::И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!":: (Тора, Шмот 32:26)
::Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной":: (Первая книга Маккавеев, 2:27)

Аврахам Иосеф. Массовое убийство и замазывание фактов (Об убийстве доктора Баруха Гольдштейна) (Часть 2)

  • Сообщить о ошибке
30-09-2011, 12:51 Разместил: jude Просмотров: 3 470

goldstein

Продолжение..

В связи с этим, возникла напряжённость в обществе (страх перед отчётом комиссии, который обвинит всех поселенцев) и наивные подали иски в Высший Суд Справедливости ( בג"צ ), в которых просили выразить недоверие комиссии или, по крайней мере, задержать публикацию её выводов. Эти иски, конечно, были отклонены и в высшей точке напряжённости отчёт комиссии был опубликован. К удивлению многих, «только» доктор Барух Гольдштейн был обвинён в ужасном преступлении. Народ Израиля вздохнул свободно и не обратил внимания на множество противоречий, содержащихся на всём протяжении отчёта, на замазывание фактов (טיוח). По поводу же уважаемого судьи Зоаби можно сказать, что он действовал, как дисциплинированный солдат – принял огонь на себя и позволил основным силам совершить тайный тактический ход. Не прошло много времени и мы увидели уважаемого судью Зоаби в Верховном Суде. Там он – первый судья-араб. Я поздравляю уважаемого судью Зоаби с этим назначением. Он присоединился к ряду людей, которые получили вознаграждения за свои действия: следователь полиции Бахор Шитрит, который помог замазать следы в деле убийства Арлозорова, позже стал первым министром-мароканцем, член Кнессета Азми Бешара, который был использован для ускорения ухода второстепенных претендентов в выборах 1999 года (этот уход позволил победить ставленнику олигархии), а потом сделался первым Членом Кнессета-арабом в комиссии по «Иностранным делам и обороне». Господа умеют благодарить своих верноподданных.

***
Надо отметить, что имеются и другие случаи: Член Кнессета-эфиоп исполнил центральную роль (вместе с судом союза журналистов и Высшим Судом Справедливости) в замысле – не допустить награждения премией Израиля журналиста, который не нравился олигархии. Несмотря на это, после всего, этого Члена Кнессета выпихнули без всякого стыда, чтобы освободить место для более бледноликой претендентки. По поводу этого Члена Кнессета (сейчас уже бывшего), эфиопа, действует совсем другой принцип: «негр сделал своё дело ...».
* * *
Однажды поселение Элон-Морэ должно было сдвинуться со своего места по решению Высшего Суда Справедливости (בג"צ) (решение основывалось на заключении, представленном Главнокомандующим
(רמטכ"ל) в отставке Хаимом Бар-Левом). Это поселение, как и многие другие, располагалось на скалистой земле и не сдвинуло со своего места ни одного араба, но какое это имеет значение. В Израиле существуют перемещённые Икрит и Бирам, которые были изгнаны со своей земли, несмотря на то, что во время «Войны за Независимость» приняли приветливо солдат ЦАХАЛ. Эти люди не беженцы и не сидят в Ливане. Они – в стране Израиля и они не пытаются вернуть свои права силой оружия. Они используют политические или судебные методы, но кто их слышит? Поселения «рабочих движений» располагаются на плодородных землях, с которых изгнали множество арабов. Никто не сдвинет их с этих мест.
Несколько лет тому назад судили и присудили к длительному заключению высокопоставленного офицера, которого обвинили в коррупции. Его уволили из ЦАХАЛ таким образом, что лишили всех прав на пенсию (не так, как шпиона Клинберга, который незаконно получал пенсию ЦАХАЛ, находясь в тюрьме). Привлёк внимание тот факт, что с помощью средств связи этот человек был обвинён не только в коррупции, но также в ... попытке убийства и это указывает на навет (как в случаях Дерьи и Лернера). Этот человек был одним из группы коррупционеров по приказу, задачей которых было воровство засекреченных технологий в США. Когда американцы вскрыли это дело, Рами Дотана использовали, как «козла отпущения». Его судили, заперли в тюрьме, забрали деньги и права, в то время, как остальные коррупционеры, выполнявшие приказ, получили повышения в должностях. В любом случае, на основании закона и правил, этот человек должен был бы давно освободиться, в связи с сокращением наказания, благодаря «хорошему поведению». Действительно, комиссия по освобождению собирается в назначенное время и решает его освободить. Это публикуется в средствах связи. Граждане, следящие за сообщениями прессы, обращаются в Высший Суд Справедливости и он отменяет совершенно законно решение комиссии по освобождению.
Человек, который определяется средствами связи как «крайне правый», Ноам Федерман, однажды достиг временного судебного успеха. Он обратился в Высший Суд Справедливости с иском против отправки полицейских групп в Гаити (которые должны были там использоваться, как фиговый листок для американского вторжения) и Высший Суд Справедливости действительно отдал условный приказ.
Это, конечно, случай, который им невозможно принять . Высший Суд Справедливости – любимое животное (חיית המחמד) Йоси Сарида, принял решение, противоречашее позиции правительства, членом которого является Йоси Сарид?! Йоси Сарид оскалился и пустил слюну. Он угрожал Высшему Суду Справедливости. Что это они о себе возомнили?! «Мы» издадим законы, которые ... и т.д. Высший Суд Справедливости, конечно, склонился и принял решение согласное с мнением правительства.
В другом столкновении между Ноамом Федерманом и Высшим Судом Справедливости, уже не было неожиданностей. В своём иске Ноам Федерман пытался предотвратить назначение «имярека» на высокую, весьма ответственную должность. Высший Суд Справедливости отклонил его иск, сделал ему выговор и обязал выплатить судебные расходы. Во время подачи иска, руки этого «имярека» были покрыты толстым слоем крови жертв массового убийства в ибрагимовой мечети, включая и кровь доктора Баруха Гольдштейна. После того, как «имярек» получил эту высокую должность, толстый слой крови на его руках увеличился и это была кровь Главы Правительства Ицхака Рабина. Ицхака Рабина уже нельзя вернуть к жизни. Однако было бы разумно, чтобы Государство Израиль принесло извинения Ноаму Федерману и вернуло штраф, наложенный на него, за попытку защитить Главу Правительства от кровавого убийцы.
* * *
Что касается ответственности самой комиссии, то существует правило судопроизводства, согласно которому, каждый человек считается невиновным, до тех пор, пока суд не определил иначе. Это правило не было применено в отношении доктора Баруха Гольдштейна. Ни один суд не обвинил его и, несмотря на это, комиссия
отнеслась к нему, как к убийце (стр.15 «согласно показаниям некоторых свидетелей из молящихся мусульман и согласно обстоятельным свидетельствам, представленным комиссии, стрельбу осуществил доктор Барух Гольдштейн»; стр 222: «Доктор Барух Гольдштейн несёт прямую ответственность за массовое убийство, т.к. свидетельства однозначно указывают на то, что он это совершил». И ещё, «каждый этап действий, его приготовления, его поведение утром 25 февраля 1994 года, а также общие идеологические разговоры, которые он вёл с другими людьми ( к примеру, споры с Меиром Лапидом (свидетельство 1088) и интервью, которое он дал иностранному корреспонденту в начале февраля 1994 года (свидетельство 1092) указывают на то, что он планировал заранее свои действия)».
Мы уже видели, что свидетели, на показаниях которых основывается комиссия, были в шоке, как сообщает сама комиссия и они не были знакомы ранее с доктором Барухом Гольдштейном лично.
Обстоятельные доказательства, на которые ссылается комиссия – наиболее проблематичны; указания комиссии на идеологичесие разговоры и газетные интервью не вызывают доверия. Комиссия определила, стр 213, опираясь на прецедент, «комиссия не суд, выносящий кому-то приговор»; однако приведённые ею тяжкие выводы, очерняющие доброе имя человека, помогающие определённым заинтересованным лицам обвинить целое сообщество, были сделаны без честного суда, без того, чтобы дать возможность членам семьи доктора Баруха Гольдштейна защитить его доброе имя с помощью адвоката, который бы представлял его перед комиссией.
Очень возможно, что по мнению комиссии, не было никакой необходимости доказывать вину доктора Баруха Гольдштейна, т.к. его вина уже была установлена средствами связи, которые с превой же минуты провозгласили его убийцей! К ещё большему несчастью, вина была определена правительством без всякого расследования в его заявлении через несколько часов после события. Это решение, действительно, заранее предписало выводы комиссии.
Итак, что можно сделать сейчас?!
Действительно, комиссия – это не суд, и нельзя подать апелляцию по поводу её решений. При всём этом, она – судебная инстанция и заинтересованные круги имеют право использовать её необоснованные заключения по поводу доктора Баруха Гольдштейна. В связи с тем, что комиссия является судебной инстанцией и двое её членов – весьма уважаемые судьи, нельзя подать против членов комиссии иск по поводу клеветы или ущерба.
Пишущему эти строки кажется, что члены семьи доктора Баруха Гольдштейна могут, если захотят, подать иск о клевете против Государства Израиль, которому служила данная комиссия. С помощью государственных монопольных средств связи ( которые обвинили доктора Баруха Гольдштейна с первой же минуты) и решений правительства ( которые предшествовали выводам комиссии и на деле заренее их предписали) оно очернило имя доктора Баруха Гольдштейна и позволило заинересованным кругам продолжить чернить и обвинять целые сообщества.*
*Можно было бы вчинить иск Государству Израиль в американском суде (т.к. доктор Барух Гольдштейн был гражданином США) или в международных судебных инстанциях. В последнем случае имеются два повода: лишение права на жизнь доктора Баруха Гольдштейна и организация преступления против человечества (массовое убийство молящихся мусульман).
Пишущий эти строки не заблуждается по поводу шансов такого иска.
Вместе с тем, подобный иск может пробудить общественный интерес и привести к выяснению причин, скрывающихся за этим страшным преступлением.
Конфликтующие стороны, называемые «национальный лагерь» почему-то выглядят заинтересованными более всего в уважительном отношении и сохранении частного поселенчества, а не в захвате узд власти с помощью демократии. Кажется, что эти стороны предпочитают подкапываться под компетенцию властей, а не вносить свой отпечаток в характер Государства Израиль.
Кого волнует судьба человека, которого зверски убили, а после этого обвинили в массовом убийстве, кого волнует судьба его семьи, кого волнуют судьбы людей, кладущих свои жизни на алтарь национальных интересов? Максимально возросло пустословие честолюбивых политиканов.
« Национальный лагерь» может властвовать и руководить желанной демократией, если не станет более раболепствовать перед олигархией и её институтами власти, чтобы быть принятым в их компанию. Не будет просить создания параллельной олигархии из мелких частных хозяйств, в которых будут властвовать «национальные политики» - слабое утешение, которое им оставит большая левая олигархия. Национальный лагерь будет достоин своего имени только тогда, когда заявит о себе открыто, без страха и осмелится, в конце концов не принимать, как само собой разумеющиеся, ложные установки правящей олигархии и её институтов власти.
И это – первый экзамен.
Осмелятся ли политики, которые определяют себя как «национальные», и их сторонники собрать деньги на судебный процесс, который заранее можно считать проигранным в израильской судебной системе. Само осуществление такого процесса может вернуть доброе имя доктору Баруху Гольдштейну, его семье и обществу, которое обвинили в связи с массовым убийством в Хевроне?
Шансы ничтожны.


часть 6(пропущенная)


Офицер полиции Сегал Барух не отмечает в своём отчёте (стр.307 – 309) попадания пуль в пол или в циновки, покрывающие его. Этот факт указывает нам на два обстоятельства: одно, по поводу пуль, а второе, по поводу осколков. По поводу пуль: отмечены попадания в стены и памятники, а не в пол ( стр.308, параграф ד) и это указывает на то, что траектории пуль, попавших в молящихся, не были диагональными,
сверху вниз (если вообще это было), с высоты роста доктора Баруха Гольдштейна (1.92м.) в направлении преклонившихся молящихся мусульман, а горизонтальными. По поводу осколков собранных с пола (стр.309, параграф יא): тот факт, что эти осколки, отражённые от тел пострадавших, не оставили следов на циновках, свидетельствует о том, что сила удара осколков была незначительной и не даёт возможности объяснить большое число пострадавших с помощью «легенды о разрывных пулях». Теперь осталось лишь две возможности.
В обоих случаях доктор Барух Гольдштейн, по-видимому, был призван на службу (למילואים) ночью и он поспешил явиться в назначенное место. Он поговорил с солдатами, с молящимися евреями;
они засвидетельствовали, что он был спокоен и сказал, что он находится на службе. После этого он вошёл в зал Йосфия. С этого момента пути расходятся. Согласно первой версии, его убили сразу (*), а в молельный зал мусульман зашёл двойник, который расстрелял молящихся. Стреляли также из дверей зала Йосфия. После этого произошла быстрая замена стрелявшего на тело убитого, над которым издевались мусульмане. Вторая версия следующая: доктор Барух Гольдштейн получил незаконный приказ – стрелять в граждан - и он исполнил этот приказ. В связи с тем, что он был неопытен с стрельбе, большинство его пуль попало в стены (часть из этих попаданий была потом замазана в процессе «починки», которую видел офицер полиции Сегал Барух при втором посещении места происшествия (стр.308, параграф ד)) и в огнетушители (стр.36 – версия, которая не была проверена и её доказательства исчезли, стр. 42/3). Эта неэффективная стрельба прикрыла эффективный огонь из двери зала Йосфия. После этого из дверей зала Йосфия появился захвативший (הלוכד) и, возможно, что его предварительное знакомство с доктором Барухом Гольдштейном позволило ему приблизиться к последнему, не вызывая его подозрений. Захвативший, вместе с «боевым родственником»
("קרוב משפחה" לוחמת) забрали оружие из рук доктора Баруха Гольдштейна, убили его и бросили труп гневной толпе.
(*) Необходимо отметить, что тело доктора Баруха Гольдштейна, а также тела убитых мусульман не подверглись посмертному вскрытию, так что нет никакой возможности установить причину их смерти.
* * *
Мне скажут, кто ты такой, что выступаешь с утверждениями против мнения уважаемой комиссии, все члены которой весьма уважаемы и среди них особо уважаемы двое судей ?! Согласятся ли такие люди на замазывание фактов?!
Не приводя пока своего мнения по поводу такого тонкого дела, я могу ответить, что действительно, эта комиссия обязана была сказать неправду, т.к. она питалась из сомнительных источников, которые принимала без всякой критики.
Я приведу пример, который совсем не связан с происшествием, но, несмотря на это, приводится в отчёте, потому что речь идёт о порядке, установленном в этом месте, когда пересекаются праздники евреев и арабов.На стр.110, параграф 4,описывается порядок, принятый в случае совпадения «ид эльфитер» или «ид эльадха» с «йом-ха кипурим». Это – странное высказывание. Речь не идёт о сравнении календарей евреев и мусульман, а об указаниях чиновников. Уважаемые члены комиссии, в высоком уровне которых никто не сомневается, четверо евреев и один араб не обратили внимания на то, что согласно написанному в их же отчёте (мусульманский год – лунный, стр 116, и «ид эльфитер» отмечается в конце месяца рамадан, стр.115), «ид эльфитер» никогда не попадёт на начало еврейского месяца и никогда не совпадёт с «йом кипур». Только «ид эльадха», который отмечается через 70 дней после «ид эльфитер» (стр.116) может совпасть с «йом кипур», если «ид эльфитер» попадёт на месяц ав. Комиссия получила недостоверную информацию и повторила её механически, не высказав своего мнения, хотя согласно высокому уровню её членов, должна была это сделать. Но это – курьёз.
Судья Агранат, который стоял во главе комиссии по расследованию провалов войны «йом-ха кипурим», дал интервью незадолго перед своей смертью и открыл соображения, которыми он руководствовался,
когда возложил всю ответственность на военное руководство и обелил политических руководителей. Он не хотел в тяжёлый час оставить страну без руководства. Не такими были соображения комиссии Кахан
(קאהן), которая расследовала события Сабры и Шатилы. Тогда она возложила тяжёлую ответственность на тогдашнее руководство страны и разрушила политическую карьеру Ариеля Шарона. Не надо удивляться. Руководство страны во время Ливанской войны не было легитимным, оно не было «из наших». Документы, с помощью которых
Ариэль Шарон мог бы защититься от обвинений, остались в тайне. В противоположность этому, документы, доказывающие ответственность высоких должностных лиц за ужасное убийство Рабина, остались и они...в тайне, так что эти лица наслаждаются анонимностью.
На стр.160 отчёта приводится интересный отрывок, который совершенно не связан с массовым убийством в Хевроне, а указывает на мотивы, определяющие политику в Израиле. Нам рассказал Таль Шиф о «травмирующем переживании», по его словам, которое он испытал в военном суде в начале семидесятых годов, когда против некого израильтянина было выдвинуто обвинительное заключение. По его словам: «Это была попытка превратить процесс в политический суд с приглашением в свидетели министра обороны, с политическими заявлениями, с концентрацией внимания средств связи на политических темах». Подобное невозможно в наши дни. Решение было найдено после многих проб и ошибок и оно состояло в том, чтобы превратить политических оппонентов в криминальных преступников с помощью согласованных действий средств связи, полиции, прокуратуры и судебной системы.
Первой ласточкой в опробовании данного метода была публикация в средствах связи информации (источник которой контрразведка) о долларовом счёте Леи Рабин. С помощью этого крохотного нарушения
его жены, была разрушена на долгие годы политическая карьера Ицхака Рабина. Но это действительно были детские игры. В тот период средства связи ещё могли сообщать о коррупции олигархов и полиция расследовала, и прокуратура подавала обвинительные заключения, и суды наказывали. Но не сейчас. Сейчас все публикации средств связи, все расследования полиции и все рекомендации прокуратуры обращены лишь в одном направлении. Действительно, иногда навет может быть успешным в суде (случай Дерьи), а иногда и провалиться (случай Неемана), однако политическая карьера человека рушилась всегда! И это, в то время как с второй стороны (правильной) все – ангелы.
В связи с таким развитием событий, очень важными были два отвратительных происшествия: массовое убийство в Хевроне и убийство Рабина. Общие линии обоих событий: за ними стоял один и тот же человек и оба события расследовались комиссиями, во главе которых стоял один и тот же судья. В обоих этих преступлениях ответственность пала на невинных людей, которых подставили, и в обоих этих случаях преступления использовались, как горючий материал для политического подстрекательства. Надо уточнить: в обоих случаях судебная установка такова, что речь идёт об одном исполнителе, подстрекательство же осуществляется средствами связи.
В любом случае, до тех пор, пока судебная система не откроет правды, а служит олигархии, она исполняет роль звена в системе уничтожения демократии, отмены свободы слова и мнений.
После массового убийства в Хевроне, комиссия, возглавляемая уважаемым Президентом Верховного Суда (прежднее название) Шамгаром, представила превосходные, сами по себе, рекомендации по обеспечению безопасности молящихся в ибрагимовой мечети. Она не занималась человеком, который стоял за массовым убийством. И вот, рекомендации реализованы с блестящим успехом. Человек продвинулся, и на его счёт записано (как его достижение или провал, в зависимости с какой стороны посмотреть!) ещё одно страшное преступление. И по этому поводу была назначена комиссия по расследованию во главе с уважаемым Президентом в отставке Шамгаром, которая... представила превосходные рекомендации по обеспечению безопасности Главы Правительства. На сей раз этот человек уволился, но наказан не был. Он продолжает с успехом давать советы по вопросам безопасности, выступать с политическими заявлениями, которые помогают власти олигархии.
По поводу комиссии, которая расследовала массовое убийство в Хевроне. Её заключения уже 25.2.1994 года записаны в решениях правительства, приведённых на стр. 106:
«1.ה Министры и юридический советник правительства на своём заседании внесли предложение о различных шагах в борьбе с израильскими гражданами крайних взглядов, которые являются подстрекателями на территориях.
2.Правительство заявляет, что эти граждане самым тяжким и опасным образом нарушают общественный порядок. Необходимо предпринять все законные средства, чтобы затормозить и обуздать их.
3. В связи с еврейским террором, акт которого произошёл сегодня утром в Хевроне, нельзя пренебречь известным влиянием подстрекательских выступлений, которые слышны время от времени и угрожают благополучию населения (...)
ז. Правительство твердо в своём намерении продолжить усилия в достижении мира и продвигать переговорный процесс всеми средствами».
Вот оно: через считанные часы после происшествия, правительство уже провозгласило без всякого расследования, что произошёл «акт еврейского террора». Комиссия не могла установить иное. Кроме того, открытое заявление правительства о намерении использовать это ужасное происшествие для обуздания «крайних» и продвижения «мира», превратило комиссию в резиновую печать (חותמת גומי) без всякой возможности выяснить правду.
Уравновешенный человек, от которого никто не ожидал парадоксальных действий, вдруг предстал, как массовый убийца и тут же обвинение пало на всю общину. Сразу после происшествия Йоси Сарид сказал по этому поводу, что он не желает говорить с жителями города, главный врач которого – убийца (доктор Барух Гольдштейн не бы «главным врачом») Если он совершил такое, то каждый поселенец, каждый религиозный еврей, каждый национально настроенный человек является потенциальным убийцей. Он – отвержен, он находится вне легитимного лагеря.
* * *
Перед публикацией отчёта комиссии Шамгара по расследованию массового убийства в Хевроне, случилось нечто неожиданное - уважаемый судья Зоаби публично выразил свою враждебность к поселенцам. Это недопустимо. Судьи не дают интервью средствам связи и, конечно же, не по вопросам, находящимся в процессе расследования! Профессионализм уважаемого судьи Зоаби никто не ставит под сомнение и поэтому совершённое им действие вызывает удивление.

Комиссия предприняла большие усилия, чтобы посеять сомнения в достоверности заявления арабов - свидетелей, на котором они упрямо настаивали, что во время происшествия в зале было два или три стрелявших. Так, по поводу свидетельства Абдель Хафез Салмана Алджабли (стр 37. параграф 4) комиссия объясняет это тем, что «Гольдштейн менял свою позицию» во время стрельбы. Свидетель Хаджи Ахмад Насер(стр.39/40, параграф 13) заявил, что видел блеск конца ствола оружия, выступающeго из двери, разделяющей зал Аврахама (там находились молящиеся евреи) и зал Ицхака; хотя, по заявлению комиссии этого блеска вовсе не было. Действительно комиссия права, когда заявляет на стр. 225, что молящиеся арабы находились в шоковом состоянии и вполне возможно, что они хотели- сознательно или нет – возложить ответственность на солдат и поселенцев. Однако, нельзя отвергать возможность того, что заявления свидетелей-арабов верны хотя бы частично. Как верно отмечает комиссия на стр.225, стрельба со стороны главного входа в зал Ицхака была невозможна (там находились солдаты) т.к. , если бы действительно стреляли оттуда, молящиеся мусульмане не спасались бы, устремившись именно в направлении этой двери; невозможно также предположить, что стрельба велась из закрытой двери зала Аврахама, т.к. там нет никакого отверстия. Очень возможно, что указание на направление стрельбы от этих дверей возникло из-за желания свидетелей, сознательного или бессознательного, возложить ответственность на солдат и поселенцев. Дополнительно же остаётся возможность, что стрельба велась из третьей двери, из зала Йосфия, которая была открыта по показаниям свидетеля Иосар (Йосри) Махмуд Мусы Джамаля на стр.35, параграф 1, несмотря на то, что начальник этого участка майор (רס"ן)Стельман закрыл задвижку двери вечером предыдущего дня (стр.46). Как известно, зал Йосфия был совершенно пустым и, таким образом, свободен для подозрительных действий.
Из показаний свидетелей возникло дополнительное дело – дело о наушниках, которые носил стрелявший. Несколько свидетелей описывают стрелявшего в наушниках; так, к примеру, свидетель Хамис Абдель Халек (стр.37, параграф 5) «Высок. Одет в воинскую форму. Каска на голове. Наушники чёрные. Наушники, закрывающие уши». Надо отметить, что доктор Барух Гольдштейн не носил каску и она не была найдена на месте происшествия. Свидетель Хаджи Ахмед Насер заявил, что видел доктора Баруха Гольдштейна перед входом в зал Ицхака, когда он стоял (и разговаривал?) с другими солдатами и поселенцами и на его ушах были наушники (стр.40) – это маловероятно, как отмечено комиссией, т.к. наушники помешали бы ему слушать. Солдаты и молящиеся евреи не видели наушники на докторе Барухе Гольдштейне перед стрельбой (стр.41) и комиссия могла бы не принять версию арабских свидетелей, но на стр.41 она отметила: «В связи со всем сказанным, можно сделать вывод, что Гольдштейн носил наушники – для затыкания ушей во время стрельбы, но не перед стрельбой». Причиной этому явился смущающий факт, приведённый там: «Наушники (белого цвета) действительно были найдены, после нахождения тела Гольдштейна, на ремне его оружия, обнаруженном под шкафом, где хранились священные книги мусульман в южной части пещеры (показания полицейского сапёра Меира Коэна – вещественное доказательство 43). Из этого следует, что существование наушников доказано и их принадлежность Гольдштейну вытекает из обстоятельств». Речь идёт о центральном осложнении в отчёте комиссии и создании «легенды наушников», которая по важности не отличается от «легенды разрывающихся пуль»,
которая обсуждалась выше.
Находка оружия описана на стр. 48 следующим образом: «После того, как оружие было отброшено, кто-то обернул его коричневым одеялом и спрятал под шкафом священных книг в зале Ицхака. Когда сведения об этом достигли армейских чинов, произошло то, что описано выше – сапёр полиции, который развернул одеяло, взял оружие (которое было ещё горячим) и передал его следователям полиции, которые передали его в отдел криминальной идентификации.
В отчёте же, представленном офицером полиции из отдела криминальной идентификации Сегалом Барухом (стр.307-309) всё описано совершенно иначе: «Под книжным шкафом, расположенным у юго-восточной стены, я увидел ружьё типа «Галиль», обёрнутое в коричневый халат» (стр. 308, параграф יא). Офицер полиции Сегаль Барух называет в своём отчёте имена полицейских, которые сопровождали его при посещении места происшествия, но сапёр Меир Коэн не упоминается; кроме того он заявляет, что сам видел оружие, обёрнутое в коричневый халат, под книжным шкафом. Из всего этого совершенно неясно, кто нашёл это оружие: сапёр без имени со стр. 48, сапёр Меир Коэн со стр. 41 или офицер полиции Сегал Барух со стр. 308. Кроме того, офицер полиции Сегал Барух в своём отчёте подробно пересчитывает все вещественные доказательства, которые он нашёл, но среди них нет наушников. Особенно удивляет язык комиссии на стр.41, когда она говорит «о ремне оружия Гольдштейна, который был найден после обнаружения тела» и из этого следует, что ремень оружия (с наушниками) был обнаружен отдельно от оружия и позднее. Но есть ещё кое-что. Доктор Барух Гольдштейн, по заявлению комиссии, был убит самым жесточайшим образом – толпа мусульман размозжила его череп. Пострадали ли из-за этого наушники, расположенные на его голове? В отчёте комиссии нет никакого намёка на это.
Наушники, которые видел свидетель на стр. 37 были чёрными, а наушники, которые были найдены, стр.41, были белыми. Мы можем себя спросить, каким образом изменился цвет наушников с чёрного на белый или наоборот, однако, это действительно второстепенная деталь в сравнении с тем, что будет дальше. Мы уже отмечали, что согласно отчёту ( и расхождений между его разными частями) ремень оружия (с наушниками) был обнаружен там же, где и оружие, но позднее, и у этого сомнительный запах. Место, где было найдено оружие (и позднее также ремень с наушниками) наиболее удалено от места, где было найдено тело (см. эскиз на стр. 259). Наушники не были найдены на теле и не вблизи от него, а в отдалённом месте и привязанные к ремню оружия. Заявляет ли комиссия этим, что во время убийства (רציחתו) доктора Баруха Гольдштейна, он или его убийцы, или они все вместе, или каждый в отдельности позаботились снять осторожно наушники с головы убиваемого, привязать их к ремню оружия и хорошо их спрятать под шкафом, который находился в другом конце зала? Существует возможность, что после того, как было найдено оружие, кто-то позаботился положить в том же месте и ремень с наушниками. В любом случае, тот факт, что наушники не были найдены на теле и не вблизи него, а в отдалённом месте привязанными к ремню оружия, ясно указывает на то, что стрелявший, который носил чёрные наушники и которого видел свидетель,стр.37, был не доктор Барух Гольдштейн, а другой человек, прикрывшийся его именем
(שלבש את זהותו).
* * *
Отчёт офицера полиции Сегала Баруха, который посетил место происшествия, содержит подробное описание, от которого волосы становятся дыбом, того, как издевались молящиеся мусульмане над телом доктора Баруха Гольдштейна: брызги крови на соседней стене достигли двухметровой высоты (стр.308, параграф ט). Не было сделано никаких усилий обнаружить тех, кто совершил это преступление.
Я не обвиняю молящихся мусульман, они сделали то, что казалось им естественным, когда им в руки попал еврей, израильтянин, поселенец и солдат (доктор Барух Гольдштейн был и евреем, и израильтянином, и поселенцем и солдатом) и ещё тот, который, по их мнению, совершил в данный момент тяжкое преступление против них. Я сетую на двойные мерки, которые применяются к разным сообществам, на господствующее лицемерие. Не я должен был задать гипотетический вопрос: что бы случилось, если бы евреи совершили подобное с захваченным арабским террористом, или с его телом. Всем известно, что случилось с евреем по фамилии Школьник, который убил террориста, после того, как тот был арестован – тут же последовал донос, который немедленно был опубликован всеми средствами связи и человек был наказан пожизненным заключением.
Комиссия, конечно, понимает справедливые чувства еврейских жителей, но никто не несёт ответственности за их пролитую кровь. Их выступления приводятся подробно на стр.157/8 и от 194 до 197. Кроме того, комиссия понимает трудности, связанные с соблюдением законности в среде арабов (стр.197 параграф ז), но она не предлагает никакого решения этого вопроса, и поэтому она цинично требует полностью соблюдать всю тяжесть закона в отношении евреев, не обращая внимания на то, что арабы регулярно нарушают его. Необходимо, соблюдая равенство, решительно следовать закону, применяя его против каждого, кто его нарушает, и никто не может ссылаться на то, что возникла другая ситуация, что преступник не задержан или не привлечён к суду. Нет такого принципа, который позволил бы судить и наказывать преступников только на основании порядка совершения преступления (стр.244/5). Ты слышишь, Барух?
В отношении евреев необходимо соблюдать закон. Конечно, и в отношении арабов нужно это делать, но трудно. Закон – един для всех,но соблюдают его лишь в отношении одной стороны.
В отчёте офицера полиции Сегала Баруха, стр.308, параграф ח, сказано: что «рядом с телом были рассеяны покрытые пятнами крови металлические прутья с квадратным сечением, огнетушители и обломки трости для ходьбы». Нет намерения сказать, что кто-нибудь, вооружённый тростью для ходьбы, старый человек или инвалид сможет победить того, кто открыл смертельный огонь из автоматического оружия! Также и металлические прутья и огнетушители недостаточны для этого. Однако же комиссия на стр. 47/8 снабжает нас описанием захвата и убийства доктора Баруха Гольдштейна следующим образом: « согласно собранным свидетельским показаниям, в то время, когда Гольдштейн хотел поменять магазин оружия, напал на него один из молящихся мусульман, заявление которого находится в наших руках, обхватил его сзади и выхватил из его рук оружие, которое было раскалено. Родственник того, кто захватил Гольдштейна, стоял рядом с ним и опасался осложнений. Он отобрал оружие и бросил его на землю. На этом этапе, когда Гольдштейн оказался уже без ружья, на него напали несколько молящихся, избили его и убили с помощью огнетушителей и железных прутьев, которые использовались как опора ширм, находящихся в этом месте постоянно». Я привёл этот отрывок целиком. На протяжении всего отчёта комиссия очень старается вызвать сомнения в показаниях свидетелей-арабов и кроме прочего заявляет – что является правдой -, что эти люди находились в шоковом состоянии в связи с травмирующим событием, которое они пережили.И вот, есть человек, который не был в шоке, по заявлению комиссии, проявил хладнокровие, находчивость, мужество, способность принимать решение и физическую силу( речь идёт о захвате человека, который был огромным по размеру тела и, как он сообщил, стрелял в этот момент убийственным огнём из автоматического оружия). Следовало бы попросить у захватившего (הלוכד), обладателя перечисленных выше качеств, несколько разъяснений по вопросам, оставшимся открытыми, в связи с низкой достоверностью показаний свидетелей. Например: вопрос о присутствии других стрелявших, о пути, по которому вошёл (если действительно) доктор Барух Гольдштейн в зал, где совершил преступление и другие. Эти вопросы не были заданы.
Если мы уточним язык отчёта, то можем поспорить, что захвативший совершенно не появился перед комиссией: « его заявление находится в наших руках». Вот, захвативший передал своё заявление неизвестному, который передал его в руки комиссии, которая не потребовала никаких объяснений по этому поводу. В многих свидетельских показаниях арабов перед комиссией нет никакого намёка на знакомство с захватившим и даже у охранников ВАКФа, которые должны были знать всех молящихся. И ещё, этот загадочный человек, который совершил, по его словам, геройский поступок, должен был бы считаться героем в глазах своего народа и средств связи, международных и, особенно, израильских; но мы о нём ничего не слышали. Этот иммунитет нам хорошо известен. Он предоставляется работникам тайных служб.Отметим ещё интересный факт, что захвативший действовал, если поверить его словам, по правилам, которые обязуют наши силы безопасности действовать против стреляющих поселенцев: подойти сзади, подождать, когда закончится магазин, и тогда забрать оружие из рук стрелявшего ( обсуждение этого в разделе «указания по открытию огня» стр.201 до 211).
Теперь можно задать дополнительные вопросы. Человек описан, как молящийся мусульманин, но в тот момент молящиеся мусульмане находились в зале под смертельным огнём автоматического оружия, стрелявшего им в спины; даже если захвативший (הלוכד) был самим Джеймсом Бондом, можно предположить , что он не был сделан из стали. Как удалось ему, в эти 90 судьбоносных секунд зайти за спину стрелявшему, стр 16, который стоял спиной к стене (см. схему на стр 259), в которой расположены три входа?! Быть может захвативший (הלוכד) вошёл из одного из этих входов. Не из главного входа (т.к. там были солдаты), не из зала Аврахама (т.к. там были молящиеся евреи), а из зала Йосфия, который был пуст якобы по указанию ВАКФа или был освобождён в связи с этим для подозрительных действий?

 


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам , либо войти на сайт под своим именем.
На момент добавления Аврахам Иосеф. Массовое убийство и замазывание фактов (Об убийстве доктора Баруха Гольдштейна) (Часть 2) все ссылки были рабочие.

Добавление комментария

Ваше имя:*
E-Mail:*
Текст:
Введите два слова, показанных на изображении:



  • Copyright © 2008. Кахане жив, Кахане прав!
    Я желаю арабам мира и процветания — вне Израиля.
    У них есть 22 страны, у меня — только одна, и я не собираюсь её уступить!


КНИГИ, ДАРУЮЩИЕ ЖИЗНЬ

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Tорат Моше

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Партнёры
Внимание!

Все материалы используемые на данном сайте предоставляются только в целях ознакомления и не используются в коммерческих целях. Перепечатка и копирование с целью получения коммерческой выгоды запрещены!

KAX
ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЕ ЗНАНИЯ
вместо
МРАКОБЕСИЯ и НЕВЕЖЕСТВА!
Уроки Пятикнижия
ТОРА: ОТ ЯВНОГО К ТАЙНОМУ
Зов Сиона

Помощь проекту

Уважаемые посетители!
Ввиду того, что наш проект является некомерческим и не использует навязчивую рекламу, мы нуждаемся в Вашей помощи.
Если у Вас есть возможность хоть как-то помочь нашему проекту, мы были бы Вам признательны. Средства нужны для оплаты сервера и доменных адресов.
Наши счета
:

Z129923397412
Где оплатить
(по всему миру)

Опрос

Правомочна ли постановка вопроса: " Территории в обмен на мир"?



Календарь

«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Статистика