::И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!":: (Тора, Шмот 32:26)
::Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной":: (Первая книга Маккавеев, 2:27)

Комментарий к Торе Книга Шемот Недельный раздел Ваякѓель

15-03-2012, 16:19 Разместил: jude Просмотров: 1549
мментарий к Торе
Книга Шмот
Недельный раздел Ваякѓель
Главы 35:1-38:20
“И собрал Моше всю общину сынов Израиля” (Шемот, гл. 35, ст. 1).
И собрал на иврите - ваякѓель.
Рав Шимшон Рефаэль Гирш
Избранные комментарии на недельную главу Ваякѓель
Не стоит думать, что Храм и приносимые в нём жертвоприношения являются абсолютной гарантией спасения. Творец хочет от еврейского народа гораздо большего.
Глава 35
1. Сейчас, когда Свидетельство Закона, залог особого Б-жественного Присутствия в народе, были вторично дарованы Израилю, вновь стала насущной организация местопребывания этого Свидетельства. Описанные выше страшные события, помешавшие осуществлению этой задачи, имеют далеко идущее значение для задачи как таковой, для Святилища и той цели, с которой это Святилище надлежало возвести. Строительство Святилища должно было происходить под влиянием совершенно нового опыта. Народ и коэны поняли, насколько они все еще слабы и несовершенны, как много им еще необходимо сделать в непрерывной работе над собой, и насколько сильно они нуждаются в возвышении и искуплении. Более того, они познали Б-га во всей суровости Его наказания, но и во всей полноте Его милосердия. Они испытали все нюансы наших отношений с Б-гом, от чувства полного отторжения Б-гом до возвращения на высоты Б-жественного расположения. Святилище, которое предстояло построить, должно было стать местом, из которого бы идеал их призвания сиял вечно как личности, так и обществу. Оно должно было стать местом, где при любой ошибке и слабости они нашли бы свежие силы, чтобы вновь прокладывать путь вверх и чтобы оставаться на высоком уровне своего призвания, и где бы они нашли Б-жественные помощь и благословение и для того, и для другого. Таким образом, опыт, навеки вписанный в историю народа за время, прошедшее между приказанием построить самое первое Святилище и фактическим выполнением этого приказания, служит документальным свидетельством того, что при любой ошибке можно вернуться и вновь обрести расположение Б-га.
Но самым важным элементом этого жизненного опыта, предшествующего возведению первого Святилища, является следующее: народ совершил самое серьезное преступление в своей истории, и тем не менее, он оказался в состоянии восстановить величайшее проявление Б-жественного расположения, не имея храма и не принося жертв. Если бы нужны были еще какие-либо доказательства того, что храм и жертвоприношения сами по себе не гарантируют Б-жественной милости, но служат лишь наставлениями, которые показывают, как можно завоевать Б-жественное расположение, то такое доказательство самым неоспоримым образом предоставлено опытом, предшествовавшим строительству первого Святилища и столь нерасторжимо вплетенным в историю Израиля. 
Глава 36
8. и далее. Давайте вспомним о том, что все Святилище, во всех своих отдельных составляющих, обладало символическим значением, но что ни один предмет в Святилище нельзя было наделить символическим смыслом, если бы он не был обдуманно спланирован и изготовлен с таким расчетом. Давайте далее вспомним о том, что даже в случае рукописного текста, не имеющего другого значения, кроме символического, его символическая ценность при использовании для священной цели зависит от намерения писца, который его исполнил. Так при написании Свитка Торы намерение писца имеет столь важное значение, что Свиток обладает необходимой святостью лишь в том случае, когда он был написан
 ספר תורה לשם קדושת (с намерением, что он стал священным Свитком Закона). Всякий раз, когда писец пишет Имя Б-га, он должен провозглашать, что сейчас его цель - написать эти буквы с целью выражения Имени Б-га, לשם קדושת השם. Святость этих букв с такой полнотой определяется отношением выводящего их писца, что Свиток Торы, написанный еретиком - человеком, чьи взгляды, когда он переписывал Имя Б-га, как можно предположить, противоречили Б-жественной истине (содержащейся в Торе), так что можно даже сказать, что он выполнил работу לשם עבודה זרה (для целей идолопоклонства) - должен быть сожжен. (см. Шульхан арух, Йорэ деа 274:1, 276:2 и 281:1).
Давайте вспомним о том, что поскольку предметы Святилища - ковчег, стол, менора, завесы, одеяния и т.д. - были фактически предметами повседневного обихода, их священный характер полностью зависел от того, осознавали ли мастера символическое значение того предмета, который они изготовляли.
Ввиду всего изложенного выше, должно быть сразу понятно, почему этапы строительства Святилища повторяются так подробно (36:8 по 39:32), почему в главе 39 (ст. с 33 по 43) вновь перечисляют все отдельные предметы по мере их вручения Моше, и почему в главе 40 пересказывается строительство Святилища во всех деталях; короче говоря, почему в Писании не считают достаточным сказать в этом месте так:
«Мастера и ремесленники исполнили всю работу согласно наставлениям, которые они получили, они принесли предметы Моше, а Моше затем построил Святилище, как ему было приказано».
Если мы не ошибаемся, эти подробные повторы фактов, уже изложенных в предыдущих главах, должны дать нам знать, что мастера и Моше постоянно помнили о священной и символической цели каждого предмета не только во время процесса их создания, но и тогда, когда готовые произведения доставлялись и устанавливались на свои места, так что все эти предметы были созданы, изготовлены и собраны в духе, согласующемся с их целью. Таким образом священный характер и значение предметов подкреплялись духом, в котором они были изготовлены.
Рав Зеев Мешков
Чудеса в пустыне
 «И собрал Моше все общество сыновей Израиля, и обратился к ним: «Возьмите от вас приношение Б-гу, всякий у кого сердце стремится дать» (Шмот, 35).
Сооружение Мишкана было связано со многими чудесами. Так, Моше постоянно видел перед собой конструкцию Мишкана, менора сама вышла из огня, когда в него бросили слиток золота, средний шест, соединявший доски, когда его пропускали в отверстие, сделанное в каждой из них, сам изгибался так, что проходил через все три стенки. Но самое удивительное произошло, когда потребовалось выгравировать на драгоценных камнях, предназначенных для нагрудника первосвященника, имена колен Израиля. Это не мог сделать ни один мастер. И тогда Моше был дан жучок-шамир, который мог прорезать любой, сколь угодно твердый материал. Моше осталось только написать буквы и опустить жучка на камни.
 
Шамир или рациональный подход
 Некоторые из мудрецов Талмуда утверждают, что шамир понадобился еще раз – когда Шломо строил Храм.
Тора запретила обрабатывать металлом только камни жертвенника (Дварим, 27:4). А Шломо распространил этот запрет на все элементы конструкции (Сота, 48б; Тосефта, Гитин 68а; Даат Микра). И поэтому металлические инструменты не использовались на территории Храма и его дворов ни для обтесывания досок, ни для подгонки камней друг к другу. Шломо исходил из того, что в сознании людей железо ассоциируется с оружием, несущим разрушение и смерть, и поэтому удалил его от места строительства Храма, который должен являться источником жизненных сил и благословения для всех сыновей Израиля.
Некоторые из мудрецов Талмуда считали, что Шломо запретил использовать железные инструменты только на горе Мория, и все необходимое для строительства и облицовки стен и для укладки перекрытий доставлялось полностью готовым. И лишь камни для жертвенника были взяты из потока, где их обточила вода.
А другие мудрецы Талмуда говорили, что запрет использовать железо при строительстве Храма был общим и не ограничивался территорией горы Мория. И когда их оппоненты возражали, что это сделало бы невозможным ни высечение каменных глыб из скалы, ни их обтесывание, они отвечали, что у Шломо был жучок шамир, который рассекал скалу точно по прочерченной линии – так, что поверхность получалась прямой и идеально гладкой.
При столкновении двух мнений в Талмуде всегда побеждает то, которое предполагает использование реальных, а не мистических средств. Поэтому закон утверждает, что в будущем при строительстве Храма жертвенник должен быть выложен из цельных камней, а при возведении стен самого здания будет запрещено использовать металлические инструменты на горе Мория.
 
И все таки о жучке
 Был жучок или не был, а агада Талмуда сама по себе всегда представляет большой интерес, переносит нас в мир эмоций и переживаний, психологии и внутреннего диалога с Б-гом.
Рассказывается, что Шломо спросил мудрецов Торы, можно ли построить Храм, не используя для обработки камней железные инструменты. И они напомнили ему, что у Моше был жучок Шамир, который мог рассечь даже самые прочные камни.
После долгих размышлений Шломо пришел к заключению, что шамир находится у Сатана – ангела, которому поручено ставить перед испытанием праведных людей. А со временем стало известно, что овладеть жучком можно только с помощью его слуги Ашмедая. И тогда Шломо призвал к себе главу своего войска Бенаяу, сына Йеояды, человека исключительной праведности, и поручил ему связать Ашмедая и привести его во дворец.
 
Охота
 Бенаяу взял с собой цепь и перстень, на которых было написано имя Вс-вышнего, а также лопату, вино и паклю, и отправился в путь. Он нашел в пустыне гору, о которой сказал ему Шломо, спрятался и стал наблюдать. Оказалось, что Ашмедай поднимается к небесам и учит Тору с душами тех праведников, которые удостоились пребывать в самых высоких сферах духовного мира, затем спускается вниз и слушает слова самых великих мудрецов народа Израиля. Устав, он приходит к колодцу, который запечатан печатью, и, открыв его, пьет воду.
Бинаягу – в отсутствие Ашмедая – выкопал яму и пробил дно колодца. Когда часть воды вытекла, он заткнул отверстие паклей. Затем он сделал отверстие в верхней части колодца и вылил в него вино, а образовавшуюся дыру заложил камнем.
Открыв колодец, Ашмедай почувствовал запах вина и не стал пить. Но через какое-то время не смог справиться с жаждой, выпил, опьянел и уснул. Бенаяу надел на него цепь и закрыл ее на замок. Проснувшись, Ашмедай попытался разорвать цепь, но когда Бенаяу сказал ему, что на ней написано святое имя, тот смирился.
 
Где жучoк?
 Оказавшись перед Шломо, Ашмедай взял палку, отмерил ею на полу четыре локтя и сказал: «Когда ты умрешь и положат тебя в землю, то ты поместишься в совсем небольшом пространстве. Неужели тебе мало власти над всем миром, что ты решил покорить и меня?» Сказал ему Шломо: «Ничего мне не надо от тебя для себя лично, но я хочу построить Храм имени Вс-вышнего, а для этого мне нужен шамир». Ответил ему Ашмедай: «Не мне передан шамир, а ангелу, управляющему силой морей. А тот в свою очередь передал его духифату – птице пустыни, и заставил ее поклясться, что она будет хранить этого жука и никому не отдаст его. С тех пор духифат приносит шамира на одну из гор пустыни и кладет на нее. Когда скала раскалывается, он приносит семена деревьев и бросает в образовавшуюся трещину. Они падают недалеко от подземных вод и пускают корни. Когда вырастают деревья, на это место приходят люди и строят города и селения».
Шломо отправил своих слуг, и те нашли гнездо духифата и закрыли его прозрачным стеклом. Когда птица прилетела и натолкнулась на преграду, она захотела расколоть ее и положила на нее жучка. Спрятавшиеся неподалеку слуги Шломо вспугнули духифата и схватили жука, положили его в свинцовый ящик и принесли во дворец. Это позволило высекать камни из скал и обтачивать их, не используя железные инструменты.
 
Что произошло потом?
 Ашмедай находился в плену, пока не был построен Храм. Однажды Шломо спросил его: «Чем ты сильнее людей?» И Ашмедай согласился показать, на что он способен, если с него будет снята цепь и если ему будет дан перстень царя. Когда он был освобожден и получил перстень, то уперся одним крылом в небеса, а другим в землю, и отбросил его на расстояние в четыреста миль.
Шломо оказался в незнакомом месте и все, что у него было, – это посох, на который он опирался. Даже куска хлеба ему неоткуда было взять. И об этих днях Шломо сказал: «Какая выгода человеку от всех его усилий, которые он прикладывает (трудясь) под солнцем?» (Коэлет, 1:3). Он ходил от двери к двери и говорил: «Я – коэлет (наставник народа), был царем над Израилем в Йерушалаиме…» (Коэлет, 1:12), а теперь я властвую только над своим посохом». А люди отвечали ему: «Царь Шломо сидит на своем престоле, а ты ходишь тут…» И из жалости ставили перед ним миску с кашей из зерен грубого помола. Он проделал длинный путь и добрался до Санэдрина. Выслушали его мудрецы и сказали: «Не бывает сумасшедших, которые все воспринимают верно, и ошибаются только в чем-то одном. Тогда кто же это перед нами?» Привели Шломо во дворец и дали ему цепь с именем Вс-вышнего и перстень царя. Увидел это Ашмедай – и сразу убежал (Гитин, 68б).
Спорили два мудреца о том, удалось ли Шломо вновь овладеть престолом. Рав сказал: «Был царем, а стал простым человеком», а Шмуэль утверждал: «Был царем, стал простым человеком, а затем вновь стал царем» (Гитин, 68б).
 
Смысл агады
 Речь идет не о событиях, происходивших в реальном мире, а о той внутренней борьбе, которую постоянно вел Шломо. Ему не приходилось противостоять дурному началу, подталкивающему человека к получению удовольствий или безделью. Проблема, стоявшая перед ним, была гораздо сложнее. Он знал, что Храм, который он построит, не будет вечным, все его достижения через триста или четыреста лет будут уничтожены врагом. Это приводило его в уныние и не позволяло ему работать в полную силу.
Мысль о будущем разрушении Храма и уничтожении царства, мешавшая Шломо составлять планы и претворять их в жизнь, представлена в агаде как Ашмедай. Основное занятие этого слуги Сатана – постижение Торы на верхнем уровне небес и овладение ее законами в доме учения на земле – отражает борьбу, происходившую в душе Шломо: он пытался найти непреходящий смысл в делах человека и тем самым преодолеть уныние. Он проникал в тайны духовных миров и стремился найти их отражение в повседневной жизни. Но ему это не удавалось. И его попытки «соединить небо и землю» агада представила, как взлет Ашмедая к небесам и его возвращение на землю.
Шамир на языке мудрецов, записавших агаду, – это способность человека раскрыть связь творений с источником жизни и преобразовать мир. Мудрецы рассказали об этой способности как о птице, которая при помощи жучка находит под скалами живительный источник и превращает пустыню в цветущий сад. И Шломо, пока шло строительство Храма, мир представлялся домом Вс-вышнего, дающего жизнь Своим творениям.
Но после окончания строительства он утратил живое ощущение Б-жественного присутствия, и им овладели тяжелые мысли. В агаде об этом рассказывается как о победе Ашмедая над Шломо. Сочтя уныние Шломо проявлением неблагодарности Вс-вышний забрал у него мудрость. И тот стал обычным человеком, и ему потребовались совет и помощь, в которых он никогда раньше не нуждался. В агаде об этом рассказывается как о периоде скитаний, когда никто не признавал в нем мудрейшего человека и те, к кому он обращался, давали ему пищу для бедных – разговаривали с ним на самом простом уровне.
Пребывание на троне Ашмедая означает на языке мудрецов, что жизнь человека потеряла для Шломо какой бы то ни было смысл. По мнению Рава, Шломо так и не удалось до конца жизни преодолеть подавленное состояние, и он, лишившись всех своих необычных свойств, потерял власть над миром. А Шмуэль утверждал, что Б-жественное благословение вновь вернулось к царю Израиля.
Рав Шломо-Зелиг Аврасин
О святости времени и места
Наша недельная глава, казалось бы, не балует нас новостями – в ней мы читаем о практическом воплощении в жизнь проекта под названием "Скиния Свидетельства", о котором говорят несколько предыдущих глав. Все те же подробности: Ковчег,  Менора, столбы, завесы, и т.п. Но это лишь на первый взгляд. Очень многому можно научиться, сравнивая теорию (подробное приказание Вс-вышнего изготовить Скинию и ее детали) и практику (осуществление этого приказания в "реале").
Но отрывок, с которого наша глава начинается, стоит, казалось бы, особняком и не сочетается с общей темой главы:
"И СОЗВАЛ МОШЕ ВСЕ ОБЩЕСТВО СЫНОВ ИЗРАИЛЯ, И СКАЗАЛ ИМ: "ВОТ ЧТО ПОВЕЛЕЛ Б-Г СДЕЛАТЬ: ШЕСТЬ ДНЕЙ МОЖЕТ СОВЕРШАТЬСЯ РАБОТА, А ДЕНЬ СЕДЬМОЙ ДА БУДЕТ СВЯТ ДЛЯ ВАС, ДЕНЬ ПОЛНОГО ПОКОЯ, ПОСВЯЩЕННОГО Б-ГУ; ВСЯКИЙ, КТО СОВЕРШАЕТ В ЭТОТ ДЕНЬ РАБОТУ, БУДЕТ ПРЕДАН СМЕРТИ. НЕ ЗАЖИГАЙТЕ ОГНЯ ВО ВСЕХ ЖИЛИЩАХ ВАШИХ В ДЕНЬ СУББОТНИЙ". (Шмот, 35:1-3)
И лишь следующий отрывок начинает вести речь о возведении Скинии:И СКАЗАЛ МОШЕ ВСЕМУ ОБЩЕСТВУ СЫНОВ ИЗРАИЛЯ: "ВОТ ЧТО ПОВЕЛЕЛ Б-Г, СКАЗАВ: ВОЗЬМИТЕ У СЕБЯ ПРИНОШЕНИЕ ДЛЯ Б-ГА, ВСЯКИЙ ЩЕДРЫЙ СЕРДЦЕМ ПУСТЬ ПРИНЕСЕТ ПРИНОШЕНИЕ Б-ГУ: ЗОЛОТО, И СЕРЕБРО, И МЕДЬ, И ГОЛУБУЮ ШЕРСТЬ, И БАГРЯНИЦУ, И ЧЕРВЛЕНИЦУ, И ЛЕН, И КОЗЬЮ ШЕРСТЬ(далее следует подробное описание всех необходимых деталей). И ВЫШЛО ВСЕ ОБЩЕСТВО СЫНОВ ИЗРАИЛЯ ОТ МОШЕ. И ПРИШЛИ - КАЖДЫЙ, КОГО ПОДВИГЛО СЕРДЦЕ ЕГО, И КАЖДЫЙ, КОГО ПОБУДИЛ ДУХ ЕГО, ПРИНЕС ПРИНОШЕНИЕ Б-ГУ ДЛЯ УСТРОЙСТВА ШАТРА ОТКРОВЕНИЯ, И ДЛЯ ВСЕГО СЛУЖЕНИЯ В НЕМ, И ДЛЯ СВЯЩЕННЫХ ОДЕЖД".
Наши Мудрецы задают вопрос "Почему это так?", и отвечают: запрет относительно Субботы предваряет повеление построить Скинию, говоря тем самым, что это (строительство) не отодвигает Субботы [Mеxuльтa]. Т.е. не смотря на то, что постройка Скинии являлась на тот момент "национальным приоритетом №1", она ни в коем случае не отменяет заповеди хранить покой Субботнего дня! Поэтому на общенародном собрании, предваряющем начало строительства, Моше Рабейну начал с того, что подчеркнул святость Шабата. Но что стоит за этой концепцией?
Чтобы понять это, необходимо рассмотреть сходные и различные черты Шабата и Скинии. Разница между ними бросается в глаза, более того, на первый взгляд между ними вообще нет ничего общего, кроме того, что и Шабат и Скиния – выполнение заповедей Вс-вышнего. Но если взглянуть глубже, связь просматривается явственно.
В иудаизме наличествуют три шкалы святости (под понятием святости мы пониманием приближенность того или иного периода, объекта или субъекта к Причине причин, т.е. к Творцу) – святость места, святость времени и святость объекта. Скиния являлась, по сути, переносной горой Синай, поскольку в ней продолжилось синайское Откровение, ведь Тора дописывалась до самой смерти Моше. А значит, она воплощала в себе святость места. Как мы знаем, в тот момент, года определялось место новой стоянки народа Израиля в пустыне, и Скиния устанавливалась левитами, после чего только когены – Агарон и его дети – могли входить внутрь ее, что является признаком святости места. Шабат же воплощает в себе вершину шкалы святости времени, и поэтому шабатний покой был дарован только народу Израиля. Самым святым на шкале святости объектов является Первосвященник – в его задачу входит представлять перед  Вс-вышним весь народ. Три этих шкалы соединяются своими вершинами – в Йом Кипур (названный Субботой Суббот и воплощающий самое святое время в году) Первосвященник (святость объекта) входил в Святая Святых (помещение в Скинии, а позже – в Храме, где располагался Ковчег со Скрижалями Завета), и тогда происходил великий прорыв – в мир приходило свыше милосердное прощение грехов Израиля и красный шнур (в иудаизме этот цвет является символом греха) становился белым (цвет чистоты и святости).
Выходит, что Шабат и  Скиния связанны между собой теснее, чем кажется на первый взгляд. Теперь сообразительный и знающий читатель может увидеть ответ на вопрос, заданный в начале статьи и сказать: в Шабат нельзя было строить Скинию, так как одна шкала святости не может вторгаться на "территорию" другой шкалы. И поскольку святость Шабата возникла еще при сотворении мира, она более первична, чем святость места, которое было освящено позже. Но на это можно возразить: а как же быть с тем фактом, что после вступление в строй Скинии, там в Шабат происходило множество действий, которые Закон считает запрещенными работами – там приносились жертвы (работа "убой"), сжигались на жертвеннике их части (работа "варка"), поддерживался огонь (работа "разжигание огня"), и еще много иных работ? Разве в этом случае не нарушается принцип "взаимного невмешательства" шкал святости? Дело в том, что Б-жественное Присутствие как бы отделяло территорию Храма от всего остального мира, и поэтому все, что касалось храмовой службы, не являлось нарушением Шабата, так как служило для поддержания и усиления святости в мире. Храм был словно канал, по которому в наш мир из высших сфер спускалось благословение. Той же цели служит и Шабат – согласно тому, что учат наши Мудрецы, пропитание грядущей недели зависит от трех обязательных субботних трапез.
Но если это так, остается открытым и даже становится более острым вопрос, который мы задали в начале! Ведь и строительство Скинии тоже имело целью увеличить святость! Так почему нельзя было делать это в Шабат? Ответ на это прост: сам процесс подготовки все еще не считается храмовой службой. Пока Скиния не действует, пока Шхина (Б-жественное Присутствие) ее не накрыло, все остается на уровне обычного мира, суета которого обязана отступать перед святостью шабатнего покоя. То же самое, кстати, касается и подготовки к самому Шабату – с момента его наступления уже нельзя нарушить ни одну из 39-ти запрещенных работ, даже если это сильно улучшит выполнение заповеди субботнего покоя или субботнего отдыха. Например, если мы забыли погасить в спальне свет, после захода Шабата это уже нельзя сделать (если нет разрешенного Законом способа), даже если будет труднее заснуть.
Напоследок хочется еще раз подчеркнуть связь Храма и Шабата. Агада говорит, что если бы евреи всего мира смогли бы досконально соблюсти подряд два Шабата, то немедленно пришел бы Машиах, т.е. был бы отстроен Иерусалимский Храм. Да свершиться это вскорости, в наши дни!
Рав Лев Кацин
Как научиться любить?
«Молодые люди встретились, понравились друг другу, стали жить вместе, - рассказывает рав Нахум Даймонд в своей книге «What do you need to know about marriage». - Они прожили вместе несколько лет и, «встав на ноги», решили пожениться - лишь для того, чтобы… разойтись через полгода после свадьбы».
В чем причина этого развития событий, которое встречается отнюдь не редко?
«Муж славится в общине своими добрыми делами, отзывчивостью и стремлением помочь каждому нуждающемуся. Он безотказно помогает абсолютно всем. Всем, кроме своей собственной жены! - пишет рав Даймонд. - Прославившийся своей преданностью делу учитель, с удовольствием занимающийся со своими учениками и отдающий им свою душу, не находит времени уделить внимание своим детям. В частной беседе он признается, что у него почему-то нет желания учиться со своими детьми».
В чем же причина подобных жизненных ситуаций?
Рав Даймонд обращается к истории царя Давида, который перед смертью завещал своему сыну Соломону, чтобы тот отомстил Шими бен Геру, который когда-то его проклял и пытался убить. Сам Давид не стал мстить обидчику, простив личную обиду. Однако перед смертью Давид осознал, что Шими бен Гер оскорбил не только его лично, но и как царя Израиля - весь народ. Потому, умирая, он завещал Соломону: «Ты мудр и знаешь, как это сделать».
Узнав об уготованной царем Давидом участи, Шими бен Гер явился к царю Соломону: «Я стар, мне уже 80 лет, всю жизнь я прожил в Иерусалиме, не покидая стен его. Позволь мне спокойно дожить мои дни в родном городе, прости меня». Царь Соломон не зря славился своей мудростью. Потому он ответил: «Ты можешь остаться в живых, но при одном условии: не покидай стен Иерусалима, иначе погибнешь».
Неужели Соломон был готов ослушаться воли отца? Нет, он просто хорошо знал природу человека и понимал, что запретный плод сладок! По своему желанию Шими бен Гер прожил в Иерусалиме 80 лет, но как только нахождение в Святом городе стало его обязанностью, ему захотелось оттуда уйти, он покинул город и был убит…
Кто получает бóльшую награду: человек, который обязан выполнять какую-то работу или тот, кто делает ее как волонтер, по велению души? - спрашивает Талмуд. «Труднее тому, кто выполняет обязанность, потому и награда его больше», - отвечают мудрецы.
Волонтер чувствует, что сегодня может делать эту работу, а завтра, если ему захочется, он ее бросит. Ведь он не принял ее в качестве бремени своей обязанности. Волонтер выражает свое эго, в то время как выполняющий свои обязанности человек подобен тому, кто скромно подчиняется приказу, исполняет мицву. Волонтеры могут быть хорошими помощниками, но лишь на выполняющих свои обязанности людях держатся госпитали, успешные предприятия и… семьи.
Многие люди обожают свои хобби, с прохладцей относясь к основной работе, так же, как некоторые склонны помогать всем вокруг, забывая о своей семье, жене, детях. В этом нет ничего удивительного, потому что выполнять обязанности трудно. Но потому так велика награда!
Так как же нам научиться любить то, что мы делать обязаны? Как в обязательном для себя занятии найти интересные моменты? Как пробудить в себе мотивацию?
Многие думают, что мы любим кого-то - и потому заботимся об этом человеке. В действительности же верно обратное: чем больше мы заботимся, тем больше начинаем любить.
Слово «любовь» - ахава - происходит от корня «хав» - «давать». Святой язык намекает, что чем больше человек дает, вкладывает свою душу, тем больше он начинает любить.
Обращаясь к евреям с призывом строить Храм, Вс-вышний указал каждому жертвовать золото, серебро, медь и другие драгоценные материалы во имя общей цели. И чем больше жертвовали и давали евреи, тем больше души и любви вкладывали в строительство. Строительство Храма объе¬диняло евреев, превращая их в общину народа Израиля.
«Колонны серебряные, отделка золотая… а внутри его любовь [народа Израиля к Вс-вышнему]», - писал мудрый царь Соломон, построив Иерусалимский Храм (Песнь Песней, 3:10). Золото и серебро, которые давали евреи для строительства Храма, выражали их любовь, которая наполнила Храм, и о которой писал царь Соломон: «Воды великие не погасят любви!» (Песнь Песней, 8:7). «Никакие враги не смогут погасить этой любви, остудить преданности евреев своему народу», - объясняют мудрецы…
Точно так же, исполняя свои обязанности, жертвуя друг другу свои силы, вкладывая друг в друга свою душу, супруги и родители строят свою семью, которую мудрецы называют «маленьким Храмом».
Моше Абелец
Перевод Евгения Левина
Народное святилище
В нашей недельной главе евреи начинают строить Cкинию. Два талантливых мастера, Бецалель и Оголиав, выбраны руководить работой. Однако важно отметить, что в строительстве святилища участвовал весь народ, а не только религиозная или профессиональная элита. 
Работа началась с призыва, обращенного ко всем и каждому: 
"И СОЗВАЛ МОШЕ ВСЕ ОБЩЕСТВО СЫНОВ ИЗРАИЛЯ, И СКАЗАЛ ИМ: "ВОТ ЧТО ПОВЕЛЕЛ Б-Г СДЕЛАТЬ" (Шемот, 35:1). 
Обычно Тора использует другой оборот - и говорил Моше сынам Израиля. Однако в данном случае Писание хочет подчеркнуть, что весь народ собрался, чтобы принять участие в работе. Собственно, сам глагол "ваякhель" (и созвал) напоминает о заповеди "хакhель", в соответствии с которой весь народ должен был раз в семь лет собираться в святилище. 
Моше призвал соплеменников проявить щедрость::"ВОЗЬМИТЕ У СЕБЯ ПРИНОШЕНИЕ ДЛЯ Б-ГА, ВСЯКИЙ ЩЕДРЫЙ СЕРДЦЕМ ПУСТЬ ПРИНЕСЕТ ПРИНОШЕНИЕ Б-ГУ" (там же, 5). Однако неожиданно для него люди принесли даже больше, чем требовалось: "БОЛЬШЕ ПРИНОСИТ НАРОД, НЕЖЕЛИ НУЖНО, ЧТОБЫ ИСПОЛНИТЬ РАБОТУ" (там же, 36:5). 
По мнению Раши, Тора слегка критикует политическую элиту нации, князей колен, так как они внесли свои пожертвования после всех, ибо полагали, что народ принесет мало, и им придется "покрывать недостачу" (См. Раши на 35:27). 
Само строительство происходила на глазах у всего народа. По словам Раши, начальники работ представляли одно из больших колен, Иегуду, и одно из "малых" колен, Дана. Это должно было свидетельствовать, что перед святилищем нет ни больших, ни меньших. 
Даже женщины приняли участие в сооружении святилища: "А КАЖДАЯ ЖЕНЩИНА, МУДРАЯ СЕРДЦЕМ, СПРЯЛА СВОИМИ РУКАМИ И ПРИНЕСЛИ ПРЯЖУ, И ГОЛУБУЮ ШЕРСТЬ, И БАГРЯНИЦУ, И ЧЕРВЛЕНИЦУ, И ЛЬНЯНЫЕ НИТИ. И ВСЕ ЖЕНЩИНЫ, КОТОРЫХ ПОДВИГЛО СЕРДЦЕ К МУДРОСТИ, СПРЯЛИ КОЗЬЮ ШЕРСТЬ" (там же, 35 25-26). Женщины также участвовали в изготовлении храмовых сосудов: "И СДЕЛАЛИ УМЫВАЛЬНИК ИЗ МЕДИ НА МЕДНОМ ОСНОВАНИИ - ИЗ ЗЕРКАЛ ЖЕНЩИН, КОТОРЫЕ ПО СВОЕЙ ДОБРОЙ ВОЛЕ СОБРАЛИСЬ У ВХОДА В ШАТЕР ОТКРОВЕНИЯ" (там же, 38:8). 
Говоря о работе этих женщин, Тора использует термин לצבוא צבא, который используется еще дважды (Бемидбар, 38:4 и 8:24) и каждый раз относится к физической работе, совершаемой левитами в святилище. Таким образом, мы можем предположить, что женщины, о которых здесь идет речь, так же исполняли в святилище какие-то работы. Надо полагать, их социальный статус был весьма невысок. Тем не менее, даже они были допущены к строительству святилища. 
Дом Б-га не был предназначен лишь для богатых и знатных. И должен был стать святилищем для всего Израиля, дабы Б-г мог пребывать среди своего народа. 
Рав Нахум Пурер
Содержание разделa
Перед возведением переносного Храма Моше призывает евреев соблюдать шаббат, затем просит собрать пожертвования - материалы для Мишкана, его обстановки и одежд священников. Б-г назначает Бецалеля и Оголиава главными специалистами и руководителями “проекта”. Евреи жертвуют так много золота, серебра, драгоценных камней, шкур животных, шерсти, благовоний и других материалов, что вскоре образуются большие излишки, и Моше велит прекратить сбор. Далее описаны специальные завесы с двумя разными покрытиями для крыши и входа в Мишкан. Стены составлены из деревянных балок, покрытых золотом и вправленных в серебряные подножия. Бецалель готовит деревянный Ковчег Завета для хранения Скрижалей, обитый золотом снаружи и изнутри. На золотой крышке Ковчега выполнены два крува - человекоподобные фигурки с вытянутыми вперед и вверх крыльями, смыкающимися в виде арки. Стол для хлебов также сделан из дерева и покрыт золотом. Менора выкована из цельного слитка чистого золота. Далее описан порядок изготовления двух жертвенников: малого - для воскурения благовоний и большого – для жертвоприношений, а также медного умывальника для коэнов и ограды двора Мишкана. 
Дорога в Храм
В разделе «Ваякель» Моше-рабейну призывает всех евреев принять активное участие в сборе материалов для Мишкана и его строительстве по инструкциям, полученным в предыдущих разделах. Большая часть текста «Ваякель» и следующего раздела «Пикудей» - это, фактически, повторение указаний из разделов «Трума», «Тецаве» и «Ки тиса». Поразительно, что Тора, обычно скупая на слова, конспективно сжатая, уделяет передвижному Храму и его атрибутам там много места - целых пять разделов, чуть ли не половину книги «Шмот».
Такое кажущееся «отклонение» неслучайно. Вся последующая история еврейского народа сводится к решению одного вопроса: достойны ли мы иметь Храм, земную обитель Творца, в нашей среде?
Когда мы изменяли своему предназначению, Шехина (концентрированное Б-жественное присутствие) покидала Храм, и он превращался в пустую, безжизненную оболочку, скорлупу, лишенную внутренней святости. Когда это случалось, нас постигали страшные беды - поражения в войнах, рассеяние и невероятные страдания на чужбине.
Лишь одна надежда согревала сердца наших предков в долгой ночи изгнания: настанет время, думали они, и мы вернемся в свой наследный удел, Эрец Исраэль, встретим Мошиаха и отстроим Святилище. Эта тысячелетняя мечта выражена в наших молитвах: мы просим Б-га вернуть нас в Иерусалим и дать нам Третий Храм. А пока этот великий день не настал, мы любовно и обстоятельно перечисляем, перебираем, как фамильные драгоценности, по два-три раза, конструктивные детали Мишкана, все эти балки, крючки и засовы, любуемся - пока лишь умозрительно - его великолепной утварью.
Свет мой, зеркальце, скажи…
«И сделали умывальник из меди на медном основании из зеркал воинств…» (38:8).
Почему храмовый умывальник был сделан из зеркал? Каких зеркал? И что означает слово «воинств»?
Этот большой медный умывальник стоял во дворе Мишкана, и священники-коэны пользовались им для омовения рук и ног перед своей службой. Он был изготовлен целиком из отполированных до блеска медных листов, выкованных, в свою очередь, из маленьких зеркал, которыми пользовались еврейские женщины.
Вначале Моше не хотел принимать от них этот дар. Ведь прихорашиваясь перед зеркальцами, женщины стремились очаровать своих мужей, пробудить в них желание. Уместен ли такой материал для столь возвышенной цели, как строительство Храма?
Однако Б-г велел своему пророку взять зеркальца и сказал, что они не просто кошерны, а особенно дороги Ему. Ибо с помощью этих зеркал женщины приводили в мир «воинства» еврейских душ, находясь в египетском рабстве. Когда их мужья возвращались обессиленные с каторжных работ, жены встречали их сытным ужином. Затем садились рядом, брали зеркальца, смотрелись в них и говорили мужьям нежно и призывно: «Разве я не красива?» И мужчины забывали об усталости…
Благодаря этим легкомысленным зеркальцам фараону не удалось решить еврейскую проблему демографическим путем. Численность сынов Израиля быстро росла. Вот каков скрытый смысл выражения «зеркала воинств».
Зеркальная поверхность умывальника не только напоминала об исторической роли женщин в выживании еврейского народа, но и выполняла важную нравственную задачу. Когда мы оцениваем других, мы как будто смотрим на себя в зеркало. У ближнего мы видим только недостатки. Зеркало тоже выделяет, в первую очередь, наши непривлекательные черты. Поэтому, замечая дефекты в характере других, надо проверить, нет ли таких же недостатков у нас самих, и если они есть, постараться избавиться от них. Таков смысл изречения из трактата Мишны «Пиркей авот»: «Кто мудр? Тот, кто учится у каждого человека».
Готовясь к службе в Мишкане, коэны мыли руки и ноги. На мистическом уровне это означает, что они очищали себя от духовной скверны, от всех дефектов характера, от зависти и пристрастий. Храмовый умывальник, помогавший этому очищению, был целиком изготовлен из зеркал. Такая конструктивная особенность напоминала священникам, что они должны проверить, нет ли у них тех же недостатков, которые они замечают в других. Им надо было смотреть на других людей, как в «зеркало», чтобы правильно оценить себя. Если бы они видели только свое отражение, им было бы гораздо труднее выявить собственные недостатки.
Рав Менахем-Михаэль Гитик
Суббота в квадрате
«Шесть дней будет делаться работа, а в седьмой день будет у вас выделенность Суббота Суббот для Вс-вышнего» Шмот 35:2
Пятикнижие говорит о Шабате много раз. Только в прошлой главе «Ки тиса» - дважды (34:21, 31:13-17). А еще в главе «Бе-шалах», и в следующей за ней «Йитро», а также в главе «Эмор» в третьей Книге и в главе «Ва-этханан» в книге Дварим. И, конечно же, каждое упоминание о Шабате уникально, например, своим контекстом и соседством. В прошлой главе упоминание о Шабате между праздниками Песах и Шавуот позволяет («Хазкуни») увидеть намек на Шабат Холь ґаМоэд (Шабат внутри праздничной недели). А упоминание о запрете зажигать огонь (35:3) в нашей главе связано с Шестью Днями Творения.
«Сфат Эмет» объясняет, что все запреты на сорок без одного виды деятельности в Шабат связаны с идеей законченности Творения за Шесть Дней. Но, поскольку огонь был впервые сделан Адамом на исходе первого Шабата, то могло возникнуть сомнение, и потому «не зажигайте огня во всех жилищах ваших в день субботний».
Однако наш главный вопрос связан с удивительным термином «Шабат Шабатон».  Он появляется в связи с Шабатом и в прошлой главе, и в главе «Эмор», в то время как в Десяти Речениях в главах «Йитро» и «Ва-этханан» сказано лишь «и в седьмой день  - Шабат». 
Ответ, который дает рав Раппопорт из Меджибожа, связан с глаголом «теасэ – будет делаться». Сказано в трактате «Брахот» (35:2): «Во время, когда Израиль исполняет желание Места (Сущего) – их дела делаются иными». Вывод рава Раппопорта – если евреи, исполняющие Его волю и подчиняющие шесть дней недели Шабату, их дела делаются помимо них, и все дни недели становятся Шабатом ради Вс-вышнего. Шабат же становится для них Шабат Шабатон.
Но если евреи всю неделю растворены в суете, то Шабат для них лишь остров покоя в океане, бушующем их жизни. И глагол «сопровождающий» это «минимальное» отношение к Шабату «будете делать всякое дело свое». В случае же «Шабат Шабатон» сказано «будет делаться» в третьем лице!

Комментарий к Торе
Книга Шмот
Недельный раздел Ваякѓель
Главы 35:1-38:20
“И собрал Моше всю общину сынов Израиля” (Шемот, гл. 35, ст. 1).
И собрал на иврите - ваякѓель.

Рав Шимшон Рефаэль Гирш
Избранные комментарии на недельную главу Ваякѓель
Не стоит думать, что Храм и приносимые в нём жертвоприношения являются абсолютной гарантией спасения. Творец хочет от еврейского народа гораздо большего.

Глава 35
1. Сейчас, когда Свидетельство Закона, залог особого Б-жественного Присутствия в народе, были вторично дарованы Израилю, вновь стала насущной организация местопребывания этого Свидетельства. Описанные выше страшные события, помешавшие осуществлению этой задачи, имеют далеко идущее значение для задачи как таковой, для Святилища и той цели, с которой это Святилище надлежало возвести. Строительство Святилища должно было происходить под влиянием совершенно нового опыта. Народ и коэны поняли, насколько они все еще слабы и несовершенны, как много им еще необходимо сделать в непрерывной работе над собой, и насколько сильно они нуждаются в возвышении и искуплении. Более того, они познали Б-га во всей суровости Его наказания, но и во всей полноте Его милосердия. Они испытали все нюансы наших отношений с Б-гом, от чувства полного отторжения Б-гом до возвращения на высоты Б-жественного расположения. Святилище, которое предстояло построить, должно было стать местом, из которого бы идеал их призвания сиял вечно как личности, так и обществу. Оно должно было стать местом, где при любой ошибке и слабости они нашли бы свежие силы, чтобы вновь прокладывать путь вверх и чтобы оставаться на высоком уровне своего призвания, и где бы они нашли Б-жественные помощь и благословение и для того, и для другого. Таким образом, опыт, навеки вписанный в историю народа за время, прошедшее между приказанием построить самое первое Святилище и фактическим выполнением этого приказания, служит документальным свидетельством того, что при любой ошибке можно вернуться и вновь обрести расположение Б-га.
Но самым важным элементом этого жизненного опыта, предшествующего возведению первого Святилища, является следующее: народ совершил самое серьезное преступление в своей истории, и тем не менее, он оказался в состоянии восстановить величайшее проявление Б-жественного расположения, не имея храма и не принося жертв. Если бы нужны были еще какие-либо доказательства того, что храм и жертвоприношения сами по себе не гарантируют Б-жественной милости, но служат лишь наставлениями, которые показывают, как можно завоевать Б-жественное расположение, то такое доказательство самым неоспоримым образом предоставлено опытом, предшествовавшим строительству первого Святилища и столь нерасторжимо вплетенным в историю Израиля. 

Глава 36
8. и далее. Давайте вспомним о том, что все Святилище, во всех своих отдельных составляющих, обладало символическим значением, но что ни один предмет в Святилище нельзя было наделить символическим смыслом, если бы он не был обдуманно спланирован и изготовлен с таким расчетом. Давайте далее вспомним о том, что даже в случае рукописного текста, не имеющего другого значения, кроме символического, его символическая ценность при использовании для священной цели зависит от намерения писца, который его исполнил. Так при написании Свитка Торы намерение писца имеет столь важное значение, что Свиток обладает необходимой святостью лишь в том случае, когда он был написан
 ספר תורה לשם קדושת (с намерением, что он стал священным Свитком Закона). Всякий раз, когда писец пишет Имя Б-га, он должен провозглашать, что сейчас его цель - написать эти буквы с целью выражения Имени Б-га, לשם קדושת השם. Святость этих букв с такой полнотой определяется отношением выводящего их писца, что Свиток Торы, написанный еретиком - человеком, чьи взгляды, когда он переписывал Имя Б-га, как можно предположить, противоречили Б-жественной истине (содержащейся в Торе), так что можно даже сказать, что он выполнил работу לשם עבודה זרה (для целей идолопоклонства) - должен быть сожжен. (см. Шульхан арух, Йорэ деа 274:1, 276:2 и 281:1).
Давайте вспомним о том, что поскольку предметы Святилища - ковчег, стол, менора, завесы, одеяния и т.шаблоны для dleскачать фильмы
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам , либо войти на сайт под своим именем.
На момент добавления Комментарий к Торе Книга Шемот Недельный раздел Ваякѓель все ссылки были рабочие.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


КНИГИ, ДАРУЮЩИЕ ЖИЗНЬ

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Tорат Моше

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Партнёры
Внимание!

Все материалы используемые на данном сайте предоставляются только в целях ознакомления и не используются в коммерческих целях. Перепечатка и копирование с целью получения коммерческой выгоды запрещены!
Я желаю арабам мира и процветания — вне Израиля. У них есть 22 страны, у меня — только одна, и я не собираюсь её уступить!

KAX
ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЕ ЗНАНИЯ
вместо
МРАКОБЕСИЯ и НЕВЕЖЕСТВА!!!
Уроки Пятикнижия

Лекции на актуальные темы
ТОРА: ОТ ЯВНОГО К ТАЙНОМУ
Зов Сиона

Помощь проекту

Уважаемые посетители!
Ввиду того, что наш проект является некомерческим и не использует навязчивую рекламу, мы нуждаемся в Вашей помощи.
Если у Вас есть возможность хоть как-то помочь нашему проекту, мы были бы Вам признательны. Средства нужны для оплаты сервера и доменных адресов.
Наши счета
:

Z129923397412
Где оплатить
(по всему миру)

Опрос

Правомочна ли постановка вопроса: " Территории в обмен на мир"?


1. Да - это приведет к миру
2. Нет
3. Евреи не имеют права торговать землей, завещанной Б-гом.

Календарь

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Статистика