти на сайт под своим именем.
На момент добавления "ЯРЛЫК" Ефим Майданник все ссылки были рабочие.

Добавление комментария

Ваше имя:*
E-Mail:*
Текст:
Введите два слова, показанных на изображении:



  • Copyright © 2008. Кахане жив, Кахане прав!
    Я желаю арабам мира и процветания — вне Израиля.
    У них есть 22 страны, у меня — только одна, и я не собираюсь её уступить!


КНИГИ, ДАРУЮЩИЕ ЖИЗНЬ

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Tорат Моше

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Партнёры
Внимание!

Все материалы используемые на данном сайте предоставляются только в целях ознакомления и не используются в коммерческих целях. Перепечатка и копирование с целью получения коммерческой выгоды запрещены!

KAX
ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЕ ЗНАНИЯ
вместо
МРАКОБЕСИЯ и НЕВЕЖЕСТВА!
Уроки Пятикнижия
ТОРА: ОТ ЯВНОГО К ТАЙНОМУ
Зов Сиона

Помощь проекту

Уважаемые посетители!
Ввиду того, что наш проект является некомерческим и не использует навязчивую рекламу, мы нуждаемся в Вашей помощи.
Если у Вас есть возможность хоть как-то помочь нашему проекту, мы были бы Вам признательны. Средства нужны для оплаты сервера и доменных адресов.
Наши счета
:

Z129923397412
Где оплатить
(по всему миру)

Опрос

Правомочна ли постановка вопроса: " Территории в обмен на мир"?



Календарь

«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Статистика