::И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!":: (Тора, Шмот 32:26)
::Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной":: (Первая книга Маккавеев, 2:27)

МЕИР КАХАНЕ - БИОГРАФИЯ Ефим Майданник (глава вторая)

1-08-2012, 16:13 Разместил: jude Просмотров: 3264

3 Ноября 2001
 
Глава 2
Под арестом


“И разгневались сановники на Ирмиягу, и избили его, и посадили его в темницу в дом Йонатана, писца, потому что его превратили в темницу. Когда Ирмиягу попал в подземную темницу и в камеры и когда просидел там Ирмиягу долгие дни”.
(Ирмиягу 37:15-16)


Я не убоюсь зла
(Заявление рабби Кахане в суде в Америке перед вынесением ему приговора)

“Когда мне было пять лет, меня впервые отвели в школу изучать Тору. Я продолжал учебу до двадцати трех лет. За эти девятнадцать лет я узнал многие вещи. Я считаю, что на вопрос: ‘Что такое еврей и какова основа его существования?’, нужно отвечать: ‘Любовь, которую он испытывает к другому человеку’. Это легко сказать... любить своего собрата-еврея означает делать то, что следует делать...

Мне не доставляет удовольствия быть здесь, стоять перед судьей, человеком из плоти и крови. Меня не радует предстоящая отсидка в тюрьме – это вполне возможно. Я уверен – настанет день, когда мне придется предстать перед другим ‘судьей’, и рядом с Ним будет много других душ. Я думаю, что эти души, стоящие рядом с Ним, задают каждому, каждому еврею вопрос: ‘Где ты был, когда мы просили, кричали о помощи?’ Это будут души евреев, погибших в европейской Катастрофе, и среди них – души русских евреев. Мне самому хотелось бы быть уверенным, что я смогу ответить: ‘Я был там, я делал все, что можно, я пытался делать все, что я мог’. Независимо от того, отправят меня в тюрьму или нет, я буду продолжать делать то, что является моей обязанностью...”.


“И сказал я себе: не стану больше напоминать о Нем и не буду говорить именем Его”

После одного из первых арестов рабби Кахане в Израиле его продержали в заключении в течение длительного периода, не объяснив причины. Рабби привык к арестам в Америке. В этой демократической стране, если человека арестуют, ему сообщают о причине ареста.

В Израиле рабби лишили контакта с окружающими. Его считали человеком, “опасным для общественности”. Проведя тридцать дней в таком состоянии, он подумал: “Почему мне приходится страдать? Все, что я делаю, я делаю ради еврейского народа, и если люди не хотят, чтобы я этим занимался, – я не буду”. В этот момент рабби был близок к отчаянию.

Как поступает еврей, если у него возникают вопросы? Он обращается к ТАНАХу. Сидя в камере-одиночке, рабби Кахане открыл ТАНАХ, книгу Ирмиягу, и в главе 20 прочитал: “Уговорил Ты меня, Г-споди, и я дал уговорить себя, Ты одолел меня и Ты превозмог меня, стал я вседневным посмешищем, всякий издевается надо мною. Ибо каждый раз, как заговорю я, воплю: ‘Насилие и грабеж!’ – кричу. Поэтому стало Слово Г-сподне позором моим и осмеянием на весь день. И сказал я себе: не стану больше напоминать о Нем и не буду говорить именем Его; но было слово Г-сподне в сердце моем, как огонь пылающий, заключенный в костях моих; и извелся я, сдерживая его, и не мог более” (Ирмиягу 20:7-9). Рабби Кахане чувствовал, что эти слова говорили сами за себя. Впоследствии он вспоминал, что больше никогда не испытывал отчаяния.


Ради братьев моих и друзей моих

Сразу после выборов 1984 г., когда рабби Кахане попал в Кнессет, возникла вероятность того, что после подсчета голосов военнослужащих у партии Труда может стать на один мандат меньше. Этот мандат мог достаться движению “Тхия” – в результате правый блок получил бы 61 мандат, и одним из этих 61 “правых” считали рабби Кахане.

Один видный лидер правящей партии обратился к рабби Кахане. Он пытался выяснить, чего потребует рабби в качестве условия вступления в коалицию. Рабби Кахане объяснил: его “фракция из одного человека” не может выдвигать крайние требования, поэтому он попросит об одном – немедленно прекратить судебные процессы всех взятых под стражу членов “еврейского подполья”, а также членов движения КАХ, которым предъявлялось обвинение в том, что они стреляли в арабов и устроили поджог редакции антисемитской газеты “Эль-Фаджр”. Кроме того, рабби Кахане потребовал освободить всех взятых под стражу в связи с этими делами.

“Вы не понимаете, – сказал политический деятель рабби, – о чем я говорю. Я имею в виду: каких должностей, бюджетов и других благ вы потребуете? Будучи ‘фракцией из одного человека’, вы не сможете получить министерский портфель”. Затем он задал вопрос: “Тем не менее, скажите, какой портфель вы хотели бы получить?”

“Мне кажется, это вы не понимаете меня, – ответил рабби, подчеркивая сказанное ранее. – Требование, которые я выдвинул, – единственное, и если оно не может быть выполнено, я не присоединюсь к коалиции ни при каких условиях”.

На этом беседа окончилась. Больше никто не обращался к рабби Кахане с предложениями подобного рода. Все поняли, что рабби нельзя “купить” портфелями или бюджетами...


Вам повезло, если вас арестовали за занятия Торой

В 1982 г. в арабских деревнях прошли бунты. Арабы протестовали в связи с известными событиями в лагерях беженцев Сабра и Шатила. Рабби Кахане решил отправиться в город Тайбе и предупредить его жителей, что им лучше прекратить бунты. Вместе с ним в числе прочих отправились Йоси Даян и Шмуэль бен-Ишай.

У въезда в город полиция выставила заслоны. Машину вел Шмуэль, и рабби велел ему остановиться на обочине дороги. Сам рабби и Йоси Даян, известные полиции, вышли из машины и прошли мимо барьера. Они направились к городу через поле, засеянное хлопчатником. Водитель и его пассажир продолжили движение в машине. Преодолев заслон, они подобрали рабби и Йоси. Дальше по дороге находился еще один полицейский заслон, установленный возле второго въезда в город Тайбе. Там нельзя было повторить предыдущий прием, то есть пройти по полю, поэтому рабби надел шляпу и солнцезащитные очки в надежде, что его не узнают. На вопросы полицейских был дан ответ: пассажиры – представители Еврейского Агентства, сопровождающие американского миллионера (имелся в виду рабби в шляпе и очках). Этот миллионер отправлялся в населенный пункт Сал’ит, чтобы дать там пожертвование для его жителей.

Потрепанный “фиат” и удостоверения личности, которые были предъявлены, вызвали у полицейских подозрение. Там было указано место жительства – Кирьят-Арба. Тем не менее, с помощью Ха-Шема, мы смогли продолжить свой путь. Вдруг сержант полиции, находившийся у заслона, предложил нам остановиться и открыть багажник. Он вспомнил, что рабби Кахане в прошлом, по распоряжению военного коменданта города Хеврон, запретили въезжать туда, но он сумел проникнуть туда, спрятавшись в багажнике такси... Разумеется, в багажнике “фиата” он не обнаружил рабби Кахане, зато там оказалось большое число листовок движения КАХ. В этот момент рабби снял шляпу и очки и назвал себя, вызвав удивление полицейских. Последовал допрос в полицейском участке в городе Кфар-Саба, и пассажиров разделили на две группы. Йоси Даяна и Шмуэля бен-Ишая отправили в камеру для задержанных в аэропорту Бен-Гурион, а рабби и одного из его спутников посадили под арест в полицейском участке города Петах-Тиква.

В те времена камера для задержанных в Петах-Тикве представляла собой сырое помещение, в котором неприятно пахло и всегда было много людей. Все койки оказались занятыми, и несколько задержанных спали просто на полу. Люди сразу же узнали рабби Кахане. Через считанные минуты ему освободили койку, нашлось чистое белье, рабби предложили печенье и фрукты. Все обитатели камеры собрались вокруг него и демонстрировали явное дружелюбие. Когда выяснилось, что спутником рабби был его секретарь, люди подготовили койку и для него.


Дорогу!

Отделение партии КАХ в Верхнем Назарете (Нацерет-Илит) располагалось в многоквартирном доме. Все квартиры, за исключением этого отделения, занимали арабы из Назарета, купившие их. Отделение было торжественно открыто в присутствии рабби и руководителя местного отделения КАХ Алекса Финкельштейна. Присутствовали много гостей, но были и незваные гости... На церемонию открытия пришли полицейские и пограничники, вооруженные дубинками, прибывшие в автобусе и на двух грузовиках.

По окончании церемонии рабби Кахане захотел заправить свою машину. Единственная заправочная станция располагалась в Нижнем Назарете, и рабби собирался туда проехать. Полицейская машина преградила ему дорогу. Был задан вопрос, почему рабби хочет ехать в Назарет, и после этого полицейские предложили ему проехать в полицейский участок и заправиться там за счет самой полиции. В Иерусалим рабби Кахане возвращался в сопровождении двух полицейских машин, одна шла впереди, а другая позади. Были включены сирены и синие мигалки. Вот так получилось, что рабби Кахане отправился в Иерусалим в полном сопровождении полиции, как если бы он был одним из весьма немногочисленной группы “особо важных персон”.


Хеврон – наш навсегда

После ареста рабби Кахане жители Кирьят-Арбы распространяли листовку, которая была озаглавлена “Хеврон наш”.


Письмо заключенных тюрьмы в Рамле рабби Кахане, написанное незадолго до его освобождения

Я пишу это прощальное письмо моему рабби, моему учителю рабби Меиру Кахане. Я увидел его впервые в то время, когда находился в заключении в тюрьме “Кфар Йона”, а позднее встречался с ним, когда отбывал срок в тюрьме в Рамле.

Вы дали мне книгу о вере и избавлении – это была прекрасная книга, и она заслуживает всяческих похвал. Эту книгу вы написали в прошлом году, отбывая срок в тюрьме, в “Лагере Маасиягу”. Там, сидя в небольшой камере, вы написали сильную, славную книгу. Она несет читателям свет Торы, и это соответствует вашему имени, рабби Меир (“меир” на иврите означает – “тот, кто просвещает, несет свет”).

Вы заслуживаете всяческого уважения за свою стойкость, за сильные поэтические строки, которые вы пишете. За это вам полагается благодарность; они – благословение коэнов из Дома Молитвы, возвышенная песня, восходящая из Храма, песни, поэмы и напевы – в доме заключения, где слышны звуки разрушения, звуки страдания.

Вы настойчиво добивались права участвовать во всем, в Шаббат и в будни вы несли свое бремя, вы проявляли величие! Вы не боялись опасных преступников, вы не боялись жестоких людей, склонных к насилию, – все они были хорошими ребятами, и вы приглашали их на миньян.

Вы провели церемонию бар-мицвы руководителю шайки, которому в тот момент было двадцать лет, вы добивались того, чтобы на Пурим мы получили хументаши, вы убеждали охранников, вы обучали Торе невежественных людей, превратившихся в еретиков, – и вы возвращали их к вере в раскаянии; в тюрьме человек склонен забывать о своем заключении – и опасные преступники, убийцы, грабители молились в Шаббат и в дни праздников, известные уголовники постились в Йом Киппур; нашелся даже человек, который согласился, чтобы ему сделали обрезание – в двадцать лет! Вы возвращали к вере раскаявшихся грешников, а некоторых из них даже посылали учиться в ешиву.

Оставайтесь сильным, несите свой флаг в Кнессет, несите его высоко – там у вас будет подходящая трибуна. Кнессет – это не тюремная камера, и когда вы окажетесь там, среди других ораторов, не забывайте эту тюрьму с ее заключенными и задержанными, не забывайте, как мы все пели вместе – ибо мы все в Сионе, а не в плену в чужой стране.

“Сион должен заботиться о благополучии своих заключенных”, ибо все они – ваши дети, пусть даже сбившиеся с правильного пути. Вспоминайте по временам о нас, о людях, которые гниют здесь в ужасных условиях, в крохотных камерах, где их помещают по двое, в то время, как в соседней камере набирается три полных миньяна; нас пересчитывают вновь и вновь, утром и вечером.

Рабби Кахане, когда вы будете освобождены, пожалуйста, по дороге домой не поддавайтесь желанию забыть, вспоминайте каждого заключенного, жалкого и бедного. Мы находимся в отчаянном положении, поэтому посылайте нам ваше благословение; ведь вы вернули надежду тем, кто потерял ее. И в то время, когда мы все будем раскаиваться в наших грехах, помолитесь за нас возле Стены плача, помолитесь о том, чтобы нас освободили и чтобы наступило избавление.

Всего хорошего, примите наши наилучшие пожелания,
Заключенные тюрьмы в Рамле

1 адара 1981 г.


Отпусти народ Мой
(из книги рабби Кахане “История ‘Лиги защиты евреев’”)

29 декабря 1969 г. в час пополудни три группы молодых евреев одновременно вторглись в советские отделения ТАСС, “Интуриста” и “Аэрофлота” в Нью-Йорке. Четвертая группа ворвалась в советский самолет, который только что приземлился в аэропорту им. Кеннеди. Все молодые евреи были членами “Лиги защиты евреев”. Эти их акции означали новую, потрясающую главу в истории борьбы за советское еврейство, равно как и в истории общины американских евреев.

Бассет, я (раввин) и еще три молодых человека захватили отделение ТАСС. Советским официальным лицам, среди которых было двое журналистов, велели помалкивать, а мы в это время разрисовали стены лозунгами – “Ам Исраэль хай” (“Народ еврейский жив”) и “Шлах эт ами” (“Отпусти народ Мой”).

В отделении “Интуриста” группа под руководством Авраама Гершковица (ему тогда было 25 лет) позволила желающим уйти, а потом закрыла дверь изнутри. Один из советских представителей, который захотел взять ножницы, получил, что называется, по рукам – захлопнутым ящиком ему прищемили руку. Тем не менее, наиболее волнующая сцена наблюдалась в аэропорту им. Кеннеди. Там побледневшие советские стюардессы должны были наблюдать за тем, как группа молодых евреев вломилась в гигантский советский самолет, только что прибывший из Москвы. Один из них рисовал лозунги на иврите, а двое других приковали себя к переднему колесу самолета цепями; евреи распевали “Ам Исраэль хай!”.

Собравшиеся, евреи и неевреи, в изумлении смотрели на все происходящее: это так не походило на обычное поведение евреев – стремящихся “быть милыми и спокойными”. “Лига защиты евреев”, включая несколько человек, арестованных накануне, начали свою очередную акцию.

Был холодный дождливый день. В восемь часов вечера группа из примерно двухсот членов “Лиги защиты евреев” подошла к зданию ООН. Там уже находилось около ста членов организации. Была на месте и полиция, специальное подразделение. Полицейские с дубинками собирались помешать людям из “Лиги” достичь советского посольства.

Среди полицейских было несколько крупных чинов, в том числе и шеф полиции Давид Фальк. Он сказал мне: “Группе запрещается стоять здесь, и вам придется отойти подальше”. Мы, разумеется, собирались изменить эту процедуру, поэтому я сказал шефу полиции, что мы как раз намерены пройти дальше вдоль квартала и встать во дворе перед синагогой “Парк Ист” (здесь нам повезло – здание синагоги располагалось прямо против здания советского посольства). “Мы собираемся молиться Ха-Шему там, возле синагоги”, – сказал я шефу полиции.

Фальк, сам еврей, не мог скрыть улыбку и сказал: “На самом деле, рабби, вы не хотите молиться”. “Да, мы собираемся молиться”, – сказал я ему. Я добавил: мы будем строго соблюдать закон, который обеспечивает право молитвы, если только вы не приведете достаточно сильный юридический довод в пользу того, что можно демонстрировать возле любого другого здания, но нельзя молиться напротив синагоги. Может быть, потому, что это раздражает советских? И вот именно это я собирался делать, прямо там на месте.

В этот самый момент другой высокопоставленный чин полиции объявил в мегафон: нам запрещается стоять там, где мы находимся, и мы должны немедленно перейти в другое место. Именно это мы и сделали. Я протолкался к полицейскому барьеру и встал в группе полицейских, а толпа просочилась прямо за мной. Полицейские пустили в ход дубинки, но в ответ получили удары кулаками в лицо. Один из прохожих, 75-летний доктор Моррис Цукер, свалился на землю от удара дубинки, но это не остановило полицию.

И вот я опять оказался в тюрьме, второй раз за двадцать четыре часа. На сей раз мне предъявили обвинение в незаконном нападении, бунте и нарушении спокойствия.

Наутро выяснилось, что полиция приняла нашу просьбу и что мы победили. Начиная с того дня, объявила полиция, ограниченное число демонстрантов будет получать разрешение стоять достаточно близко, чтобы советские могли видеть и слышать их. Насилие не всегда желательно, но бывают случаи, когда оно просто необходимо.
 

шаблоны для dleскачать фильмы
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам , либо войти на сайт под своим именем.
На момент добавления МЕИР КАХАНЕ - БИОГРАФИЯ Ефим Майданник (глава вторая) все ссылки были рабочие.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


КНИГИ, ДАРУЮЩИЕ ЖИЗНЬ

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Tорат Моше

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Партнёры
Внимание!

Все материалы используемые на данном сайте предоставляются только в целях ознакомления и не используются в коммерческих целях. Перепечатка и копирование с целью получения коммерческой выгоды запрещены!
Я желаю арабам мира и процветания — вне Израиля. У них есть 22 страны, у меня — только одна, и я не собираюсь её уступить!

KAX
ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЕ ЗНАНИЯ
вместо
МРАКОБЕСИЯ и НЕВЕЖЕСТВА!!!
Уроки Пятикнижия

Лекции на актуальные темы
ТОРА: ОТ ЯВНОГО К ТАЙНОМУ
Зов Сиона

Помощь проекту

Уважаемые посетители!
Ввиду того, что наш проект является некомерческим и не использует навязчивую рекламу, мы нуждаемся в Вашей помощи.
Если у Вас есть возможность хоть как-то помочь нашему проекту, мы были бы Вам признательны. Средства нужны для оплаты сервера и доменных адресов.
Наши счета
:

Z129923397412
Где оплатить
(по всему миру)

Опрос

Правомочна ли постановка вопроса: " Территории в обмен на мир"?


1. Да - это приведет к миру
2. Нет
3. Евреи не имеют права торговать землей, завещанной Б-гом.

Календарь

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Статистика