::И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!":: (Тора, Шмот 32:26)
::Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной":: (Первая книга Маккавеев, 2:27)

Комментарий к Торе Книга Шемот Недельный раздел Мишпатим

  • Сообщить о ошибке
2-02-2012, 15:38 Разместил: jude Просмотров: 2 774

 

Комментарий к Торе
Книга Шемот
Недельный раздел Мишпатим
Главы 21:1-24:18
“И вот законы... ”.
На иврите законы - мишпатим.

Комментарий к Торе

Книга Шемот

Недельный раздел Мишпатим

Главы 21:1-24:18

“И вот законы... ”.

На иврите законы - мишпатим.


Рав Шимшон Рефаэль Гирш
Избранные комментарии на недельную главу Мишпатим
Термины «раб» и «рабовладельчество» ассоциируются у читателей с плантациями, жгучим солнцем и побоями. Еврейское рабство коренным образом отличается от этой неприглядной картины.

Глава 21
2.ЕСЛИ КУПИШЬ РАБА-ЕВРЕЯ. Для непредвзятого ума ничто не может так неоспоримо доказать подлинность Устного Закона, как эти два первых раздела (ст. 2-6 и 7-11), с которых начинается «законодательство Моше». Это - гражданский и уголовный кодекс нации; он выдвигает принципы и положения права и гуманности, регулирующие человеческие отношения внутри государства. Как можно было ожидать, первый параграф имеет дело с личными правами. Но с чего он начинается? С законов, применяемых, когда человек продает другого человека или собственную дочь в рабство! Как невообразимо чудовищно было бы все это, если бы этот «документ» оказался единственной «книгой закона» еврейского народа; если бы он и только он являлся основным источником «еврейского общественного закона»! Это, действительно, из ряда вон выходящие ситуации, и было бы естественно ожидать, что до их рассмотрения Закон обратился бы к менее странным случаям, обсуждая их, разъясняя и устанавливая юридические принципы для их разрешения. И тем не менее именно с этих фраз, которые, казалось бы, перечеркивают понятие личной свободы, утверждая ограничение этого самого священного человеческого права, начинается изложение Закона!
Однако все это явится нам в совершенно ином свете, если мы поймем, что эта «книга» не является первичным источником еврейского закона, если мы осознаем, что таковым является та юридическая традиция, которая сохранялась живым словом, а «книга» служила лишь подспорьем памяти и источником разрешения сомнительных ситуаций.
Учтите, что, как подтверждает сам текст, к тому времени, когда незадолго до своей смерти Моше передал эту книгу народу, Закон уже более сорока лет был известен еврейскому народу и оказывал свое влияние на жизнь евреев.
Эти факты помогают нам понять, почему подобные, исключительные, судебные дела изложены в самом начале: это сделано для того, чтобы настоятельно напомнить нам об ординарных принципах социальной справедливости.
Мы тогда поймем, что «книга» регистрирует не юридические принципы вообще, а прежде всего индивидуальные, конкретные случаи. И делается это в такой поучительной манере, что из рассмотрения этих дел мы можем легко извлечь принципы, которые были вверены живой душе народа. Вообще язык, использованный в этой «книге», был столь мастерски выбран, что во многих примерах один необычный термин, одна измененная конструкция, даже позиция одного слова или отдельной буквы могут подразумевать целую цепочку юридических понятий. Эта книга не предназначалась в качестве первичного источника Закона. Она была полна смысла для тех, кто уже был сведущ в Законе, чтобы использовать ее для сохранения и обновления того, что хранится в памяти. Она должна была стать учебным пособием для преподавателей Закона, справочником для подтверждения Устного Закона, чтобы внимательный ученик, имея перед собой написанный текст, легко мог бы восстановить в уме знания, полученные в устной форме.
Связь между Письменным Учением и Устным Законом такая же, как между конспектом, сделанным во время научной лекции, и самой лекцией. Студенты, изучающие предмет, после лекции нуждаются лишь в кратких записях, чтобы вспомнить лекцию в любое время. Они часто обнаруживают, что для этого достаточно подчеркнутого слова, вопросительного или восклицательного знака или даже просто точки. Но для тех, кто не посещал лекций, эти записи будут совершенно бесполезны; пытаясь на их основе восстановить лекцию, они неизбежно наделают ошибок. Слова, знаки и т.д., которые служат для студента, слушавшего лекцию, крайне полезными путеводными звездами для сохранения истин, раскрытых лектором, кажутся совершенно бессмысленными нерадивому ученику. Нерадивый, пытающийся использовать те же знаки, чтобы создать (в противоположность к «воссоздать») для себя лекцию, которую он не посещал и не мог понять, заклеймит прекраснейшие положения Закона как «беспочвенную гимнастику ума и ни к чему не приводящие праздные размышления».
ЕСЛИ КУПИШЬ РАБА-ЕВРЕЯ. Устный Закон учит нас, что обсуждаемая здесь проблема, это случай, описанный в Шмот 22:2, где рассказывается, что вора, не имеющего средств для возмещения убытков тому, кого он обокрал, должны были продать, чтобы компенсировать пострадавшему утраченное. («Если у него ничего нет, он должен быть продан за свою кражу».) Такая продажа могла иметь место лишь с целью возмещения убытков от фактической кражи, а не для того, чтобы получить двойную компенсацию, обусловленную в 22:3 в качестве наказания. Кроме того, подобный способ компенсации применим лишь в том случае, если вор - мужчина, а не женщина. Письменный текст не просто сообщает «если у него ничего нет, тогда он должен быть продан», но добавляет определение «за эту его кражу», [чтобы показать, что вора можно было продать лишь для возмещения той собственности, которую он украл]. И то, что в тексте говорится не просто «за кражу», а «за его кражу», указывает на то, что женщины, признанные виновными в краже, не подпадают под эту статью закона. Ситуация, в которой кто-либо добровольно продает себя в рабство вследствие жестокой нужды, рассматривается в Ваикра 25:39 и далее («Если твой брат обнищал и продает себя тебе»). По этой причине нам сообщают только здесь, где речь идет о краже : «Если купишь раба-еврея». Закон уже объявил его рабом, до того, как ты купил его; ты можешь купить его лишь из зала суда, Но в то же время, как отмечает Мехилта: он должен оставаться в твоих глазах , согражданином; Закон называет его рабом лишь потому, что у него нет выбора, кроме как описать этого человека в таких терминах.
6.…Если мы рассмотрим этот закон, который Словом Б-га помещен в начале общественного законодательства (в предыдущих стихах), мы увидим, что едва ли есть другой закон, столь же подходящий для того, чтобы позволить нам проникнуть в цель Б-жественных институтов социальной справедливости и показать нам, сколь существенно отличается еврейский закон от всех других законодательных систем. Здесь (в случае вора) у нас есть один-единственный пример, когда Б-жественный Закон в качестве наказания (хотя мы увидим, что фактически это нельзя рассматривать как наказание) лишает человека свободы. А как же осуществляется это наказание? Закон определяет, что преступник должен быть помещен в семью, как сегодня мы можем поместить малолетнего правонарушителя в семейное окружение. Обратите также внимание на перечисляемые Законом предосторожности, которые направлены на то, чтобы не растоптать самоуважение преступника, чтобы, несмотря на позор, который он навлек на себя, он мог бы чувствовать, что с ним обращаются, как с братом, и уважают, как члена семьи, способного заслужить и дарить любовь! Обратите внимание, как Закон обеспечивает ему возможность сохранения контактов с собственной семьей и как он следит за тем, чтобы его семья не испытывала страданий вследствие его преступления!
Хотя Закон и лишает преступника свободы, а следовательно, возможности обеспечивать своих близких, он обязывает заботиться о них тех, кто пользуется трудом виновного в течение всего срока его наказания.
Наказание тюремным заключением со всем сопутствующим этому отчаянием и моральным унижением, со всем горем и скорбью, которые заключение несет жене и детям преступника, неизвестны Б-жественному Закону. Там, где царит Б-жественный Закон, не существует тюрем в качестве места наказания преступников. Еврейский закон предусматривает лишь содержание под надзором до решения суда, и даже это заключение может произойти только в соответствии с точно установленной юридической процедурой. Такое задержание должно быть непродолжительным, и косвенные улики не являются основанием для него.
Но даже этот единственный случай, когда в результате преступления Законом предусмотрено лишение свободы, нельзя рассматривать как «наказание». Наказание не может быть целью этого Закона, потому что он приговаривает вора к шести годам работы только для того, чтобы возместить убытки в размере фактической стоимости украденного, а не для того, чтобы взыскать штраф (двойное возмещение) в качестве наказания за преступление. Отсюда, потеря свободы - лишь следствие обязанности преступника перед Законом компенсировать украденное. Возмещение убытков не должно становиться наказанием преступника; это лишь способ ликвидации последствий преступления. Оно длится до тех пор, пока не будет восстановлен незаконный или преступный урон, нанесенный имущество пострадавшего. Даже если вор не был осужден судом, всякий, кто похищает чужую собственность, автоматически становится обязан оплатить ее своими силами, путем приложения своего труда. Поэтому нам остается ответить лишь на один вопрос: почему суд оценивает убытки в терминах работоспособности преступника лишь в случае безусловно доказанной кражи, но не в любом ином случае, когда человек обязан выплачивать возмещение за причиненный им ущерб, но не имеет средств для выплаты такого возмещения? Это ограничение, по-видимому, определяется тем соображением, что кража - это самое очевидное проявление неуважения к святости личной собственности, особенно если владелец считает, что его имущество находится в безопасности, ибо он доверчиво полагает, что все люди уважают чужие права на собственность… Осознание человеком своего места в мире начинается с понятия о праве владения собственностью, и именно уважение к собственности других людей делает человека действительно человеком. Исходя из этого, легко понять, почему лишь в случае кражи на каждый аспект личности преступника налагается обязательство возмещения ущерба.
Однако приговор, предусматривающий принудительный труд, настолько тесно связан с обязанностью преступника возместить ущерб - и только, а Закон настолько далек от того, чтобы превратить рабство в наказание, и с таким уважением относится к святости личной свободы, что суд может осуществить продажу вора только в том случае, если стоимость украденной собственности равна или больше стоимости его работоспособности. Ибо лишь в этом случае преступник автоматически становится обязанным оплачивать последствия своего преступления каждым аспектом своей личности. Если же его работоспособность превышает стоимость украденного, суд (может разрешить использовать его труд, чтобы возместить ущерб, но) не имеет права продать его, ибо тогда суд был бы повинен в посягательстве на ту часть личности преступника, которая не подпадает под такой приговор (Кидушин 18а). Между прочим, согласно Мехилте, жертва ограбления имеет право отказаться от компенсации за счет продажи вора и удовлетвориться обещанием, подписанным грабителем, что он возместит урон, как только его материальное положение улучшится.
7.…Все, что мы узнали из нашей национальной литературы о том уважении, с которым иудаизм предписывает относиться к женщине, об отношении родителей к детям и о тех соображения, которыми должны руководствоваться родители при выборе подходящих супругов для своего потомства, - все это позволяет нам без колебаний сделать вывод: если еврей продает свою малолетнюю дочь в служанки, чтобы в будущем она стала женой своего хозяина, то лишь самая горькая, страшная необходимость могла заставить его пойти на это. Он должен был продать свой дом и все, что в доме, даже последнюю рубашку, прежде чем ему дозволяется совершить такой шаг (Кидушин 20а; Рамбам, Законы о рабах 4:2).
10.Это единственный отрывок, в котором Письменный Закон обсуждает обязанности мужа по отношению к жене. Чтобы обрисовать «основные супружеские права дочерей своего народа», он выбирает в качестве примера женщину с низшей ступени социальной лестницы, дочь нищего, который уже продал свою последнюю рубашку и, чтобы спасти себя и своего ребенка от голода, продал ее в служанки. Затем девушка, отвергнутая своим хозяином и, вероятно, подвергаемая оскорблениям, становится женой хозяйского сына. Если это произошло, Закон делает ее равной женщине, которая вступает в брак, будучи свободной и богатой, и провозглашает величайший принцип: отношение к одной ни на йоту не должно отличаться от отношения к другой!
11.…Преступление и нищета - вот два фактора, которые в обычной общественной жизни, как правило, сводят на нет уважение к личному достоинству человека. Но Закон выбрал преступника и детей презренной нищеты и поставил их в самое начало общественного законодательства. Таким образом мы узнаем, насколько Закон уважает человеческое достоинство и как он стремится защищать это право, даже если человек стоит на самой низшей ступени общества.
Стихи 12-32 содержат законы, касающиеся личных прав: ст. 12-17 рассказывают от преступлениях против жизни человека и приравненных к ним преступлениях. Стихи 18-26 рассматривают преступления, наносящие ущерб здоровью. В стихах 27-32 говорится о телесных повреждениях и смерти по вине животных.
15.Для того, чтобы обозначит роковой удар, за причастием «ударивший» следовало бы написать «и тот умрет». Само по себе причастие «ударивший» не указывает на то, что жертва погибла в результате нападения. Алаха учит, что даже если жертва погибла, преступник может быть наказан только в том случае, если его действия причинили видимые повреждения. (Следовательно, если рассматривать этот стих в сочетании со ст. 12, закон выглядит так: Тот, кто наносит другому удар настолько сильный, что жертва умирает, подлежит смертной казни. Но тот, кто наносит удар своему отцу или матери, подвергается смертной казни, даже если (видимое) повреждение, причиненное родителю, не было смертельным само по себе.
16.Как и в предыдущем стихе, где «частичное убийство», т.е. нанесение травм отцу или матери, объявляется равным фактическому убийству и, следовательно, классифицируется как уголовное преступление, так и здесь Закон учит нас, что личная свобода - это собственность, похищение которой равнозначно «социальному убийству» и поэтому карается смертью. Однако похититель ребенка подвергается смертной казни только в том случае, если жертву обнаруживают у похитителя и, как добавляет Дварим 24:7, «он воспользовался его услугами и продал его»; другими словами, если он обращался с ним, как с вещью, «предметом»…
17.Похищение ребенка - это фактическое разрушение личного достоинства жертвы. Но в отношении собственного отца или матери даже проклятие, чисто словесное пожелание им гибели, является уголовным преступлением, караемым смертной казнью. Этот закон не теряет силы, даже если проклятого таким образом родителя уже нет в живых.
18. (ссора, ругань) в первую очередь означает словесный спор, в отличие от употребленного в ст. 22 (если люди будут драться…), что подразумевает физическую схватку.
…Поэтому в данном стихе нам говорят (если люди будут ссориться), причем, для усиления в конце слова добавляется буква нун, чтобы подчеркнуть, что ссора была лишь словесной. Две стороны не имели намерения причинить друг другу физический ущерб; удар мог быть нанесен под влиянием сильных эмоций. Но это никоим образом не уменьшает необходимость выплаты преступником компенсации пострадавшему, ибо цель компенсации не наказание преступника, а возмещение - насколько это возможно - причиненного ущерба. И поскольку денежная компенсация не является наказанием за причиненное зло, возмещение ущерба никогда не может быть полным в тех случаях, когда пострадавший получил телесные повреждения; в частности, оно не может компенсировать боль. Поэтому преступник остается виноватым в глазах Б-га даже после того, как он полностью выплатил денежную компенсацию, и только получение прощения от пострадавшего искупает его вину.
19. в этом контексте, вероятно, не может означать «посох» или «костыль». Если пострадавший раньше мог передвигаться самостоятельно, а теперь стал хромать в результате травмы, то компенсация за потерю времени и медицинские затраты никоим образом не может считаться адекватным возмещением убытков. И нельзя истолковывать как «посох» или «костыль», которые необходимы пострадавшему на время выздоровления, ибо пока сохраняются последствия травмы, Закон не может утверждать, что «тот, кто ударил его, будет освобожден». означает поддержку, к которой привык пострадавший до травмы. Следовательно, это предполагает его полное исцеление, т.е. достижение способности передвигаться так же, как до получения травмы.
И ОБЕСПЕЧИТЬ ЕГО ИСЦЕЛЕНИЕ. Настойчивое утверждение, усиленное повторением глагольной формы, опровергает ошибочное представление о том, что обращение к врачам демонстрирует недостаток веры в Б-га. Сравни: «Отсюда выводится, что врачам дарована Б-гом санкция лечить» (Бава кама 85а). Закон без оговорок принимает условие, что пострадавший будет пользоваться медицинской помощью. Действительно, как отмечают Тосафот (там же), Закон настаивает на том, чтобы больной обращался к врачам не только в случае телесной травмы, но и при других болезнях.
23.ТЫ ДОЛЖЕН ОТДАТЬ ЖИЗНЬ ЗА ЖИЗНЬ. Лишь в случае убийства - в том смысле, что конкретный человек, являющийся объектом компенсации, был убит, - приговор должен быть приведен в исполнение на физической личности преступника. Но даже в этом случае, как мы уже заметили, выражение «ты должен отдать» проясняет, что наказание фактически понимается как форма возмещения убытка, но вместо физической личности жертвы, которая имела бы первоочередное право на иск по этому возмещению, с иском выступает некая «идеальная личность» Закона, справедливости и человеческого достоинства, чьи требования должны быть удовлетворены…
24 и 25. (досл. «око за око» и т.д.). Трактат Бава кама (83б) отмечает, что с точки зрения морали абсурдно понимать этот закон буквально, т.е. «тот, кто лишил другого глаза, сам должен быть лишен глаза, и т.д.». Что, если, например, одноглазый человек лишает глаза того, кто имел два здоровых глаза, и в результате наказания он лишается единственного глаза, а затем умирает? В этом случае его наказание не было бы справедливым, так как он лишился бы жизни за преступление, в результате которого его жертва утратила лишь один из парных органов (а другие органы остались неповрежденными). Более того, …положения, выдвинутые в ст. 18 и 19 выше, согласно которым жертвы травм, нуждающиеся в постельном режиме и медицинской помощи, должны получит компенсацию за вынужденный перерыв в работе и затраты на лечение, исключают интерпретацию (буквальную) «око за око» и т.д., «рана за рану» и т.д. как ius talionis, так как, если бы такая же травма была нанесена преступнику, последнему тоже потребовался бы постельный режим и медицинская помощь. Из одних лишь этих объективных заключений должно быть ясно, что алахическое объяснение денежного возмещения как единственного средства компенсации, предусмотренного Законом для таких случаев, является единственно возможным объяснением, соответствующим духу Писания. Более того, детальное изучение слова («за», т.е. «вместо»), на котором фактически покоится вся эта конструкция, обнаружит, что такое объяснение является также самым верным букве текста.
В подавляющем большинстве примеров, когда слово встречается в Писании, оно обозначает компенсацию, а не наказание, так что (букв. «око за око») и т.д. просто означает, что преступник должен «заменить» глаз или любой другой орган, который он повредил, т.е. выплатить компенсацию своей жертве. Но лишение преступника глаза никоим образом не восстановит тот глаз, который он отнял у жертвы. Т.к. ни один человек не может в буквальном смысле слова восстановить чужой глаз, этот закон может означать только то, что виновный должен предоставить полную денежную компенсацию за утерянный глаз.

Рав Лев Кацин
Зачем вы помогли этому грубияну?
Однажды, когда рабби Исроэль Салантер (1810–1883) ехал в поезде из Каунаса в Вильнюс, рядом с ним сел молодой человек. «Почему вы открыли окно, я замерзаю от холода!» - вдруг закричал он. «Я не открывал окна», - ответил рабби Исроэль, но все равно встал и закрыл его. Молодой человек продолжал грубить до тех пор, пока поезд не остановился в Вильнюсе, где на перроне стояла толпа евреев, встречавших великого раввина Исроэля Салантера.
На следующее утро молодой человек нашел рабби Исроэля и попросил у него прощения, объяснив свое поведение тем, что нервничал по пути в Вильнюс, где он надеялся сдать экзамен на шойхета (резник кошерного мяса). Рабби Исроэль простил его и попросил сообщить, как он сдаст экзамен. Через несколько дней молодой человек вернулся и сказал, что провалил экзамен и теперь не знает, как найти работу и обеспечить свою семью. Тогда рабби Исроэль нанял ему учителя, который подготовил его к экзамену, а потом помог найти работу.
– Зачем вы помогли этому грубияну? - спросили рабби Исроэля ученики. - Разве недостаточно того, что вы простили ему оскорбления?
– Я сказал ему, что простил, однако у меня в сердце все равно оставался неприятный осадок обиды. Потому я воспользовался советом Торы - помочь тому, к кому испытываешь неприязнь, ненависть или гнев.
…Глава иешивы «Тора ве-Даат» в Бруклине рав Авраам Пам рассказывал эту историю, объясняя своим ученикам недельную главу «Мишпатим», которая посвящена законам, регулирующим взаимоотношения между людьми. Дело в том, что рав Исроэль Салантер посвятил свою жизнь распространению этического учения мусар, и символично, что его йорцайт - день памяти - отмечается в это же время…
Где же Тора указывает делать что-то хорошее человеку, по отношению к которому мы испытываем неприязнь?
В главе «Мишпатим» есть две заповеди: одна - помочь нагрузить, и вторая - разгрузить осла другого человека. Однако, что делать в первую очередь, если перед человеком два осла, и одного нужно нагрузить, а другого разгрузить? Мы обязаны сначала разгрузить осла, для того чтобы животное не страдало под грузом, утверждают мудрецы Талмуда.
Но что, если осел твоего друга лежит под грузом ноши и его нужно разгрузить, и в то же время твой враг нуждается в помощи нагрузить своего осла? Какую заповедь выполнять первой? Мы обязаны сначала помочь своему врагу! - утверждает Талмуд (Баба Мециа, 32). Помочь врагу важнее, чем предотвратить страдания животного, потому что это помогает человеку преодолеть в себе дурное начало - победить ненависть к другому еврею.
«Но если ненависть запрещена, то почему человек считает хозяина осла своим врагом и ненавидит его? - спрашивают мудрецы (Псахим, 113) и отвечают: - У него есть веская причина для ненависти: он видел, как тот совершает какое-то преступление».
«Но если эта ненависть к грешнику разрешена, то почему ее нужно преодолевать?» - спрашивают комментаторы Талмуда (Тосафот, XII век). «Как в воде лицо (отражается) к лицу, так же и сердце человека к человеку» - приводят Тосафот слова мудрого царя Соломона (Притчи, 27:19). Если человек будет ненавидеть грешника, то и грешник  возненавидит этого человека, что вызовет в нем дополнительную ненависть, которая не разрешена Торой и может явиться катализатором цепной реакции усиления конфликта. Потому Тора указывает человеку сделать доброе дело для своего врага и таким образом преодолеть по отношению к нему чувство ненависти.
Родители, как правило, любят своих детей больше, чем дети родителей. И это несмотря на то, что дети получали на протяжении многих лет заботу от своих родителей. Более того, чем больше сил вкладывают родители в детей (например, в больных), тем больше любви они ощущают.
«Если вы обижаетесь на свою жену, то не следует ждать, пока она принесет вам извинения, - советовал рав Пам своим ученикам. - Сделайте для нее что-то хорошее, купите ей подарок, и это поможет не только ей, но и вам преодолеть неприятные чувства».

Рав Зеев Мешков
Рабство в прошлом и настоящем
«Если купишь раба-еврея, шесть лет пусть служит он, а в седьмой пусть выйдет на волю без выкупа…» (Шмот, 21:1,2).
Тора не отменила рабство, но ввела такие законы, которые ликвидировали его де-факто. Она запретила сыновьям Израиля покупать и продавать своих братьев. В рабство еврей мог попасть только по решению суда и только за то, что украл, использовал украденное и не смог вернуть его стоимость хозяину. Раба-еврея было запрещено бить и оскорблять, следовало заботиться о его семье и освободить его через шесть лет, дав подарок, который поможет ему устроиться в дальнейшей жизни. Раб из другого народа должен был пройти обрезание, и на нем лежала обязанность не нарушать запреты Торы и участвовать в пасхальной трапезе. Его нельзя было ни убить, ни нанести ему увечье, а будучи освобожден, он становился полноправным членом общества. Экономически рабский труд при таких законах становился невыгодным. И в Израиле ни в эпоху завоевания земли, ни в эпоху судей, ни в эпоху царей не было рабовладельческого строя. Все постройки, гораздо более внушительные, чем пирамиды, создавались свободными людьми. Это было и во времена Шломо, и во времена царя Ирода. Масштабность этого экономического чуда можно оценить только, если представить современное развитое государство, которое обходится без нефти и нефтепродуктов.
 
Явление далекого прошлого
Рабство, как явление, отошло в прошлое. Законы стран стали более человечными, и в школах детей учат уважению к каждому человеку. И хотя общество не стало идеальным, оно поднялось на иную ступень развития по сравнению с древним миром. И это произошло благодаря влиянию Торы, изменившему сознание народов (но ни один из них до сих пор не выразил признательности еврейскому народу за неоценимую помощь, оказанную человечеству в подъеме на новую ступень развития).
Представим себе, что западный мир усвоил бы не ценности Торы, а взял бы за основу принципы греческой цивилизации. Аристотель называл раба одушевленным орудием, а орудие – неодушевленным рабом. И человечеству очень повезло, что его «Этика» не стала каноном для всего мира, как его представления о вселенной, которые завладели умами людей.
За отношением к рабу скрывается еще более серьезная проблема: отношение к человеческой жизни вообще. Не нужно забывать, что не только в Спарте, но и в Афинах убивали детей, если приходили к заключению, что ребенок недостаточно здоров, чтобы быть полезным для общества. И если бы сыновья Израиля не выстояли в борьбе с эллинизмом, отстаивая принципы Торы ценою своих жизней, то не было бы и современного общества, в котором декларируется равноправие, уважение к человеку и обязанность заботиться о сохранении каждой жизни.
 
Покой нам только снится
Борьба за непреходящие ценности не закончена. Она будет продолжаться, пока мир не придет к своему исправлению. А пока только кажется, что принцип «человек создан по Образу и Подобию» ни у кого не вызывает возражения. И свидетельство тому та популярность и сила, которую обрел в современном мире ислам.
Еще Рамбан говорил, что в отличие от христиан, с мусульманами не следует вести полемику. Он отмечал, что христиане признают истинность Торы, а мусульмане – нет. (Это не значит, что христиане осознали, что все, что у них есть хорошего, взято непосредственно из Торы, полюбили евреев, и стали нашими лучшими друзьями.)
Ислам утверждает, что евреи умышленно исказили текст Торы, внеся в него добавления: они записали, что человек создан по Образу и Подобию, в то время, как у «Алла» нет ни образа, ни подобия; добавили заповедь «возлюби ближнего своего, как самого себя», а также изобрели понятие святости брака и уважения к женщине. Истинной заповедью Торы, записанной так, как она была дана Моше, ислам считает «око за око, зуб за зуб». И палачи калечат людей, так как судьи не дали себе труда разобраться, что речь идет о денежной компенсации за нанесенное увечье. Телесные наказания и публичные казни на площадях – неотъемлемая часть жизни мусульманских стран. И эти законы преподаются в школах, как абсолютная, данная с Небес, истина.
Не поняв, что Вс-вышний, присутствуя повсюду и управляя всем, тем не менее, дает человеку свободу выбора, ислам провозгласил: «Если Б-г – все, то человек – ничто». И это привело их к утверждению, что все предопределено, а поэтому нет смысла беречь ни свою жизнь, ни чужую. Человек, с точки зрения ислама, – неисправимое зло. Он может сделать что-то хорошее, только повинуясь правителю, который знает, как воплотить в жизнь волю Б-га. Такие представления позволяют вербовать террористов-самоубийц и отправлять их в толпу со взрывчаткой.
 
Карфаген должен быть разрушен
Некоторые европейские политики начали осознавать, что борьба за существование и благополучие Израиля – это борьба за существование их стран. Израиль начинают рассматривать как передовой фронт борьбы с «детьми пустыни», которые разрушают и превращают в пустыню все, что их окружает, все, что им встречается в жизни.
Это не первый случай в истории, когда на наши плечи ложится обязанность решать мировые проблемы. В свое время сыновьям Израиля было велено уничтожить кнаанские племена, которые отличались от окружающих народов тем, что приносили в жертву детей. Если бы не были уничтожены их города и капища, то идея принесения детей в жертву распространилась бы по всему миру. Доказательством этому может служить то, что остатки племен кнаании предприняли попытку стать империей, определяющей судьбы мира. Они расселились на побережье и на островах Средиземного моря и создали одно из самых мощных государств Древнего мира. И только в 146 г. до н.э. Рим одержал над ними победу. Но до того, как была разрушена их столица Карфаген, ее жители принесли в жертву триста детей, чем привели в ужас даже римлян. По милости Своей Вс-вышний уничтожил злодеев руками злодеев.
 
Песок морской
Не случайно Тора сравнивает сыновей Израиля с морским песком. Мидраш утверждает: «Положил Вс-вышний границы морю, и сколько бы его волны не пытались захлестнуть берег, они наталкиваются на песок и откатываются назад». Волны – это разрушительные идеи народов мира, а песок – это мы, призванные не дать им распространиться.
Мы не созданы для того, чтобы наступать, но и позволить прорвать оборону мы не можем. За нами никого. Ведь даже после того, как Вс-вышний обещал не приводить в мир потопа, угроза уничтожения человечества не исчезла. Не нужно заливать сушу водой, не нужно посылать огонь с небес: если сыновья Израиля не будут держаться за Тору и отстаивать ее идеалы, то люди уничтожат сами себя.
 
Чувство собственной правоты
В этой борьбе самое главное – не потерять уверенность в своей правоте. Но, к сожалению, израильтяне, как обычные люди, так и деятели науки и искусства, а также политики не понимают, насколько важно для всех стран, чтобы мы отстаивали свои идеалы.
Об этом писал Натан Альтерман:
 
И тогда сказал Сатан:
«Как мне одолеть этот народ?
У него и отвага, и способности, и умение;
И оружие у него, и военным искусством владеет он».
 
Сказал Сатан: «Не забрать мне у него силы,
Не надеть мне на него узду,
Не посеять мне страх в среде его,
Не ослабить мне его рук, как раньше.
Вот что я сделаю: затуманю я разум его,
И забудет он, что правда на его стороне».
 
Так говорил Сатан,
И задрожали небеса от ужаса,
когда увидели, как он встает,
чтобы претворить в жизнь свой злодейский замысел

Рав Шломо-Зелиг Аврасин
Еще раз о рабстве
Прошлая недельная глава Торы сообщила нам о Синайском Откровении, во время которого Народ Израиля получил Десять Речений, начертанных на двух каменных скрижалях, по пять на каждой. Впечатление от Откровения было настолько сильным, что израильтяне не захотели более подвергать себя риску прямого общения со Вс-вышним, и попросили Моше Рабейну стать их представителем перед Б-гом и получить от их имени все заповеди, которые Творец пожелал им установить. Наша недельная глава открывает ряд глав, в которых и перечисляются те самые заповеди, которые были даны нашему народу сразу после Синайского Откровения.
Первой темой, которую затрагивает Тора сразу после Десяти Речений, является тема рабства, и это не случайно – Вс-вышний ставит во главу угла отношения между людьми в обществе, и лишь затем – отношения личности и Б-га. Так об этом говорит Мишна в трактате "Йома": "Йом Кипурим (Судный День) искупает только грехи, совершенные человеком по отношению ко Вс-вышнему, и не искупает грехи, совершенные по отношению к ближнему, до тех пор, покуда согрешивший не получит прощение у человека, которого он обидел". Мидраш говорит, что решающим фактором , приведшим в действие приговор об уничтожении поколения Потопа явился грабеж, а не идолопоклонство. Другой пример: в эпоху Первого Храма, когда на территории Израиля существовали Северное царство (Израиль) и Южное царство (Иудея), был период, когда Северным Царством правил царь Ахав. Он был женат на сидонской принцессе Изевель, которая принесла в Израиль чуждый народу культ Баала, и сам царь помогал ей в насаждении этого языческого верования. Не смотря на это, Вс-вышний посылал Ахаву военные победы, ибо он заботился о своем народе и был хорошим правителем в том, что не касалось религии. Однако, когда Ахав присвоил себе виноградник Навота, на который давно облизывался (причем для этого его жена облыжно обвинила Навота в преступлении, которое тот не совершал, и Навот был казнен, а имущество отправилось в царскую казну), Вс-вышний отвернулся от него, и передал через пророка Элиягу, что в скором времени Ахав погибнет, и кровь его прольется именно в винограднике, ранее принадлежавшему Навоту.
Итак, что же говорит Тора о рабстве, которое тогда являлось общественной нормой? "И ВОТ ЗАКОНЫ, КОТОРЫЕ ТЫ РАЗЯСНИШЬ ИМ:  ЕСЛИ КУПИШЬ РАБА-ЕВРЕЯ, ШЕСТЬ ЛЕТ ОН БУДЕТ СЛУЖИТЬ, А НА СЕДЬМОЙ - ВЫЙДЕТ НА СВОБОДУ БЕЗ ВЫКУПА" (Шмот 21:1). То есть, не существует между соплеменниками понятия вечного рабства! По тем временам это очень новаторский и прогрессивный подход. В каких же случаях человек попадал в рабство? Еврейский закон предусматривает две возможности этого – либо человека, который украл у ближнего имущество и не смог выплатить потерпевшему положенную компенсацию, продавал раввинский суд, либо человек, оказавшийся в тяжелом материальном положении, мог продать себя сам. Но в любом случае подобное рабство не может продолжаться более шести лет. И даже в течение этого времени хозяин обязан заботится о своем рабе не хуже чем о себе. Например, он не может поручать ему позорную работу, или работу непосильную, а кормить его он обязан как себя.
Далее сказано: "ЕСЛИ ОН ПРИШЕЛ ОДИН, ВЫЙДЕТ ОДИН, А ЕСЛИ БЫЛА У НЕГО ЖЕНА, ВЫЙДЕТ И ЖЕНА ВМЕСТЕ С НИМ". РаШИ (рабби Шломо Ицхаки) задает вопрос: "Допустим, человек так или иначе попал в рабство, но как туда попала его жена, что следует из слов Торы о том, что она тоже выходит на свободу?" Ответ прост – во время всего периода рабства хозяин обязан кормить не только своего раба, но и его семью! Поэтому наши благословенной памяти Мудрецы сказали: "Если человек купил себе раба – все равно, что купил себе хозяина!"
Тора продолжает: "ЕСЛИ ГОСПОДИН ЕГО ДАСТ ЕМУ ЖЕНУ И ТА РОДИТ ЕМУ СЫНОВЕЙ ИЛИ ДОЧЕРЕЙ, ЖЕНА И ЕЕ ДЕТИ ОСТАНУТСЯ У ГОСПОДИНА, А РАБ ВЫЙДЕТ ОДИН. А ЕСЛИ ЗАЯВИТ РАБ: Я ЛЮБЛЮ ГОСПОДИНА СВОЕГО, И ЖЕНУ СВОЮ, И ДЕТЕЙ СВОИХ, НЕ ВЫЙДУ Я НА СВОБОДУ, ПУСТЬ ГОСПОДИН ПРИВЕДЕТ ЕГО К СУДЬЯМ, И ПОДВЕДЕТ ЕГО К ДВЕРИ ИЛИ К КОСЯКУ, И ПРОКОЛЕТ ГОСПОДИН УХО ЕГО ШИЛОМ, И ОСТАНЕТСЯ ОН СЛУЖИТЬ ЕМУ НАВЕКИ". Тут возникают, по меньшей мере, два вопроса: во-первых, причем тут ухо? И во-вторых – причем тут дверь или косяк? Мидраш так отвечает на эти вопросы: То самое ухо, которое слышало на горе Синай слова "Я – Г-сподь Б-г твой, который вывел тебя из земли египетской, из дома рабства", должно быть проколото, ибо человек не смотря на то, что теперь он служит Вс-вышнему, снова попал в рабство, на сей раз добровольно! А ведь время раба принадлежит хозяину, и значит, человек не сможет уделять его в достаточной мере для выполнения заповедей. А дверь и косяки как раз являлись свидетелями того, что Б-г вывел наш народ из египетского рабства, т.к. этому предшествовала заповедь окрасить их кровью пасхального ягненка, и теперь их призывают для того, чтобы они засвидетельствовали, что этот человек добровольно отказывается от свободы.
Давайте попробуем разобраться, чем же так притягательно рабство? Ответ достаточно тривиален – раб свободен от любой ответственности, включая уголовную (по крайней мере, согласно греческим законам о рабах). Помните легенду о Эзопе? Он всю свою жизнь мечтал стать свободным, и когда, наконец, получил от хозяина вольную, жена хозяина, желая, чтобы Эзоп остался в ее доме, подложила ему чашу, украденную из языческого храма, и сама же донесла на него. Свободному человеку за подобную кражу полагалась смерть – его сбрасывали в море с высокой скалы, в то время как раб просто возвращался хозяину, а тот платил штраф в пользу храма. Эзопу стоило признать себя рабом, и он остался бы в живых, но он предпочел умереть как свободный человек. Но Эзоп был мудрецом, сильным духом, а люди слабые или слабовольные, боящиеся ответственности, находили себе в рабстве защиту от внешнего мира. И еще одно – пропитание раба не зависит от результатов его труда. Работает он или нет – хозяин обязан его кормить. Многим это импонировало, так как снимало заботу о завтрашнем дне. Именно поэтому Вс-вышний давал евреям в пустыне ман, который нельзя было накопить впрок – чтобы они "выдавили из себя раба" и научились надеяться только на Вс-вышнего, причем расстояние, на котором ман становился им доступен, менялось в зависимости от их духовного состояния, т.е. было обусловлено их внутренней работой. Поэтому человек, добровольно остающийся в рабстве, оказывается недостойным высокого звания "слуга Вс-вышнего", поскольку не способен или не желает принимать на себя ответственность за совершенные поступки и за собственное будущее. Но даже этот "приют убогих духом" не вечер – на иврите слово "навсегда" имеет также смысл "на период до следующего юбилейного года", т.е. пока не наступит пятидесятый год, который называется "йовель" (отсюда в русском языке слово "юбилей"). В этот год согласно закону Торы, все рабы, включая добровольных, с проколотым ухом, становились свободными, а также все поля и угодья возвращались своим изначальным хозяевам – производилось так называемое "общественное обнуление", и вчерашний раб становился не просто свободным человеком, а в придачу хозяином земли, и имел шанс начать все с начала.
Людям, рожденным в СССР, особенно близко пришлось познакомиться с рабством, но тем выше их духовный подвиг тогда, когда они начинают вести себя как свободные люди, что требует зачастую ежедневного приложения сил. В качестве рецепта от рудиментов рабской психологии могу предложить высказывание наших Мудрецов – "Истинно свободен лишь тот, кто посвятил себя (или часть своего времени – прим. автора) изучению Торы".

Моше Абелец
Перевод Анны Файн
Законы еврейской жизни
В неделльном разделе "Итро" Б-г вручил сынам Израиля Тору, В нынешнем недельном разделе говорится о том, как Моше получил внушительный список законов еврейской жизни. Например, законы об отношении к рабам, законы возврата потерянного имущества, законы разрешения конфликтов между людьми. 
По сравнению с возвышенным Синайским Откровением все эти законы кажутся совершенно земными. Во время Синайского Откровения сыны Израиля чувствовали присутствие Вс-вышнего. Происходили необыкновенные вещи, чудеса, откровения. Сыны Израиля ощутили себя "царством священников и святым народом". Следовало ожидать, что теперь они получат более подробные указания о том, как освятить свое существование, как служить Б-гу, как построить царство священников на Святой земле. 
Вместо этого Вс-вышний вручает им длинный список указаний, касающихся простых житейских дел и забот. В этих указаниях нет ничего "Б-жественного". Скорее всего, похожие законы есть и в других обществах и у других народов. 
Однако Тора настаивает как раз на том, чтобы союз Б-га и Израиля был закреплен через земные, повседневные дела. Святость достигается не уединением в доме учения, не долгой молитвой и даже не скрупулезным соблюдением ритуала. Наоборот, она может быть достигнута только через полное включение в жизнь общества, в отношения между людьми. А отношения между людьми невозможны без конфликтов. Тора требует справедливого разрешения споров, на какой общественной ступеньке ни стояли бы их участники. 
Не случайно список законов начинается с тех, которые относятся к рабам. Евреи только что были освобождены "из дома рабства". Они хорошо понимают, как тяжела доля раба. К людям, которые стоят на самой нижней ступеньке общества, следует относиться справедливо. Они заслуживают защиты достоинства и чести. 
Также люди, участвующие в тяжбе, заслуживают справедливого отношения справедливого судьи. В защите нуждаются и животные, и те, кого ненавидят, не говоря уже о вдовах, сиротах и пришельцах. 
Мы можем быть справедливыми, только участвуя в делах общества. Только так мы можем достичь святости. Только так мы научимся относиться к ближнему так, как он сам хотел бы, чтобы к нему относились. И это настоящее осуществление Синайского завета. 

Моше Абелец
Перевод Евгения Левина
Козленок в молоке матери 
Наша недельная глава, следующая непосредственно за Декалогом, знакомит нас с разнообразными законами, и среди них - с одним диетарным: “НЕ ВАРИ КОЗЛЕНКА В МОЛОКЕ МАТЕРИ ЕГО" (Шемот, 23:19). 
На основании этого стиха мудрецы постановили, что еврей не может есть мясное с молочным. Каким образом мудрецы пришли к этому выводу? В стихе говорится исключительно о козах - каким образом его можно применить ко всем животным, сваренным в любом молоке? 
Авраам ибн Эзра замечает, что в галахе есть еще два схожих случая: 
1. "БЫКА ИЛИ БАРАНА НЕ РЕЖЬТЕ В ОДИН ДЕНЬ С ПОТОМСТВОМ ЕГО" (Ваикра, 22:28) 
2. "ЕСЛИ ПОПАДЕТСЯ ТЕБЕ ПТИЧЬЕ ГНЕЗДО НА ДОРОГЕ, НА КАКОМ-ЛИБО ДЕРЕВЕ ИЛИ НА ЗЕМЛЕ, с ПТЕНЦАМИ ИЛИ с ЯЙЦАМИ, А МАТЬ СИДИТ НА ПТЕНЦАХ ИЛИ НА ЯЙЦАХ, ТО НЕ БЕРИ МАТЕРИ ВМЕСТЕ С ДЕТЬМИ. ОТПУСТИ МАТЬ, А ДЕТЕЙ ВОЗЬМИ СЕБЕ" (Дварим, 22:6-7). 
Обратим внимание, что каждый из этих случаев имеет свои особенности: В одном случае мать и потомство убивают в один день; в другом - потомство убивают на глазах у матери; наконец, в третьем материнское молоко, символ плодородия, используется для приготовления пищи из потомства. 
Однако есть тут и общие моменты. Во-первых, во всех этих законах речь идет о разрешенных, в принципе, действия: можно зарезать теленка, убить птицу (не в тот же день), варить молоко или козлят. Однако во всех трех законах подчеркивается одна и та же мысль: убивать корову и теленка в один день, забрать яйца и убить в тот же день птицу, сворить козленка в молоке его матери - все это является проявлением жестокости в отношении животных. Поэтому, запрещая смешивать мясо и молоко, иудаизм учит нас проявлять сострадание не только к людям, но и к животным. 
Теперь попытаемся понять, почему Тора, подразумевая всех животных и любое молоко, выбрала в качестве примера именно коз. Ответ на этот вопрос мы найдем в Книге Притч: "И довольно козьего молока в пищу тебе, в пищу домашним твоим и на продовольствие служанкам твоим"(Мишлей, 27:27). 
Т.е., в библейские времена люди пили в основном козье, а не коровье молоко. Соответственно, Тора использует пример, который был максимально нагляден для людей того времени. Однако мудрецы объясняют, что этот запрет относится к любому молоку и любому мясу. 

Рав Нахум Пурер
Содержание раздела
Сразу после Десяти заповедей евреи получают у горы Синай свод законов, регулирующих поведение человека в обществе. 53 заповеди этого раздела охватывают следующие темы: обязанности мужа перед женой; наказания для тех, кто оскорбил своих родителей или поднял руку на них; уважение к еврейским судьям и руководителям нации; денежная ответственность за нанесение ущерба чужому имуществу (с учетом “источника” ущерба: человек, его одушевленная или неодушевленная собственность, яма, огонь и пр.); компенсация и штраф за воровство; ответственность “сторожа” за имущество, не возвращенное хозяину; право на самооборону при ограблении; запреты - на обольщение незамужней женщины, колдовство, скотоложство и принесение жертв идолам. Тора требует хорошо обращаться с прозелитами, вдовами и сиротами, избегать лжи; запрещает давать деньги в рост соплеменникам; ограничивает права заимодавца в конфискации залога; повелевает не задерживать храмовые жертвоприношения и освящать даже такие будничные действия, как еда; учит правильному ведению судебных дел; формулирует заповеди соблюдения шаббата и субботнего года; повелевает трижды в год - в Песах, Шавуот и Суккот - совершать паломничество в Храм; сообщает главный принцип кашрута: не смешивать мясные и молочные продукты. Б-г обещает привести евреев в Страну Израиля, помочь им в ее завоевании и изгнании местных язычников, гарантирует успехи и победы при условии соблюдения Его законов. Моше пишет Книгу Завета, скрепляет договор с Б-гом жертвоприношением и читает эту Книгу евреям. Народ обещает “сделать и услышать все, что сказал Б-г”. Моше уходит получать Тору на гору Синай, где пробудет 40 дней. 

При свидетелях и без них
“Когда деньгами будешь ссужать народ Мой - неимущего, который с тобой…” (22:24).
В трактате “Бава Мециа” вавилонского Талмуда названы три человека, чьи жалобы Б-г игнорирует. Один из них - тот, кто одолжил деньги другому еврею без свидетелей. Свидетели должны обязательно присутствовать при передаче ссуды. Иначе недобросовестный получатель может заявить, что он никаких денег не брал, когда заимодавец потребует вернуть долг.
Другое дело “цдака”, милостыня, точнее, денежная помощь, не требующая возврата. Ее надо давать нуждающемуся, по возможности, скрытно, чтобы никто не видел и не знал. Как сказано в “Мишлей” (Притчах царя Шломо): “Дар, преподнесенный втайне, гасит гнев…” (21:14).
В приведенном выше стихе содержится прямой намек на такое различие между ссудой и денежным подарком. “Когда деньгами будешь ссужать народ Мой…” - выдача ссуды должна производиться “принародно”, в присутствии других людей. Но когда ты безвозмездно даешь деньги “неимущему”, пусть этот поступок будет “с тобой” - совершаться с глазу на глаз, и никто другой не должен быть тому свидетелем.

Заповедь для альтруистов
“Если увидишь, что осел врага твоего лежит под ношею своею, разве оставишь его без помощи? Помоги непременно: вместе с хозяином” (23:5).
Раньше ослы переносили мешки с песком и камнями для строительных целей. Насколько возрастает значение этой заповеди, говорил Хафец-Хаим, духовный лидер европейского еврейства начала прошлого века, если в мешках лежит хлеб для голодающих жителей города, ограбленного бандитами. Еще важнее помочь хозяину (даже если он твой враг), если его осел несет лекарства в больницу или баллоны с кислородом для тяжело больных.
Поднимемся еще на одну ступеньку, продолжал Хафец-Хаим. Допустим, что под тяжелым грузом медикаментов сгибается не вьючное животное, а человек: помочь человеку и тем более еврею неизмеримо важнее, чем животному. Невозможно переоценить значение этой двойной мицвы - избавить от мучений еврея-носильщика и облегчить страдания больных, для которых каждая минута промедления может обернуться трагедией.
А если перед нами не простой еврей, изнывающий под тяжестью материального груза, а “рош-иешива”, руководитель иешивы, несущий на своих плечах бремя Торы, обеспечивающий нужды не только своих учеников, но и всего еврейского народа? Ведь без Торы мы все, как мертвецы. В книге “Дварим” прямо сказано: “Ибо это жизнь твоя и долголетие твое”. Когда мудрый раввин отдает все силы своей иешиве и поддерживает молодых людей, денно и нощно штудирующих Тору, могут ли другие евреи оставаться в стороне?
Вопреки расхожим представлениям, израильские иешивы получают лишь меньшую часть своих средств из государственной казны. Во многих из них на видном месте висят таблички с именами частных жертвователей, религиозных и светских. Все они несут бесценный груз - вместе с его “хозяином”.

Когда шаббат становится субботой
“Шесть дней занимайся трудом своим, а в день седьмой пребывай в покое; пусть отдохнет бык твой и осел твой и пусть отдохнет сын рабыни твоей и пришелец” (23:12).
Среди законов соблюдения шаббата, пожалуй, чаще всего нарушается положение “амира ле-акум”, в котором оговариваются условия, когда и как можно сказать или намекнуть нееврею, чтобы он сделал какое-то действие, которое запрещено еврею в шаббат.
В этом положении много ограничений, главная цель которых - сохранить возвышенную атмосферу седьмого дня. Ведь так легко нанять нееврея для продолжения будничной деятельности в шаббат - пусть он работает на тебя, а ты сам отдыхай - никаких законов Торы ты не нарушаешь. В результате, святой шаббат превращается в будничную субботу.
Возьмем такой пример. Многие полагают, что если сработает прерыватель электрической цепи и в разгар вечерней трапезы выключится свет, то можно попросить нееврея снова включить электричество. Неправильно. За исключением особых случаев, еврею нельзя получать прямую пользу от “мелахи” (запрещенной работы), выполненной неевреем в шаббат.
Многие придирчиво изучают штамп кошерности на упаковке пищевого продукта, прежде чем отправить его себе в рот, но при этом без колебаний попросят няню-иностранку, ухаживающую за пожилым соседом, заглянуть на минуточку к ним в шаббат и щелкнуть выключателем.
Да, такой запрет существует, и пренебрежение им может привести к тяжелым последствиям, причем, не только в мире грядущем…
Около двухсот лет назад в прусском городке Мэркиш-Фридлянде вспыхнул большой пожар, уничтоживший большую часть еврейского квартала. Многие дома пришлось строить заново. Главный раввин города рабби Акива Игер призвал евреев, нуждавшихся в новом жилье, чтобы они включили в свои контракты со строительными подрядчиками особый пункт, запрещающий вести работы в шаббат и еврейские праздники.
Вся община поддержала это обращение за исключением ее председателя. Это был очень богатый человек, и он страстно желал как можно быстрее восстановить свой сгоревший особняк. Поэтому он велел рабочим-неевреям трудиться без передышки, включая субботу и праздники.
Никакие протесты со стороны членов общины и самого рабби Игера не действовали на него. Строительство шло непрерывно. Рабби Игер был несказанно опечален столь демонстративным попранием Галахи. Однажды он сказал, что дом, построенный с такими вопиющими нарушениями, долго не простоит.
Нет нужды говорить, что особняк председателя общины был завершен намного раньше других строящихся домов. Это был не просто дом, а настоящий дворец, предмет гордости своего хозяина.
Однако очень скоро произошло ЧП: одно из перекрытий особняка рухнуло, едва не придавив его обитателей. Проверка показала, что эта балка была сделана из гнилой древесины. Затем выяснилось, что гниением поражен практически весь деревянный каркас здания. Пришлось снести сей прекрасный дворец и начать строительство заново.
Строительные инспекторы проверили затем все другие построенные дома, но ни в одном из них не было найдено ни одной гниющей балки или опоры. Инженеры долго и безуспешно ломали голову над вопросом, почему из всех домов, построенных в один период и из материалов с одного и того же склада только один оказался безнадежно дефектным.
Зато евреи Мэркиш-Фридлянда хорошо знали ответ на эту загадку.
_____________________________________________________________________________________________

Не больше и не меньше
“Богатый не больше и бедный не меньше половины шекеля должен дать как возношение Б-гу - для искупления ваших душ” (Шмот, 30:15).
Мудрецы говорят, что все наши заблуждения, ошибки и грехи сводятся к трем порокам: зависти, вожделению и гордыне. 
В ближайший шаббат в синагогах прочтут раздел “Шекалим”, первый из четырех специальных отрывков, которые включают в утреннюю субботнюю молитву в период подготовки к двум весенним праздникам - Пурим и Песах. Эти отрывки настраивают на духовное очищение, которое должно происходить в сердце каждого еврея, если он хочет удостоиться права “выйти из Египта”. Чтоб заслужить звание “Ам кадош”, святого народа, приближенного к Б-гу, мы должны избавиться, в первую очередь, от зависти, половой распущенности и высокомерия.
В разделе “Шекалим” содержится формула нейтрализации зависти. Именно зависть побудила сыновей Яакова продать своего юного брата Йосефа в рабство за двадцать сребреников. Исправлению этого тяжкого греха помогает традиция выделять полшекеля на нужды Храмовой службы.
Порядок полшекелевого сбора, установленный Торой, отличается от других пожертвований на Храм тем, что все люди дают одинаковую сумму: “Богатый не больше и бедный не меньше”. Так наглядно демонстрируется всеобщее равенство евреев перед Б-гом, а равенство, как известно, лучшее лекарство от зависти.

Рав Менахем-Михаэль Гити

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам , либо войти на сайт под своим именем.
На момент добавления Комментарий к Торе Книга Шемот Недельный раздел Мишпатим все ссылки были рабочие.

Добавление комментария

Ваше имя:*
E-Mail:*
Текст:
Введите два слова, показанных на изображении:


КНИГИ, ДАРУЮЩИЕ ЖИЗНЬ

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Tорат Моше

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Партнёры
Внимание!

Все материалы используемые на данном сайте предоставляются только в целях ознакомления и не используются в коммерческих целях. Перепечатка и копирование с целью получения коммерческой выгоды запрещены!
Я желаю арабам мира и процветания — вне Израиля. У них есть 22 страны, у меня — только одна, и я не собираюсь её уступить!

KAX
ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЕ ЗНАНИЯ
вместо
МРАКОБЕСИЯ и НЕВЕЖЕСТВА!!!
Уроки Пятикнижия
ТОРА: ОТ ЯВНОГО К ТАЙНОМУ
Зов Сиона

Помощь проекту

Уважаемые посетители!
Ввиду того, что наш проект является некомерческим и не использует навязчивую рекламу, мы нуждаемся в Вашей помощи.
Если у Вас есть возможность хоть как-то помочь нашему проекту, мы были бы Вам признательны. Средства нужны для оплаты сервера и доменных адресов.
Наши счета
:

Z129923397412
Где оплатить
(по всему миру)

Опрос

Оцените работу движка



Календарь

«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Статистика