Иудея может игнорировать общепринятые моральные нормы. Следуя еврейской этике о справедливом возмездии, она может жестко реагировать на враждебные действия иностранцев и приводить к ответственности террористов и врагов из числа палестинцев. Следуя Торе и еврейской этике, Иудея может проводить политику религиозного разделения и переселения арабов, что позволит себе не каждое светское государство и не будет трактоваться как еврейский расизм. Она запретит смешанные браки и не позволит другим религиям строить места поклонения – в конце концов, в Ватикане нет синагог.

Талмудический закон позволит отказаться от тюрем в еврейских поселениях, вместо них вводя быстрые наказания и очень редкие казни. Многие против смертной казни не потому, что считают, что определенные преступники не заслуживают смерти, а потому, что судьи иногда ошибаются. Должным образом организованный процесс в Синедрионе настолько строг, что ошибки маловероятны. Еврейский суд не принимает косвенные улики. Например, если свидетель видел, что некий человек зашел в дом, из дома донеслись крики, затем этот человек вышел из дома с окровавленным ножом, и после этого в доме был найден труп, то такой свидетель будет отклонен, потому что не видел само убийство. Судейские ошибки имеют место во всех судебных системах, но количество ошибок, совершенных по талмудическому законодательству, не идет ни в какое сравнение с мириадами лет, которые совокупно люди Запада провели в тюрьмах по ложным обвинениям и вымышленным преступлениям, не нарушающим библейские нормы. Основная проблема талмудического закона не в чрезмерной жестокости наказания, а в практической невозможности осуждения из-за множества требований к обвинению. Необходим пересмотр защитных мер, внедренных чтобы сохранить лицо в те времена, когда еврейские суды Диаспоры не обладали уголовной юрисдикцией. Раввины, не имевшие возможности осуждать преступников, законодательно защитили преступников, чтобы оправдать свое бездействие. Проблема правосудия мало актуальна для такого глубоко религиозного общества, как Иудея, где существует еврейская этика, где нет изгоев, которых можно ненавидеть и преследовать. Правильный талмудический процесс лишь теоретически оставляет место для смертной казни для извращенцев.

Есть иудейский запрет мерзостей, начиная от порнографии и заканчивая идолопоклонством – но еврейская этика не нарушает свободы самовыражения. Это примерно как законы районирования на Западе. Еврейским поселенцам не запрещается смотреть упомянутые вещи вне Иудеи, однако Обетованная земля должна содержаться в ритуальной чистоте. Эта идея лежит в основе библейского выражения «удаление от зла», которое не обязательно означает убийство нарушителя.

Иудея не будет терпимой, но ведь и в ресторанах существуют требования к одежде, государства наказывают за осквернение флага, и в немногих семьях не разрешается ругаться. Светские государства насаждают мириады этических запретов: проституция, азартные игры, обнажение в общественных местах и многие другие, нарушение которых часто ведет к жестокому, непропорциональному наказанию. Иудея будет небольшой по размеру, так что недовольные всегда смогут уехать.