::И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!":: (Тора, Шмот 32:26)
::Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной":: (Первая книга Маккавеев, 2:27)

Комментарий к Торе Книга Шемот Недельный раздел Ки Тиса (часть 2)

9-03-2012, 14:59 Разместил: jude Просмотров: 1642
Комментарий к Торе
Книга Шмот
Недельный раздел Ки Тиса (часть 2)
Главы 30:11-34:35
“Когда будешь подсчитывать сынов Израиля” (гл.30, ст. 12).
Когда будешь подсчитывать на иврите - ки тиса. 
Рав Нахум Пурер
Содержание раздела
Б-г велит, чтобы каждый мужчина от 20 лет и старше сдал полшекеля серебра для “искупления души” и подсчета численности народа; затем дает указание изготовить медный умывальник для храмовой службы коэнов. Приведена формула масла для помазания, которым будут освящать Мишкан (передвижной Храм), его обстановку и священников-коэнов; перечислены также компоненты благовоний для воскурения на малом жертвеннике. Бецалель и Оголиав возглавят работы по возведению Мишкана. Евреям вновь заповедано строго соблюдать шаббат. Моше получает две каменные скрижали с высеченными на них Десятью заповедями. Тем временем в стане иноплеменников, примкнувших к евреям при Исходе, начинается паника: им кажется, что срок возвращения Моше с горы Синай миновал, - и “мы не знаем, что с ним сталось”. Вместе с некоторыми евреями они требуют назначить нового вождя и вынуждают Аарона изготовить Золотого тельца. Б-г велит Моше вернуться в стан, грозя уничтожить всех евреев и произвести от пророка новый народ. Увидев оргию идолопоклонства, Моше разбивает скрижали, затем уничтожает тельца и вместе с левитами наказывает зачинщиков бунта. Вернувшись на гору, он молит Б-га пощадить провинившийся народ. Молитва принята. Моше возводит Мишкан и просит Б-га показать “Славу свою” - механизм управления миром, но эта просьба выполняется лишь частично. Б-г велит Моше высечь новые скрижали и сообщает ему текст универсальной молитвы, пробуждающей Его милосердие. Евреи получают дальнейшие указания: им нельзя заключать соглашения с язычниками в Эрец-Исраэль и родниться с ними, а также смешивать мясные и молочные продукты в еде. Приведены законы Песаха; описан порядок посвящения Б-гу первенцев из скота и первинок урожая, а также выкупа сына-первенца. Б-г снова напоминает о святости шаббата и велит отмечать праздники Шавуот и Суккот. Когда Моше спускается с горы, неся вторые скрижали, его лицо светится изнутри - результат прямого общения с Тв-рцом. 
Неотразимый аромат скромности
«А ты возьми себе лучших благовоний - чистой мирры пятьсот шекелей…» (30:28).
«Цниют» - одна из самых трудных для понимания концепций Торы. Это слово переводят чаще всего как «скромность» и связывают с длиной подола женского платья и глубиной его выреза. Однако цниют - это нечто гораздо большее, чем стиль одежды.
Выставлять напоказ свое бриллиантовое колье и разъезжать на «роллс-ройсе» по бедному кварталу так же нескромно, как и носить мини-юбку. На самом деле, для слова «цниют» лучше подходит другое определение - «сокрытый».
В разделе «Ки тиса», который в этом году мы читаем сразу после праздника Пурим, приведен состав благовоний, используемых в масле «для священного помазания» и в смеси для воскурений («кторет»). Первым элементом благовоний названа «чистая мирра» - «мар дрор». В Талмуде сказано, что мирра указывает на Мордехая, мудреца и праведника, спасшего евреев Древней Персии от геноцида, поскольку на арамейском языке «мар дрор» - это «мара дахия». Получается - Мордехай.
Но какая связь между благовониями и Мордехаем?
Чем ценнее вещь, тем бережнее с ней надо обращаться и тем более надежная защита ей требуется. Помнится, при советской власти из всех московских музеев меньше всего рекламировали Алмазный фонд Кремля. Далеко не все приезжие о нем знали, и попасть туда было гораздо труднее, чем в Третьяковку или Оружейную палату.
Святыни тем более нуждаются в защите и сокрытии от посторонних глаз. Когда стоял Храм, кульминацией службы Йом Кипура было зажигание священной смеси «кторет» в Святая Святых храмового комплекса. Эту главную церемонию самого святого дня еврейского календаря первосвященник проводил в полном уединении.
Даже в другие дни, когда кторет зажигали не в Святая Святых, а в «Гейхале» (Святилище), коэны-священники выходили, чтобы не мешать таинству этой службы.
Имя Мордехая напоминает о мирре, потому что он не выставлял напоказ свою огромную духовную силу. Мордехай и Эстер проявили подлинный цниют в истории Пурима, и это спасло евреев Персии от уничтожения.
Когда Мордехай раскрыл заговор царских слуг, он не выставлял напоказ свой успех, не хвастался своей бдительностью, а тихо передал всю информацию Эстер, которая позаботилась о том, чтобы заслуга Мордехая стала известна царю в нужный момент.
Вся история Пурима, детективная по своей фабуле, похожа на игру в прятки. Само имя Эстер означает «скрытый». Когда Эстер избрали царицей Персидской империи, она, в первую очередь, постаралась скрыть от всех свое еврейское происхождение.
Более того, название книги, которую мы читаем в Пурим, «Мегилат Эстер» (Свиток Эстер) означает на святом языке «раскрытие сокрытого».
Сам Б-г предпочитает скрываться от нас за кулисами истории. Не случайно, обсуждая Катастрофу и другие трагедии прошлого века, люди часто задают вопрос: «Где был Б-г?»
Во времена Мордехая и Эстер, когда злодей Аман готовился осуществить «окончательное решение», евреи тоже спрашивали: «Где же Б-г?! Неужели Он не защитит нас?»
И Он защитил. Его скрытая Рука проявилась в искусных и незаметных дворцовых «интригах» Мордехая и Эстер, в неожиданных поворотах истории, рассказанной в «Мегилат Эстер», которая завершилась триумфальной победой добра над злом.
Когда Б-г скрытно берется за дело, мы можем распознать Его присутствие в цепочке событий, происходящих в мире. Но для этого от нас самих требуется смирение и проницательность.
Обитель для души
«И будут хранить шаббат сыны Израиля во всех поколениях своих (ле-доротам)…» (31:16).
Когда человек покидает этот мир, его душа испытывает состояние растерянности. Если он при жизни был целиком погружен в материальные заботы и стремился лишь к физическим удовольствиям, то даже после смерти его душа будет по-прежнему искать эти удовольствия. Однако, лишившись телесной оболочки, она больше не в состоянии наслаждаться радостями земного бытия и поэтому не может упокоиться. Она мечется в поисках того, чем уже не может обладать, и чего нет в лучшем из миров. Трудно передать страдания мятущейся души.
С другой стороны, если человек всю жизнь стремился к духовным приобретениям и использовал физический мир лишь как средство для возвышения своей души, то он перейдет в другой мир легко, без мучений. Его душа узнает свою новую духовную обитель и будет комфортно чувствовать себя в ней.
В приведенном стихе слово «ле-доротам» - «во всех поколениях своих» - может иметь и другой смысл: «как место их обитания». Когда человек правильно соблюдает шаббат, он впитывает в себя духовность и одновременно создает «место обитания» для себя в мире грядущем - в «мире, который целиком шаббат». Перейдя из физического мира в мир духовный, он окажется в привычной обстановке - шаббат станет уютным домом для его души.
Испытание верности
«И встал Моше в воротах стана и крикнул: «Кто за Б-га - ко мне!» и собрались вокруг него все левиты» (32:26).
Почему именно левиты, потомки Леви, третьего сына праотца Яакова, оказались на высоте в трагической истории поклонения золотому тельцу? Все дело в преемственности, объясняет Рамбам.
Наш первый праотец Авраам, впервые открывший для себя Тору, передал ее своему сыну Ицхаку, тот вручил ее Яакову, а Яаков - Леви. Когда сыны Израиля спустились в Египет, именно дети Леви создавали там иешивы. И Тора никогда не отходила от их уст. Поэтому именно это колено, только оно, проявило полную преданность Б-гу в том тяжелом кризисе.
Рав Шимшон Рефаэль Гирш
Избранные комментарии на недельную главу Ки Тиса
Соблюдение шаббата заключается в прекращении творческой работы. Тора учит нас смотреть на день субботний как на драгоценность, по отношению к которой у евреев есть ряд обязанностей.
Глава 31
1.Предыдущая глава включала указания по возведению Святилища. Все, что еще оставалось сделать, — это нанять мастеров, которым предстояло выполнить эти указания, и внести внутрь один объект, который не должен быть сделан руками людей, но дарован Б-гом, предмет, для которого человеческие руки возвели все Святилище как местопребывание: Свидетельство Закона. Оба эти события, назначение мастеров и презентация Свидетельства, описываются в этой главе.
3.… Тот факт, что эти возвышенные духовные свойства приписывают Бецалелю, проявляет со всей ясностью, что работа, которую предстояло выполнить, является не просто произведением искусства в обычном смысле этого слова, но творением, в котором каждая деталь должна обладать символическим значением, и что идеи, которые предстояло выразить в этой работе и через нее, должны вечно присутствовать в умах мастеров, чтобы направлять их мысли и намерения по мере выполнения ими этой работы.
12.Б-Г СКАЗАЛ. Это предложение не вводит нового закона. Закон соблюдения Шабата уже был дан ранее. Здесь этот закон просто получает дополнительные измерения, в частности в отношении заповедей, касающихся строительства Святилища, которые были даны в предыдущих отрывках. Возможно, именно по этой причине написано  ויאמרה, а не וידבר, как в провозглашениях законов, актуальных для исполнения во все времена. Б-г дал наставления по возведению Святилища; теперь Он провозглашает связь между этими заповедями и соблюдением Шабата.
13.ТОЛЬКО СОБЛЮДАЙТЕ МОИ ШАБАТЫ! Эти слова устанавливают приоритет соблюдения Шабата над заповедью возведения Святилища; даже работа по созданию Места Обитания (Б-жественного Присутствия) должна уступить Шабату. Впервые в Писании в отношении Шабата употребляется производное слова שמירה (соблюдение, хранение). Эта мысль повторяется трижды в данной главе (ст. 13, 14 и 16), показывая, что Шабат и его соблюдение составляют основной смысл этой главы. Использование этого термина учит нас смотреть на Шабат как на драгоценность, дарованную нам и доверенную нам на хранение, и что у нас, как у его «хранителей» есть определенные обязанности. Мы не должны быть «преступниками», (грешащими против Шабата); мы не должны «простирать руку» на него, (нарушая его законы); мы никогда не должны упускать его из виду, не должны приспосабливать его к нашим собственным представлениям. Напротив, мы должны самым тщательным и скурпулезным образом избегать всего того, что могло бы повредить священному сокровищу, доверенному нашему попечению…
Здесь говорится не о Шабате вообще, но о «Моих Шабатах»: каждый вступающий в историю Шабат нам вновь и вновь поручают на хранение как Б-жественную святость как таковую; каждый Шабат заново напоминает нам о нашей обязанности по отношению к нему и требует от нас, чтобы мы посвящали все силы исполнению нашей обязанности быть его хранителями… На этот раз Шабат защищают не от нарушения чьей-то индивидуальной профанной деятельностью или обычными профессиональными занятиями. Его оберегают от нарушения деятельностью, которая посвящена самым возвышенным священным Б-жественным и национальным целям: возведению Храма, который предназначен для достижения близости Б-га. Таким образом на соблюдении Шабата, которого требуют от нас, когда речь идет о других, менее священных делах, здесь настаивают с удвоенной силой.
ВЕДЬ ЭТО ЗНАК. Поскольку слово «Шабат» в этом стихе употребляется во множественном числе (Мои Шабаты), то слово «он» не может относиться к Шабату, а может относиться только к его «соблюдению», которое нам заповедано. (В оригинальном тексте Торы здесь употреблено местоимение «она», и оба обсуждаемых слова «Шабат» и «соблюдение» — женского рода. — прим. ред.)Таким образом прекращение всякой мелахи (творческой работы) в Шабат возвысилось до уровня «знака», символа, подразумевающего взаимность отношений между Б-гом и Израилем.
МЕЖДУ МНОЮ И ВАМИ. Именно по этому знаку Б-г узнает нас, а мы, в свою очередь, признаем Б-га в соответствии с идеалами, которыми этот знак символизирует.
17.В ст. 13 соблюдение Шабата, прекращение «творческой работы» в этот день было определено как «знак». Здесь это определение переносится на сам день. День Шабата как таковой — это памятник сотворению мира Б-гом в соответствии с Его свободным желанием, а то что мы прекращаем в этот день «творческую работу», в свою очередь, является мемориальным знаком, напоминающим нам о том, что следует признать Создателя нашим Хозяином, и поддерживающим в нас сознание того, что Он призвал нас к Себе на службу…
Шабат — это мемориал нашего отношения к Б-гу, в то время как Храм — напоминание о нашей позиции относительно Его Закона. Очевидно, что строительство Храма должно отступать перед соблюдением Шабата, так как Храм, как таковой, предполагает соблюдение Шабата. С другой стороны, Шабат отступает перед спасением человеческой жизни. («Спасение жизни приостанавливает действие законов соблюдения Шабата»). Этот принцип применяется и к другим заповедям. Так нам говорят: «Соблюдайте Мои законы и Мои (социальные) установления, которые человек исполняет и живет ими (Ваикра 18:5) — Чтобы он жил ими, а не умирал из-за них». Кроме того, «Ибо он (Шабат) святыня для вас (Шмот 31:14) — Он был передан вам, но вы не переданы ему». Цель Шабата — освятить вас; отсюда, его соблюдение не должно угрожать вашим жизням.
«Так сыны Израиля будут соблюдать Шабат (Шмот 31:16) — (Пусть ради него) нарушат один Шабат, чтобы он смог соблюсти много других Шабатов». Для соблюдения Шабата требуются живые люди; следовательно, разрешается нарушить Шабат ради того, чья жизнь в опасности, чтобы он смог выжить и соблюсти много других Шабатов (Йома 85б). Сохраняя жизнь тому, кто соблюдает Шабат, вы сохраняете сам Шабат; когда жизнь соблюдающего Шабат в опасности, будущее соблюдение самого Шабата находится под угрозой.
Глава 32
1.Вверху, на горе, (где Моше получал Устную Тору от Создателя), наставления по строительству Святилища Закона и презентации Свидетельства Закона подвели Откровение к той точке, где Закону предстояло обрести приют в народе. С места своего пребывания, как самой душе нации ему надлежало питать народ в целом и отдельные составляющие его индивидуальности духом провозглашенного Б-гом призвания, которое состояло в том, чтобы добиться для нации Присутствия Б-га в их среде, как обещано (25:8): «Они сделают Мне Святилище, и тогда Я буду пребывать в их среде».
Но в то само время когда все это происходило на горе Синай, внизу, в лагере, происходили события, которые должны были подчеркнуть со всей бесспорностью… пропасть между реальностью, отраженной в народной ментальности, и идеалами, сформулированными в Законе, который этой нации предстояло получить. То, что этот народ не сумел перенести сорокадневного отсутствия своего лидера Моше, и что так скоро после вспышек молний, под которые им заповедали: «Не делай себе… никакого изображения», сыны Израиля оказались в состоянии изготовить себе «золотого тельца», показало, что нация все еще была далека от истины и требований Б-жественного Закона.
Это с очевидностью показывает, что такой Закон невозможно истолковать как продукт своего времени. Он не может быть законом, который, подобно всем другим религиям и сводам законов, появился в среде самого народа в какой-то конкретный период его истории. В то же время, эти события демонстрируют нам Закон в его абсолютном качестве — абсолютном в силу его Б-жественного происхождения и его неотменимого предназначения пребывать среди людей и действовать на земле. В тот момент, когда этот Закон впервые вступил в мир, недостойность нации, которая должна была первой получить его на земле, ясно показала, что из двух кто-то должен уйти: либо Закон, либо все поколение того народа, для которого он предназначался. Решение было мгновенным: все поколение должно сойти с исторической сцены, и должно быть создано новое поколение, которое бы было готово и могло принять Закон. До этого момента Закон будет ждать своего часа.
Заявление Б-га Моше: «Я уничтожу их и произведу от тебя великий народ» (ст. 10); т.е. то, что нация, созданная для получения Закона, должна быть уничтожена, тогда как Моше и Закону обеспечено иное будущее, показывает с самого начала абсолютный характер судьбы, предопределенной для Закона, судьбы, которая гарантируется Самим Б-гом и которой движет Сам Б-г. Этому Закону никогда не придется приспосабливаться к меняющемуся времени; напротив, любой данный период получает право на настоящее и будущее только до тех пор, пока он приспосабливает себя к требованиям этого Закона. Закон являлся абсолютным предназначением еврейской нации, но поколение пустыни находилось все еще бесконечно далеко от этой цели. Если, тогда, этот Закон со своими идеальными неизменными требованиями смог, тем не менее, войти в среду народа в тот момент его истории, это не могло произойти лишь для того, чтобы позволить нации изменять его в соответствии с меняющемся временем, т.е. для обеспечения национального удобства. Нет, нации предстояло меняться до тех пор, пока она не проложила себе путь наверх к моральному и духовному уровню этого Закона.
Резюме: как только этот Закон вошел в среду народа, которым ему предстояло править, ему был брошен первый вызов происшествием с «золотым тельцом» . Закон должен был продемонстрировать свою Б-жественную силу, научив этот народ признавать его, а затем научив тому, как воздвигнуть Святилище, в первую очередь и прежде всего в качестве места искупления, места, где народ неустанно готовился бы к лучшему и более чистому будущему.
Прежде чем Святилище Закона было возведено, народу и коэнам необходимо было внушить сознание необходимости искупления.
СДЕЛАЙ НАМ БОГОВ, КОТОРЫЕ ПОЙДУТ ПЕРЕД НАМИ, ПОТОМУ ЧТО ЭТОТ ЧЕЛОВЕК МОШЕ… Пояснение назначения этих богов, «которые пойдут перед нами», и обоснование «потому что этот человек Моше» и т.д. делают очевидным, что происшедшее не было падением, возвратом к язычеству в смысле обычного отступления от Б-га. Люди хотели, чтобы Аарон изготовил объект, который заменил бы не Б-га, а Моше. Люди полагали, что с Моше произошло несчастье, что он умер, и поэтому они требовали от Аарона сделать им нового «Моше», которого они никогда не смогли бы лишиться. Но тот факт, что они связывали свои надежды на будущее с существованием Моше, и их представление, что человек может, имеет право и должен сделать для себя «образ Моше», совершенно расходятся с базисной еврейской концепцией Б-га и взаимоотношений между Б-гом и человеком, которые уже разъяснило Детям Израиля Б-жественное предостережение: «… Я говорил с вами с небес; не делайте при Мне (изображений) Б-гов…» (Шмот 20:22—23; см. коментарии там же).
Сказавшие Аарону: «Встань, сделай нам богов, которые пойдут перед нами, потому что этот человек Моше, который вывел нас из Египта, мы не знаем, что случилось с ним», оказались в плену языческой иллюзии субъективизма. Они рассматривали Моше не как инструмент Б-жественной воли, избранный и посланный по почину Б-га, но как человеческое существо, которое в силу своих личных качеств возвысилось над обычной человеческой природой и достигло уровня Б-жественности. Поэтому они считали, что Моше может влиять на волю Б-га и что существование Моше может обеспечить им Б-жественное покровительство. В их глазах не Б-г посредством Моше вывел их из Египта, а Моше вынудил Б-га совершить это освобождение. Они не считали Б-жественные законы и указы, приходившие к ним через Моше, чем-то таким, что останется с ними даже после того, как смертного, сообщившего их сынам Израиля, больше не будет в живых; они не видели в Законе средства своей неотъемлемой связи с Б-гом и своей неотъемлемой гарантии Б-жественного покровительства. Вместо этого они рассматривали личность Моше, человека, близкого к Б-гу, как основное звено в их связи с Б-гом. Лишь до тех пор, пока был жив Моше, они могли быть уверенны в Б-жественном покровительстве. Они считали, что отношения между Моше и Б-гом были установленны по инициативе Моше, а не Б-га; следовательно, рассуждали они, если Моше больше нет в живых, они могли и должны были предпринять со своей стороны какое-нибудь действие, чтобы привязать к себе божество. Они еще не вполне усвоили еврейскую концепцию, согласно которой человек имеет непосредственный доступ к Б-гу и не нуждается в посредничестве, если ведет себя в соответствии с Б-жественной волей. Или, быть может, страх, что отныне они вынуждены будут бродить по пустыне без направляющего их лидера, заставил их усомниться в этой истине.
2—4.… Стоит задуматься, почему Аарон, имевший свободу выбора формы, которую предстояло отлить, выбрал фигуру тельца. Предполагали, что телец, видимо, представляет собой Аписа, священного быка древних египтян. Однако египетский Апис был не рукотворным идолом, а живым быком определенной формы с особыми отметинами на шкуре. Кроме того, почему Аарон должен был выбрать именно фигуру животного, которому поклонялись как верховному божеству в той стране, где когда-то обитал его народ?
Выбор Аароном именно этой формы показывает с абсолютной точностью, что она не должна была представлять Аписа или что-либо еще, что должно было напоминать священного быка. Мы уже несколько раз упоминали — это нашло подтверждение в нашем исследовании ритуала жертвоприношения — что в символизме жертвоприношения в иудаизме виды פר (бык), שור (вол) и בקר (крупный рогатый скот), используемые человеком в его трудовой деятельности, символизируют силу, поставленную на службу высшей сущности. В этом причина выбора Аароном тельца: с одной стороны, он стремился удовлетворить требования народа, который на самом деле искал не другого Б-га, а лишь нового «Моше», а с другой стороны, он стремился ограничить заблуждения народа пределами полуязычества. Для этой цели ни одна другая фигура не подходила в такой степени, как фигура быка, который представляет не главенствующую силу, а лишь послушное орудие. Кроме того, выбирая из этого вида не взрослого быка, а лишь теленка, Аарон стремился представить даже это послушное орудие в его наименее могучем варианте.
5.КОГДА ААРОН УВИДЕЛ ЭТО. Аарон видел, что заблуждение уже пересекло узкое ущелье, отделяющее представление об образе как о Б-жественном посреднике от представлении о нем как о полноправном божестве. Поэтому он хотел положить конец этому заблуждению, призывая к акту почитания Одного единственного Б-га. Он хотел также выиграть время, назначив праздник лишь на следующий день. Он воздвиг жертвенник לפניו (перед собой), а не перед тельцом. Тот факт, что имя Аарона дважды повторяется в этом стихе, заставляет предположить, что он сделал это воззвание, чтобы противостоять высказыванием народа, и что он вложил в это усилие всю свою энергию.
6.Ст. 8 проясняет, что исполнению намерения Аарона помешали, и жертвы приносились не Б-гу, а тельцу. Тот факт, что глагол «и сел» вводит новое подлежащее «народ», предполагает, что не весь народ участвовал в жертвоприношениях. Лишь его представители и зачинщики дошли до этого. Однако народ присоединился к последовавшему за принесением жертв пиру и сопутствующим увеселениям.
Примечательно, что это увеселение характеризуется словом צחק (буквально «смеяться»). В Писании, использование формы этого глагола всегда предполагает очернение цели веселья; он выражает чувство превосходства участника веселья над явлением или объектом, который на самом деле серьезен, величественен, возвышен или благороден. Когда человек приносит жертву Единому Б-гу и Его Закону в соответствии с этим Законом, он показывает этим, что он подчиняет себя, так сказать, «приносит себя в жертву» Б-гу и диктатам Его святого, освящающего нравственного Закона. Такое жертвоприношение ведет к почитанию возвышенного, величественного и благородного, вознесенного над человеком и приглашающего его взмыть к своему собственному высокому уровню. Напротив, языческие жертвы, приносимые божеству собственного изготовления, вытекают из низкого субъективизма и, таким образом, поощряют субъективизм и в приносящем их человеке. Такое жертвоприношение не предполагает никакого самоотречения со стороны индивидуума. Он пытается использовать жертву как средство, для того чтобы заставить предполагаемого повелителя его судьбы выполнить его личные просьбы. Он считает, что при помощи жертвы сможет умилостивить гнев или преодолеть безразличие этой высшей силы. Принося жертву, он не обуздывает свои личные желания, а связывает по рукам и ногам то божество, которому он поклоняется. Язычество и его жертвенные ритуалы представляют собой не только деморализующую идеализацию физических объектов, но и являются полной противоположностью еврейской концепции «жертвоприношения». Непосредственным результатом этих ритуалов являются разложение и безнравственность; языческое жертвоприношение, так сказать, «снимает узду» с человека. צחק, кроме того, предполагает разнузданную чувственность. Как показывает сам термин, это не есть распущенность, порожденная моментной страстью, а более нарочитый вид безнравственности — попытка показать несостоятельность моральных ограничений, высмеять моральный закон, канонизируя безнравственность.
Итак, в тот самый момент, когда моральный закон Б-га должен был вступить в среду еврейского народа и удостоиться на земле святилища в качестве единственной связи и гарантии соединения Б-га с Израилем, этот народ на собственном опыте узнал и усвоил навечно, что даже самое незначительное отступление от исключительной преданности Одному единственному Б-гу, принятие любого языческого культа, неважно в какой форме, неизбежно ведет к отрицанию дарованного Израилю закона морали. Одновременно, первый в истории еврейского народа первосвященник накануне своей инаугурации усвоил для себя лично и на будущее, что еврейский коэн не должен стараться быть «ловкачем», что Б-жественные истины не им созданы. Не ему искать с ними компромисса, он не может отказаться от части этих истин, чтобы сохранить остальные. Учение Б-га высечено в гранитной скале. Его можно либо принять, либо отвергнуть; но ни один коэн не может изменить его ни на йоту.
10.… Если ты оставишь это на Мое усмотрение, если ты не будешь вступаться за них, народ будет предоставлен самому себе. Если не появится какой-нибудь элемент изнутри самого народа, чтобы помочь ему исправиться и удалить от отступничества, то выбора не будет, и его придется уничтожить. Однако Я не откажусь от Своего первоначального намерения и обещания, которое Я намеревался исполнить через Израиль, поэтому как ты все еще здесь. Я сделаю тебя вторым Авраамом и взращу обещанную «великую нацию» из твоего потомства, т.к. ты, в конце концов, тоже — семя Авраама.
15 и 16.В результате событий, описанных в предыдущих стихах, Моше спустился с горы, чтобы выполнить задание, которое он сам считал необходимым и которое было освящено и, фактически, предложено Самим Б-гом: уничтожить измену, совершенную против дела Б-га, и сделать это так, чтобы спасти будущее нации. Моше шел вниз бороться за то, чтобы Закон Б-га смог утвердиться в среде народа. Поэтому он спускался с «двумя Скрижалями Свидетельства в руке». Подобно Пинхасу, он спускался как ревнитель во имя Б-га, и предпринятый им поступок не был совершен в соответствии с точно выраженными указаниями Б-га. Это был собственный поступок Моше, исполненный в соответствии с Б-жественным духом.
19.До тех пор пока языческие заблуждения, вне зависимости от их формы, основываются лишь на интелектуальной ошибке и остаются в пределах разумного, всегда есть надежда, что ошибка уступит место просвещенности, а заблуждение — истине, и что те, кого поразили эти идеи, исправятся. Но все не так, однако, если языческие заблуждения, перейдя границы интелектуальной ошибки, достигли того этапа, когда отравлена мораль и когда разнузданной аморальной невоздержанности открыто поклоняются на жертвеннике ошибки. В таком случае чувственность прилепляется к корню, который обеспечит ее таким долгожданным питанием, что, насколько легко исправить тех, кто лишь сбился с пути, настолько трудно будет улучшить и наставить тех, чья мораль уже развращена.
Все то время пока Моше только знал, что телец изготовлен и что ему поклоняются, он все еще надеялся, что ему удастся подготовить «чистую площадку» для пребывания Б-жественного Закона среди людей. Поэтому, спускаясь с горы, он взял с собой Свидетельство Закона. Но когда он сам увидел тельца и танцы, он понял, что языческая ошибка уже породила свой обычный плод — разнузданную чувственность. В этот момент он понял, что для этого Закона должна быть основана новая нация. Поэтому, без колебаний, обеими руками — ידו , что означает включение множественного элемента в единственное число — он бросил скрижали и разбил их на куски, со всей очевидностью выражая ту мысль, что этот народ недостоин Закона и не готов получить его.
20.Первый поступок Моше состоял в том, чтобы посредством какого-то конкретного действия дать понять народу, что бог их заблуждений — полнейшее ничтожество. Он не только разбил тельца, но и приказал каждому члену своей нации физически участвовать в полном разрушении этого бога. Люди должны были, так сказать, выпить своего бога. Тот, на кого они возлагали свои надежды на физическое выживание и безопасность, должен был закончить существование в их телах. Тот, кто собирался вырыть могилу их физической чистоте, ныне должен был обрести свою собственную могилу в их физической сущности. К таким выразительным приемам обучения прибегает Моше. Тот факт, что никто и пальцем не пошевелил, чтобы спасти своего бога от рук «этого человека Моше», и то, что ни один не отказался выпить прах своего идола, было первым знаком покаяния в народе и, в то же время, доказательством того, что более энергичное воздействие в предшествующий период могло бы уберечь людей от заблуждения.
21.Первым и самым насущным требованием момента было показать слабость идола, уничтожив его физически. Этот поступок подготовил почву для того, чтобы народ пришел в себя. Лишь после этого Моше обращается к Аарону. Полное отсутствие сопротивления уничтожению тельца показало, чего можно было бы добиться энергичными действиями в народе. Поэтому так настойчиво прозвучал обращенный к Аарону вопрос Моше: «Какую силу употребил этот народ против тебя, что тебе пришлось позволить им добиться своего и упорствовать в своей ошибке? …»
22—24. Этот ответ поистине раскрывает величие Аарона. Он ничего не говорит в свое оправдание; он хранит молчание по поводу оправдывающих его обстоятельств, о которых мы уже знаем и которые облегчили бы его вину… Он добровольно признает почти все обвинения в том, что случилось, и винит себя в потере присутствия духа. «Ты знаешь, каковы эти люди, когда грех овладевает ими. Ты знаешь, как стремительно могут они действовать, когда ими овладевает страсть». Вот и все, что Аарон произносит в свою защиту. «По этой причине я даже не пытался возражать им, а сразу согласился на их требование».
Сравните смягченный вариант Аарона (Они сказали мне: «Сделай нам богов…») с репортажем Писания о действительном развитии событий (Народ собрался вокруг Аарона, и они сказали ему: «Вставай, делай нам богов…»). Затем он продолжает: «Я бросил их золото в огонь» (чтобы расплавить его, объясняет он, но ничего не говорит об изнурительной работе, которую ему пришлось проделать после этого). «Именно так, из-за моей слабовольной покорности, появился этот телец».
25.Из этого рассказа Моше понял, что голос истины и долга окончательно перестал звучать в его народе… Но это отсутствие сдерживающего начала возымело место лишь потому, что Аарон не употребил своей энергии, чтобы донести до людей этот голос правды и долга. Ему не удалось защитить идеалы, которые должны были служить сдерживающими факторами, управляющими их волей и поступками. Вместо этого он полностью предоставил народ самому себе. Обратите внимание на употребление женского рода פרעה вместо мужского פרעו. Употребление женского рода подчеркивает слабость нации…
29.После того как они завершили дело, спасшее Закон, Моше сказал им: «Оставайтесь теми, кем вы начали быть сегодня». Утвердите себя как «ревнители» и поборники Б-жественного Закона. Вы не нуждаетесь ни в каком особом назначении или призыве, чтобы сделать это. Всякий раз, когда к Закону относятся с презрением, каждый человек призван действовать как защитник и хранитель Закона. Долг и ответственность, возложенные на каждого в этой связи, представляют собой его верительные грамоты. И действительно, чем менее «официален» его поступок, тем значительнее и эффективнее он будет, и тем глубже внушит каждому тот дух, который должен жить в них всех.
ПУСТЬ ОСТАЕТСЯ КАЖДЫЙ ПРОТИВ СВОЕГО СЫНА И ПРОТИВ СВОЕГО БРАТА. Однако лишь тот, кто способен защитить Закон даже от своего ближайшего родственника, может действовать как защитник Закона от всего общества. Он может требовать от других лишь такого поведения, какого он ожидал бы от своего ближайшего родственника…
Комментарий к Торе
Книга Шмот
Недельный раздел Ки Тиса (часть 2)
Главы 30:11-34:35
“Когда будешь подсчитывать сынов Израиля” (гл.30, ст. 12).
Когда будешь подсчитывать на иврите - ки тиса. 


Рав Нахум Пурер
Содержание раздела
Б-г велит, чтобы каждый мужчина от 20 лет и старше сдал полшекеля серебра для “искупления души” и подсчета численности народа; затем дает указание изготовить медный умывальник для храмовой службы коэнов. Приведена формула масла для помазания, которым будут освящать Мишкан (передвижной Храм), его обстановку и священников-коэнов; перечислены также компоненты благовоний для воскурения на малом жертвеннике. Бецалель и Оголиав возглавят работы по возведению Мишкана. Евреям вновь заповедано строго соблюдать шаббат. Моше получает две каменные скрижали с высеченными на них Десятью заповедями. Тем временем в стане иноплеменников, примкнувших к евреям при Исходе, начинается паника: им кажется, что срок возвращения Моше с горы Синай миновал, - и “мы не знаем, что с ним сталось”. Вместе с некоторыми евреями они требуют назначить нового вождя и вынуждают Аарона изготовить Золотого тельца. Б-г велит Моше вернуться в стан, грозя уничтожить всех евреев и произвести от пророка новый народ. Увидев оргию идолопоклонства, Моше разбивает скрижали, затем уничтожает тельца и вместе с левитами наказывает зачинщиков бунта. Вернувшись на гору, он молит Б-га пощадить провинившийся народ. Молитва принята. Моше возводит Мишкан и просит Б-га показать “Славу свою” - механизм управления миром, но эта просьба выполняется лишь частично. Б-г велит Моше высечь новые скрижали и сообщает ему текст универсальной молитвы, пробуждающей Его милосердие. Евреи получают дальнейшие указания: им нельзя заключать соглашения с язычниками в Эрец-Исраэль и родниться с ними, а также смешивать мясные и молочные продукты в еде. Приведены законы Песаха; описан порядок посвящения Б-гу первенцев из скота и первинок урожая, а также выкупа сына-первенца. Б-г снова напоминает о святости шаббата и велит отмечать праздники Шавуот и Суккот. Когда Моше спускается с горы, неся вторые скрижали, его лицо светится изнутри - результат прямого общения с Тв-рцом. 

Неотразимый аромат скромности
«А ты возьми себе лучших благовоний - чистой мирры пятьсот шекелей…» (30:28).
«Цниют» - одна из самых трудных для понимания концепций Торы. Это слово переводят чаще всего как «скромность» и связывают с длиной подола женского платья и глубиной его выреза. Однако цниют - это нечто гораздо большее, чем стиль одежды.
Выставлять напоказ свое бриллиантовое колье и разъезжать на «роллс-ройсе» по бедному кварталу так же нескромно, как и носить мини-юбку. На самом деле, для слова «цниют» лучше подходит другое определение - «сокрытый».
В разделе «Ки тиса», который в этом году мы читаем сразу после праздника Пурим, приведен состав благовоний, используемых в масле «для священного помазания» и в смеси для воскурений («кторет»). Первым элементом благовоний названа «чистая мирра» - «мар дрор». В Талмуде сказано, что мирра указывает на Мордехая, мудреца и праведника, спасшего евреев Древней Персии от геноцида, поскольку на арамейском языке «мар дрор» - это «мара дахия». Получается - Мордехай.
Но какая связь между благовониями и Мордехаем?
Чем ценнее вещь, тем бережнее с ней надо обращаться и тем более надежная защита ей требуется. Помнится, при советской власти из всех московских музеев меньше всего рекламировали Алмазный фонд Кремля. Далеко не все приезжие о нем знали, и попасть туда было гораздо труднее, чем в Третьяковку или Оружейную палату.
Святыни тем более нуждаются в защите и сокрытии от посторонних глаз. Когда стоял Храм, кульминацией службы Йом Кипура было зажигание священной смеси «кторет» в Святая Святых храмового комплекса. Эту главную церемонию самого святого дня еврейского календаря первосвященник проводил в полном уединении.
Даже в другие дни, когда кторет зажигали не в Святая Святых, а в «Гейхале» (Святилище), коэны-священники выходили, чтобы не мешать таинству этой службы.
Имя Мордехая напоминает о мирре, потому что он не выставлял напоказ свою огромную духовную силу. Мордехай и Эстер проявили подлинный цниют в истории Пурима, и это спасло евреев Персии от уничтожения.
Когда Мордехай раскрыл заговор царских слуг, он не выставлял напоказ свой успех, не хвастался своей бдительностью, а тихо передал всю информацию Эстер, которая позаботилась о том, чтобы заслуга Мордехая стала известна царю в нужный момент.
Вся история Пурима, детективная по своей фабуле, похожа на игру в прятки. Само имя Эстер означает «скрытый». Когда Эстер избрали царицей Персидской империи, она, в первую очередь, постаралась скрыть от всех свое еврейское происхождение.
Более того, название книги, которую мы читаем в Пурим, «Мегилат Эстер» (Свиток Эстер) означает на святом языке «раскрытие сокрытого».
Сам Б-г предпочитает скрываться от нас за кулисами истории. Не случайно, обсуждая Катастрофу и другие трагедии прошлого века, люди часто задают вопрос: «Где был Б-г?»
Во времена Мордехая и Эстер, когда злодей Аман готовился осуществить «окончательное решение», евреи тоже спрашивали: «Где же Б-г?! Неужели Он не защитит нас?»
И Он защитил. Его скрытая Рука проявилась в искусных и незаметных дворцовых «интригах» Мордехая и Эстер, в неожиданных поворотах истории, рассказанной в «Мегилат Эстер», которая завершилась триумфальной победой добра над злом.
Когда Б-г скрытно берется за дело, мы можем распознать Его присутствие в цепочке событий, происходящих в мире. Но для этого от нас самих требуется смирение и проницательность.

Обитель для души
«И будут хранить шаббат сыны Израиля во всех поколениях своих (ле-доротам)…» (31:16).
Когда человек покидает этот мир, его душа испытывает состояние растерянности. Если он при жизни был целиком погружен в материальные заботы и стремился лишь к физическим удовольствиям, то даже после смерти его душа будет по-прежнему искать эти удовольствия. Однако, лишившись телесной оболочки, она больше не в состоянии наслаждаться радостями земного бытия и поэтому не может упокоиться. Она мечется в поисках того, чем уже не может обладать, и чего нет в лучшем из миров. Трудно передать страдания мятущейся души.
С другой стороны, если человек всю жизнь стремился к духовным приобретениям и использовал физический мир лишь как средство для возвышения своей души, то он перейдет в другой мир легко, без мучений. Его душа узнает свою новую духовную обитель и будет комфортно чувствовать себя в ней.
В приведенном стихе слово «ле-доротам» - «во всех поколениях своих» - может иметь и другой смысл: «как место их обитания». Когда человек правильно соблюдает шаббат, он впитывает в себя духовность и одновременно создает «место обитания» для себя в мире грядущем - в «мире, который целиком шаббат». Перейдя из физического мира в мир духовный, он окажется в привычной обстановке - шаббат станет уютным домом для его души.

Испытание верности
«И встал Моше в воротах стана и крикнул: «Кто за Б-га - ко мне!» и собрались вокруг него все левиты» (32:26).
Почему именно левиты, потомки Леви, третьего сына праотца Яакова, оказались на высоте в трагической истории поклонения золотому тельцу? Все дело в преемственности, объясняет Рамбам.
Наш первый праотец Авраам, впервые открывший для себя Тору, передал ее своему сыну Ицхаку, тот вручил ее Яакову, а Яаков - Леви. Когда сыны Израиля спустились в Египет, именно дети Леви создавали там иешивы. И Тора никогда не отходила от их уст. Поэтому именно это колено, только оно, проявило полную преданность Б-гу в том тяжелом кризисе.

Рав Шимшон Рефаэль Гирш
Избранные комментарии на недельную главу Ки Тиса
Соблюдение шаббата заключается в прекращении творческой работы. Тора учит нас смотреть на день субботний как на драгоценность, по отношению к которой у евреев есть ряд обязанностей.

Глава 31
1.Предыдущая глава включала указания по возведению Святилища. Все, что еще оставалось сделать, — это нанять мастеров, которым предстояло выполнить эти указания, и внести внутрь один объект, который не должен быть сделан руками людей, но дарован Б-гом, предмет, для которого человеческие руки возвели все Святилище как местопребывание: Свидетельство Закона. Оба эти события, назначение мастеров и презентация Свидетельства, описываются в этой главе.
3.… Тот факт, что эти возвышенные духовные свойства приписывают Бецалелю, проявляет со всей ясностью, что работа, которую предстояло выполнить, является не просто произведением искусства в обычном смысле этого слова, но творением, в котором каждая деталь должна обладать символическим значением, и что идеи, которые предстояло выразить в этой работе и через нее, должны вечно присутствовать в умах мастеров, чтобы направлять их мысли и намерения по мере выполнения ими этой работы.
12.Б-Г СКАЗАЛ. Это предложение не вводит нового закона. Закон соблюдения Шабата уже был дан ранее. Здесь этот закон просто получает дополнительные измерения, в частности в отношении заповедей, касающихся строительства Святилища, которые были даны в предыдущих отрывках. Возможно, именно по этой причине написано  ויאמרה, а не וידבר, как в провозглашениях законов, актуальных для исполнения во все времена. Б-г дал наставления по возведению Святилища; теперь Он провозглашает связь между этими заповедями и соблюдением Шабата.
13.ТОЛЬКО СОБЛЮДАЙТЕ МОИ ШАБАТЫ! Эти слова устанавливают приоритет соблюдения Шабата над заповедью возведения Святилища; даже работа по созданию Места Обитания (Б-жественного Присутствия) должна уступить Шабату. Впервые в Писании в отношении Шабата употребляется производное слова שמירה (соблюдение, хранение). Эта мысль повторяется трижды в данной главе (ст. 13, 14 и 16), показывая, что Шабат и его соблюдение составляют основной смысл этой главы. Использование этого термина учит нас смотреть на Шабат как на драгоценность, дарованную нам и доверенную нам на хранение, и что у нас, как у его «хранителей» есть определенные обязанности. Мы не должны быть «преступниками», (грешащими против Шабата); мы не должны «простирать руку» на него, (нарушая его законы); мы никогда не должны упускать его из виду, не должны приспосабливать его к нашим собственным представлениям. Напротив, мы должны самым тщательным и скурпулезным образом избегать всего того, что могло бы повредить священному сокровищу, доверенному нашему попечению…
Здесь говорится не о Шабате вообще, но о «Моих Шабатах»: каждый вступающий в историю Шабат нам вновь и вновь поручают на хранение как Б-жественную святость как таковую; каждый Шабат заново напоминает нам о нашей обязанности по отношению к нему и требует от нас, чтобы мы посвящали все силы исполнению нашей обязанности быть его хранителями… На этот раз Шабат защищают не от нарушения чьей-то индивидуальной профанной деятельностью или обычными профессиональными занятиями. Его оберегают от нарушения деятельностью, которая посвящена самым возвышенным священным Б-жественным и национальным целям: возведению Храма, который предназначен для достижения близости Б-га. Таким образом на соблюдении Шабата, которого требуют от нас, когда речь идет о других, менее священных делах, здесь настаивают с удвоенной силой.
ВЕДЬ ЭТО ЗНАК. Поскольку слово «Шабат» в этом стихе употребляется во множественном числе (Мои Шабаты), то слово «он» не может относиться к Шабату, а может относиться только к его «соблюдению», которое нам заповедано. (В оригинальном тексте Торы здесь употреблено местоимение «она», и оба обсуждаемых слова «Шабат» и «соблюдение» — женского рода. — прим. ред.)Таким образом прекращение всякой мелахи (творческой работы) в Шабат возвысилось до уровня «знака», символа, подразумевающего взаимность отношений между Б-гом и Израилем.
МЕЖДУ МНОЮ И ВАМИ. Именно по этому знаку Б-г узнает нас, а мы, в свою очередь, признаем Б-га в соответствии с идеалами, которыми этот знак символизирует.
17.В ст. 13 соблюдение Шабата, прекращение «творческой работы» в этот день было определено как «знак». Здесь это определение переносится на сам день. День Шабата как таковой — этшаблоны для dleскачать фильмы
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам , либо войти на сайт под своим именем.
На момент добавления Комментарий к Торе Книга Шемот Недельный раздел Ки Тиса (часть 2) все ссылки были рабочие.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


КНИГИ, ДАРУЮЩИЕ ЖИЗНЬ

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Tорат Моше

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Партнёры
Внимание!

Все материалы используемые на данном сайте предоставляются только в целях ознакомления и не используются в коммерческих целях. Перепечатка и копирование с целью получения коммерческой выгоды запрещены!
Я желаю арабам мира и процветания — вне Израиля. У них есть 22 страны, у меня — только одна, и я не собираюсь её уступить!

KAX
ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЕ ЗНАНИЯ
вместо
МРАКОБЕСИЯ и НЕВЕЖЕСТВА!!!
Уроки Пятикнижия

Лекции на актуальные темы
ТОРА: ОТ ЯВНОГО К ТАЙНОМУ
Зов Сиона

Помощь проекту

Уважаемые посетители!
Ввиду того, что наш проект является некомерческим и не использует навязчивую рекламу, мы нуждаемся в Вашей помощи.
Если у Вас есть возможность хоть как-то помочь нашему проекту, мы были бы Вам признательны. Средства нужны для оплаты сервера и доменных адресов.
Наши счета
:

Z129923397412
Где оплатить
(по всему миру)

Опрос

Правомочна ли постановка вопроса: " Территории в обмен на мир"?


1. Да - это приведет к миру
2. Нет
3. Евреи не имеют права торговать землей, завещанной Б-гом.

Календарь

«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Статистика