::И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!":: (Тора, Шмот 32:26)
::Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной":: (Первая книга Маккавеев, 2:27)

Комментарий к Торе, Книга Берешит, Недельный раздел Вайешев (часть 2)

  • Сообщить о ошибке
19-12-2011, 15:03 Разместил: jude Просмотров: 2 180
Комментарий к Торе
Книга Берешит
Недельный раздел Вайешев (часть 2)
Главы 37:1-40:23
В первой фразе главы сказано: “И поселился Яаков в стране проживания своего отца, в стране Кенаан...”.
И поселился на иврите — вайешев.
Комментарий к Торе
Книга Берешит
Недельный раздел Вайешев (часть 1)
Главы 37:1-40:23
В первой фразе главы сказано: “И поселился Яаков в стране проживания своего отца, в стране Кенаан...”.
И поселился на иврите — вайешев.
Ури Линец
Снова близнецы…
Среди многочисленных рождений, упоминаемых в книге Берешит, о рождении близнецов говорится дважды: у Ицхака и Ривки рождаются Яаков и Эсав, у Тамар и Йеуды - Пэрэц и Зэрах. Тора как бы предлагает нам сравнить ситуацию, подчеркивая, что у Ицхака Эсав “вышел первый красный весь”, а у Йеуды первенец Зэрах, “у которого на руке нить красная” (Берешит 38:30). 
Различна история этих пар. Освященный Вс-вышним, выбор невесты для Ицхака был проделан по всем правилам: со сватовством, подарками невесте и родителям, свободным согласием невесты и т.д. Йеуда “познал” Тамар без всякой церемонии бракосочетания, думая, что перед ним проститутка. 
Ицхак и Ривка 20 лет прожили в бездетном браке. Есть мнение, что Ривка была взята в дом Ицхака в возрасте 3 лет и следующие 9 лет провела на правах воспитанницы, прежде чем стала женой. Но и в этом случае, в течение 10 лет супружеской жизни беременность не наступала. У Тамар беременность наступила с первого раза.
Тора рассказывает нам о том, как “полюбил Ицхак Ривку”, как они жили долго и счастливо в браке, как любили своих детей и заботились об их воспитании. Йеуда, напротив, после рождения близнецов в результате случайной, по сути, беременности, расстается с Тамар и “не продолжил больше познавать её” (Берешит 38:26).
При этом у Ицхака и Ривки рождается праведник Яаков - один из праотцев еврейского народа, и злодей Эсав, который чуть было не убивает брата, а у Йеуды и Тамар рождаются два праведника: Пэрэц и Зэрах и вдобавок именно из рода Пэрэца произошел царь Давид и произойдет будущий Машиах - избавитель еврейского народа.
Где же логика? В ситуации, когда все, как положено, результат 50/50, а в ситуации, которая если и не является нарушением, то, на первый взгляд близка к этому - 100% удача, да еще какая: царский род, род Машиаха!
Эта зеркальность ситуации отмечена в тексте: у Ривки “И исполнились дни её рожать, и вот: близнецы в животе её” (Берешит 25:24), у Тамар: “было, во время родов её, и вот: близнецы в животе её” (Берешит 38:27). Раши, объясняя это различие подчеркивает, что Ривка проносила положенный срок и родила по истечении девяти месяцев, тогда как Тамар родила раньше срока, на седьмом месяце. Также слово “близнецы” - “тэомим” у Тамар написано полностью, а у Ривки - с пропуском двух гласных - алеф и йуд. Это, по словам комментаторов, связано с тем, что у Ривки один из близнецов был “с изъяном”, а близнецы, рожденные Тамар, “оба были мужами праведными”. Иными словами, Ривка, выносив полный срок, родила близнецов, не вполне “полноценных”, а Тамар, при неполном сроке беременности, родила потомство полное и совершенное.
На первый взгляд, идеальное формирование супружеской пары приводит к далеко неидеальному результату, а не идеальное - к результату замечательному.
Рассмотрим ситуацию подробнее.
В первом случае (Ицхак и Ривка) речь идет о родоначальнике всего еврейского народа, который должен обладать многими особыми качествами, в том числе способностью совершенствоваться и свободой выбора. Сыновья Ицхака и Ривки - материалист, воин и охотник Эсав и утонченный знаток Торы, “сидящий в шатрах” Яаков, по замыслу родителей должны стать теми двумя основами, на которые будет опираться еврейский народ. Различие между ними - не изъян, а условие их личностного развития и роста, условие их свободного выбора. Яаков должен приобрести необходимые качества для продуктивной жизни в материальном мире, а Эсав - принять приоритет Торы, а следовательно, руководство со стороны брата. Без таких особенностей братьев пара заведомо будет далека от идеала, дихотомия которого - необходимое условие дальнейшего развития. Таким образом, идеальная пара создала идеальный “старт ап”, другое дело, что Эсав не смог сделать правильный выбор, но Вс-вышний изначально не строил театр марионеток.
Сходную ситуацию можно увидеть в Творении Мира Вс-вышним: и речения его не всегда выполняются, и наделенные свободой воли первые люди не всегда делают правильный выбор, но именно это и оказывается залогом непрерывного развития, без которого Творение не было бы совершенным.
Заметим, что на всех этапах рождения еврейского народа наблюдались проблемы с беременностью. Длительная бездетность Сары, Ривки и Рахэль, смерть Рахэли при рождении Биньямина. Потом происходили конфликты Ицхака и Ишмаэля, Яакова и Эсава, Йосэфа и братьев его.
Беременность и роды Тамар происходят, когда основа еврейского народа создана: двенадцать сыновей Яакова становятся родоначальниками двенадцати колен Израилевых.
Потомки Йеуды не должны быть носителями всех качеств, необходимых для формирования и дальнейшего непрерывного развития еврейского народа, они должны сохранить и передать царственность, качество бесспорно важнейшее, но не единственное. А в этой ситуации идеальность супружеских отношений становится необязательной, достаточно не нарушать законов. А закон нарушен не был, потому, что после смерти двух сыновей Йеуды, когда Тамар осталась вдовой, она была вправе рассчитывать на левиратный брак с ближайшим родственником своих мужей, каким без сомнения являлся Йегуда, жена которого к тому времени умерла.
Интересно, что потомок Пэрэца, праведник Боаз, несколько веков спустя женился на Рут, моавитянке (а следовательно произошедшей от кровосмесительной связи Лота с дочерью), прошедшей гиюр. И одной ночи проведенной Рут с Боазом оказалось достаточно, чтобы родить Овэда, деда царя Давида.
Ури Линец
И встанет брат на брата…
Начинается нормальная мирная жизнь: “И поселился Яаков в стране проживания отца своего, в стране Кнаан” (Берешит 37:1). Яаков “поселился” там, где его отцы только “проживали”. Он считает, что пришла эпоха Машиаха, т.е. реализации предназначения: создать народ Израиля, заселить Эрец Исраэль, построить Бейт А Микдаш - Храм, и сформировать общество - пример для народов мира. Однако Йосеф так не считает, противопоставляя себя сыновьям Леи, он, вероятно, думает, что отбор среди братьев ещё не закончен, народ не создан. Так же, как были отсеяны Ишмаэль и Эсав, отсеются его братья, а он сам станет четвертым Отцом нации. Поэтому он пытается убедить отца в недостойности братьев. И Яаков выделяет Йосэфа так же, как Авраам любил Ишмаэля, а Ицхак - Эсава. Тора утверждает однозначно: “Это родословная Яакова - Йосэф семнадцати лет” (Берешит 37:2). Пытаясь противопоставить себя братьям, “приносил Йосэф дурную славу о них отцу их”. Важно, что в Йосэфе отец видит грядущее воплощение национальных качеств, качеств Исраэля: “Исраэль любил Йосэфа из всех сыновей своих, потому что сын старости он у него, и сделал ему кутонэт полосатый” (Берешит 37:3).Полосатая одежда - знак наследного принца. Разумеется, братья Йосэфа не могут согласится с этим: “И увидели братья его, что его полюбил отец их из всех братьев его, и возненавидели его, и не могли говорить с ним к миру”.
Конфликт братьев гораздо глубже обычного бытового спора из-за папиного наследства.
Столкнулись (как станет ясно из анализа снов Йосэфа) два принципиальных подхода к исправлению человечества.
План Йегуды и братьев его: строительство еврейского государства в Эрец Исраэль, которое станет положительным примером - “светочем” - народам мира.
План Йосэфа - идти “в народ”, заняться исправлением народов “изнутри”. При этом солнце, луна и звезды сна Йосэфа - это не отец, мать и братья (Рахэль двно умерла), а две ипостаси отца: солнце - Исраэль - распространяет свой свет, луна - Яаков - светит отраженным светом. Именно так понимает его Яаков, когда отметает первую трактовку: “И рассказал отцу своему и братьям своим, и выговорил ему отец его, и сказал ему: что за сон этот, который ты видел? Придя придём я и мать твоя, и братья твои распластываться тебе до земли?” и принимает вторую: “И завидовали ему братья его, а отец его хранил слово”. Отрицательная реакция братьев естественна. Их ненависть приобретает два новых аспекта: за содержание снов и за форму их изложения (“за слова его”).
Видя, что отец на стороне Йосэфа, десять братьев покидают его: “И пошли братья его пасти стадо отца их в Шхем” (Берешит 37:12). В семье происходит раскол. Братья не могут переспорить отца и уходят от него. Это не переход на соседнее пастбище из хозяйственных соображений. От Хеврона до Шхема - свыше 100 км. Это подобно будущему распаду империи Шломо на северное и южное царства. Шхем - место не случайное. Окрестные жители помнят братьев и опасаются их. В районе Шхема братья могут быть региональными князьями, чтобы там, у города, связанного с традицией Авраама, города первого жертвенника Яакова, города, однажды покоренного ими реализовывать свой проект. А когда отец присылает Йосэфа, чтобы восстановить единство семьи: “иди, пожалуйста, посмотри шалом братьев твоих и шалом стада, и верни мне слово”, т.е.: “восстанови мое главенство”, то “увидели его издалека, и, прежде чем приблизился к ним, и задумали его умертвить”. После вынесения приговора, бросив Йосэфа в колодец (“И взяли его, и бросили его в яму”), братья садятся “есть хлеб”, подобно санэдрину, члены которого постились при обсуждении дел, в которых был возможен смертный приговор. Здесь не только детально изложен план убийства Йосэфа, но и подчёркивается, что его смерть связана с идеологией, со снами. Решение братьев не было случайным. 10 братьев образовали Бейт Дин - суд, который постановил: “Йосэф ведёт нас в галут. Мы знаем, что такое галут. Авраам с трудом спасся от Паро в Египте, Ицхак - от Авимэлэха в Граре, а мы - от Лавана в Падан Араме. Йосэф не помнит галута, он был мал (6 лет), и поэтому находится в плену романтических, космополитических идей”. Братья знают, что галут может закончиться полной гибелью семьи. “Лучше мы убьём его, и будем жить, чем погибнем все”. История показала определённую правоту братьев: Йосэф привёл семью в Египет, где Паро, убивая сыновей, пытался уничтожить весь народ.
Казалось, все законы Торы выполнены: решение принято большинством, судьи образуют кворум, постятся, не проливают кровь брата. Настораживает одна деталь: Тора повторяет: “а яма пустая, нет в ней воды”. Мы помним, что колодцы (“ямы”) с водой, которые копал Авраам, восстанавливал Ицхак, открывал Яаков - символы божественной мудрости Торы. Следовательно, при всей видимости законности, братья оторвались от Божественной мудрости. В конечном итоге сынам Исраэля придется сначала пройти этап реализации идей Йосэфа, а затем - Йегуды.
Раздел Вайешев читается всегда или перед Ханукой (как сегодня), или во время празднования Хануки, а если мы вспомним историю, то отметим, что история Хануки - это история гражданской, братоубийственной войны евреев-эллинистов с евреями-традиционалистами. У каждой партии был свой резон. Евреи-эллинисты - не обязательно ассимилянты, но они подчеркивали важность освоения достижений мировой культуры, стояли за приоритет “общечеловеческих” интересов и модернизацию “устаревшего” иудаизма. Традиционалисты полностью отвергали любые культурные достижения греческой цивилизации: науку, изобразительное искусство, спорт и т.д. А где истина? Говоря словами Ноаха: “И будет обитать Яфет в шатрах Шема” - искры Божественного света мировой культуры естественно воспринимаются еврейской традицией, основанной на моральных заповедях Торы.
О. И. Баддиль
Перевод Александра Сандлера и Рава Меира Мучника
1. Яаков поселяется в Кнаане, земле своего отца Ицхака. Его семья подросла, некоторые из детей уже женились и осели неподалеку, другие пока еще молоды. Один из младших сыновей Йосеф, первенец Рахели, стремится всегда быть рядом с отцом, чтобы помогать ему, как может только сын, а также для того, чтобы
напрямую учиться от него всем накопленным им знаниям Торы. Яаков особенно любит Йосефа – ведь он сын его обожаемой жены Рахели. И поскольку Йосеф всегда рядом с ним, Яаков в знак своей привязанности дарит ему особую мантию из прекрасной шерсти. Эту идею он позаимствовал у своего брата Эйсава, который также надевал специальный наряд, когда прислуживал своему отцу Ицхаку.
2. Однако братья Йосефа видят в этой мантии знак незаслуженного фаворитизма и начинают ему завидовать. Эта зависть еще более усиливается, когда Йосеф рассказывает братьям о своих снах, в которых ему видится собственная власть и превосходство. Они полагают, что его ночные сны – это лишь эхо его
амбициозных помыслов в течение дня. Но Йосеф знает, что эти сны являются пророчеством будущих событий, и потому он обязан рассказывать о них, как любой пророк обязан распространять свои пророчества, каким бы непопулярным он ни становился в результате.
3. Братья разделились во мнении по поводу того, кого признать лидером и вождем их сообщества. Сыновья Леи избрали в качестве своего лидера Йеѓуду, он стал для них олицетворением будущего еврейского царя. Сыновья Бильѓи и Зильпы вначале признали своим лидером Йосефа, но позже, с некоторой неохотой, они
все-таки тоже признали лидером и царем Йех!уду. Тем не менее, Йосеф не может игнорировать свои пророческие сны. А братья видят в стремлениях Йосефа к лидерству личный вызов Йеѓуде. Они также думают о будущем и опасаются, что в поведении Йосефа залегают семена большого раскола в зарождающемся еврейском народе. Они приходят к решению, что эта угроза должна быть устранена.
4. Более того, братья обеспокоены очевидным трагическим повторением истории: в семье Авраама существовала традиция, в основе которой лежало обещание Б-га Аврааму, что от него произойдет великий народ, Избранный народ Б-га, и что этот народ будет состоять из двенадцати колен. Это, естественно, привело к некоторому соперничеству между Ишмаэлем и Ицхаком, двумя ведущими сыновьями Авраама. Ишмаэль, который был на 14 лет старше Ицхака, заявлял, что этими двенадцатью коленами Избранного народа были его двенадцать сыновей, каждый из которых обладал характером лидера и в конечном итоге
стал главой грозного клана. Впоследствии, конечно, стало очевидно, что, несмотря на могущество и влиятельность этих кланов Ишмаэля, их образ жизни и поведение далеки от идеалов Б-жественности, праведности и справедливости, которые проповедовал Авраам. Поэтому Ишмаэль уступил своему брату Ицхаку и признал, что тот лучше подходил на роль продолжателя миссии Авраама. Когда Ицхак женился на Ривке, у них родились два сына: Эйвав и его близнец Яаков. Ицхак, конечно, надеялся, что они объединятся и оба станут праотцами Избранного народа (иначе почему они родились близнецами?). Но Ривке было
сказано в пророчестве, что от этих двух сыновей произойдут совершенно разные народы, с весьма различными системами ценностей и противоположным образом жизни. По мере того, как они подрастали, Яаков начал видеть в себе способности продолжателя миссии Авраама, тогда как Эйсав явно не подходил
на эту роль. В серьезном разговоре, который состоялся между юношами в день смерти Авраама, Эйсав позволил Яакову взять на себя миссию Авраама, а сам отказался от амбиций стать одним из 
отцов-основателей Избранного народа. (См. недельную главу Толдот – תולדות .) Теперь, на этом этапе истории семьи Авраама, двенадцать сыновей Яакова были убеждены, что все их семьи вместе
станут долгожданными двенадцатью коленами Избранного народа Авраама. Но затем, когда Йосеф стал доносить их отцу Яакову о неблаговидном, по его мнению, поведении своих братьев, им показалось, что он пытается добиться их исключения из состава Избранного народа. Только один Йосеф станет 
отцом-основателем этого народа, а остальные одиннадцать братьев останутся за бортом, прямо как Эйсав и Ишмаэль. Они почувствовали, что, в результате чрезмерного самомнения Йосефа, ставится под угрозу их удел как членов избранного народа. Поэтому они решили, что Йосефа надо ликвидировать, а на его место, возможно, назначить часть одной из остальных семей, которая для этой цели разделилась бы на два колена (как произошло в конечном итоге с коленом самого Йосефа). Йосеф, конечно, ничего подобного не замышлял. Как и братья, он серьезно готовился стать одним из отцов-основателей Народа Б-га. А отцу сообщал о недостатках, которые чувствовал в братьях, лишь потому, что искренне беспокоился о том, чтобы все справлялись со своей миссией идеально: пусть отец их укорит и поможет им усовершенствоваться в своей великой роли. К сожалению, вследствие своей глубокой неприязни и ненависти к Йосефу, братья не могли себя заставить пойти с ним на откровенный разговор и поэтому не сумели выяснить истинные причины его поведения по отношению к ним. Им было видно только одно: кое-кто, по всей видимости, замышляет повторить историю и в следующем поколении, и собирается один стать отцом-основателем
Избранного народа, а их исключить. Поэтому они пришли к такому глубокому убеждению, что от Йосефа надо избавиться.
5. Когда братья отправляются пасти стада овец в опасном районе Шхема, Яаков посылает Йосефа выяснить, как у них дела. Братья решают использовать появившийся у них шанс избавиться от угрозы Йосефа. В результате его продают проезжающему мимо каравану торговцев, который направляется в Египет. Братья
представляют Яакову историю так, будто Йосеф был растерзан диким зверем, и Яаков погружается в безутешный траур.
6. Может показаться странным, но братья так никогда и не были осуждены за продажу Йосефа. Со своей точки зрения – а они были великими людьми, которых ХаШем избрал в качестве отцов-основателей еврейского народа – они поступили правильно. Неведомо для них, все эти события стали частью плана Б-га, согласно которому Яаков и его семья должны были спуститься в Египет; таким образом выполнялось обещание, данное Аврааму при заключении Завета Рассечения. В конечном итоге Яаков вместе со всей своей семьей приехал к Йосефу, который к тому времени стал наместником фараона. Беспокойство и глубокая тревога относительно предсказанного изгнания были в значительной степени смягчены почетом, которым Сыны Израиля были изначально встречены, когда стали «чужаками в чужой стране». Если бы переселение в Египет не было достигнуто этой цепью событий, то, по декрету Небес, «Яаков и его сыновья были бы уведены в Египет в железных цепях».
7. При виде безутешного горя своего отца братья настраиваются недоброжелательно по отношению к Йехуде, так как это он предложил продать Йосефа в рабство. В результате Йехуда покидает семью и завязывает партнерство с Хирой Адуламитянином, а впоследствии женится на дочери местного купца.
8. Проходит время. Эр, первенец Йехуды, женится на праведной Тамар. Но в глазах Б-га он нечестив и ХаШем его умерщвляет. Как требует того закон о левиратном браке (" יִבּוּם "), Тамар выходит замуж за Онана, брата Эра. Но Онан повинен в том же грехе, что и его брат, и ХаШем убивает и его. Не подозревая, что его сыновья сами виноваты в своей ранней смерти, Йехуда по понятным причинам не желает, чтобы и Шела, третий его сын, женился на Тамар. Поэтому он отсылает Тамар обратно в дом ее отца, официально для того, чтобы подождать, пока Шела не повзрослеет. Но проходят годы, и праведная Тамар понимает, что ей не позволят выйти замуж за Шелу, да и сам Йехуда тоже боится жениться на ней. Ведь ее два предыдущих мужа внезапно умерли в расцвете лет. Тогда она с помощью уловки заставляет Йеуду жить с ней и таким образом осуществляет закон о левиратном браке. (Когда позднее закон о левиратном браке был дан еврейскому народу в качестве одной из заповедей Торы, то в нем особо оговаривалось, что если мужчина умирает бездетным, то его отец не может жениться на вдове, и заповедь распространяется только на любого из братьев). Когда становится известно, что Тамар беременна, хотя не вышла замуж за Шелу, ее чуть не казнят по обвинению в прелюбодеянии. Ибо до тех пор, пока вдова не освобождается от обязательства левиратного брака (с помощью процедуры חֲלִיצָה – «халица») она считается как бы обрученной с младшим братом своего мужа (или, до дарования Торы, с его отцом). Йехуда признает, что Тамар вынуждена была пойти на уловку из-за его противодействия ее браку с Шелой, и ее признают невиновной. На свет рождаются два близнеца – Перец и Зерах.
9. Тем временем Йосефа перепродали несколько раз. Обычные работорговцы боялись покупать этого юношу столь очевидно благородного происхождения, из- за страха преследований со стороны его семьи, если станет известно, что Йосеф был у них в рабстве. По воле случая Йосеф приобретается ишмаэлитом,
работником Потифара, главного палача и мясника при египетском фараоне. Потифар высоко ценит благородство Йосефа, его глубокую набожность и честность, и ставит его во главе всего своего хозяйства. Пока он находится в этом доме, жена Потифара, ослепленная страстью, пытается склонить его к греху. Но он остается верным Б-гу и преданным своему египетскому хозяину, несмотря на то, что подвергается огромным соблазнам. Когда ее планы расстраиваются, жена Потифара ложно обвиняет Иосефа в измене, и его сажают в тюрьму.
10. ХаШем благословляет Йосефа большим обаянием, и начальник тюрьмы чует в нем великое благородство духа. Он наделяет его разными привилегиями и в конечном итоге назначает надсмотрщиком над всеми заключенными.
11. Вскоре после этого происходит скандал при дворе фараона, который привлекает внимание всего египетского общества (и отвлекает его от инцидента с Йосефом). Перед фараоном провинились главный виночерпий и главный пекарь. Они попадают в ту же тюрьму и проводят долгие годы вместе с Йосефом. На него накладывается особая ответственность за содержание этих высокопоставленных заключенных. За это время Йосеф узнает у сановников, которые были так близки к самому фараону, все, что надо знать о царском доме, а также о государственном управлении, его законах и обычаях.
12. Через какое-то время эти два чиновника весьма обеспокоены своими яркими снами. Видя их страдальческие лица и волнуясь за них, Йосеф спрашивает, что их тревожит. Они рассказывают ему свои сны, и Йосеф объясняет, что сны наделены значением от Б-га, и предлагает их истолковать. Он говорит, что главного пекаря действительно ожидает самое худшее. И через три дня он его казнят, как и предсказал Йосеф по его сновидению. А главный виночерпий, напротив, узнает от Йосефа о своем скором освобождении и восстановлении в своей высокой должности. Йосеф просит, чтобы после освобождения он вспомнил о нем и вынес его дело на рассмотрение фараону, ибо он был осужден незаслуженно. Но когда
через три дня виночерпий освобождается из тюрьмы, то он полностью забывает о Йосефе.
13. Итак, Йосеф остается в тюрьме. Его семья в Кнаане не знает, жив ли он вообще, а если и жив, то где он. Отец Яаков горюет о нем и никак не может успокоиться. Йосеф заключен в тюрьму в чужой стране, и во всей той стране нет никого, кто мог бы позаботиться о нем или бороться за его оправдание. Тем не менее, Йосеф полагается на Б-га, ибо знает, что когда настанет время, Он вызволит его из этой египетской дыры.
О. И. Баддиль
Перевод Рава Меира Мучника
Ѓафтара недельного раздела Вайешев
Ѓафтара этой недели взята из Книги Амоса - одной из наиболее коротких книг Пророков, составляющих группу «Двенадцати», (2:6 – 3:8)
1. Пророк Амос жил в северном царстве Израиля в весьма печальный период истории той страны. Даже в относительно лучшие времена Северное царство всегда было недостаточно преданным Торе и заповедям, но на том этапе его ничтожный царь Йеровам II бен Йоаш активно поощрял отчуждение народа от Б-га и Его Торы, и состояние страны, как духовное, так и материальное, стремительно ухудшалось.
2. Хотя в послании Амоса содержалось главным образом предостережение и укор народу за грехи, совершавшиеся тогда, тем не менее, в использованных Амосом выражениях мудрецы усматривают пару намеков на основные события, описанные в этой главе, которые и связывают с ней Ѓафтару.
3. Пророки часто обращались к нееврейским народам своего времени, обычно давая свои речи так, чтобы они доходили до адресатов через людей, которые слышали их непосредственно. А иногда ХаШем даже посылал самого пророка на миссию в другую страну, чтобы там разглашал свое послание – как было с Йоной в Нинве. В этой части книги содержится целая серия таких кратких, но сильных речей. В начале каждой своей речи перед разными аудиториями Амос пускает в обращение один драматический возглас. Эти слова завоевывают внимание слушателей, и тогда они легко воспринимают также и основную суть его идей. Люди должны раскаяться! Нужна социальная справедливость, надо прекратить эксплуатацию
бедных и мучение слабых, как в национально масштабе, так и на индивидуальном уровне. «Так сказал ХаШем: даже если соглашусь простить Дамаск Арама-Сирии за три тяжких греха, за четвертый не прощу!» Потому за тот четвертый будет наказание – и за первые три тоже! «Так сказал ХаШем: даже если соглашусь
простить три тяжких греха Тира Финикии…» «Даже если соглашусь простить за три тяжких греха Эдом …» «даже если соглашусь простить за три тяжких греха аммонитов, за четвертый…» «за три тяжких греха Моава…» Хотя эти «три тяжких греха» не приводятся конкретно, как не приводится и четвертый, переполнивший чашу терпения, тем не менее, народам, к которым были адресованы его речи, Амос
четко пояснил, что это были за грехи, и что если не раскаются, то последует вполне определенное наказание. Более того, еврейскому народу следует извлечь урок из наказания, которое получат соседи, и усвоить, что если не улучшит поведение, то и его настигнет суровое наказание за грехи.
4. Затем Амос обращается к еврейскому народу. Сначала – к царству Иудеи, жители которой, благодаря находившимся в их среде Храму и Санхедрину (Верховному Суду), всегда считались более учеными в Торе и более верными Б-гу. Их он критикует за относительное пренебрежение изучением Торы, в результате чего
они скатываются также в своем исполнении заповедей.
5. Народу царства Израиля же он провозглашает: (и этой фразой открывается Ѓафтара): «Так сказал ХаШем: За три греха прощу царство Израиля … но за четвертый – не прощу!» Потому последует наказание за тот, четвертый грех – и за первые три тоже. В этом последнем пророчестве упоминается о том, какими
коррумпированными стали некоторые судьи, «что предавали праведных, невинных людей за подачки серебра, и доверчивых бедняков за цену туфель!» Это заявление и связывает Ѓафтару с недельной главой. Ибо в нем также содержится намек на то, как братья продали Йосефа за двадцать кусков серебра, и что на те
деньги, как гласит Мидраш, они купили себе обувь.
6. Следует помнить о том, что пророки были выдающимися мудрецами Торы. Но помимо преподавания Торы, они в не меньшей степени были и духовными лидерами и наставниками еврейского народа. И в этом качестве они также были ведущими критиками тогдашнего общества. По этой причине их одновременно в
целом уважали в народе и признавали бесстрашными защитниками интересов бесправных, и в то же время боялись и даже ненавидели в правящих кругах, которые несли столь очевидную ответственность за многие пороки общества. В этой Ѓафтаре, например, людей увещевают не затыкать рот пророку, а прислушиваться к его словам, ибо он говорит от имени Б-га и желает только, чтобы люди улучшились. И если не будем обращать на него внимания, нам же будет хуже.
7. Следует также помнить о том, что пророк часто говорит о каком-то исключительном случае злодеяния, вполне возможно, единственном, о котором ему рассказали, или о котором тогда говорили все как о вопиющем нарушении принятых норм. Но в своей речи по этому поводу пророк обрушивается на весь
народ, ибо хочет предупредить людей, что их небрежность может привести к таким вот крайностям. Поэтому не следует удивляться, когда пророк укоряет весь народ за ужасные преступления, как будто подобным занимались все. Вовсе нет. Но велика коллективная ответственность, «все в народе Израиля ответственны друг за друга», поэтому пророк метет всех одной метлой. И в то же время трудно
даже представить себе существовавшие в то время различия между нормами поведения царств Иудеи и Израиля с одной стороны и тогдашнего нееврейского мира с другой. В сфере правосудия и справедливости даже самые развитые страны тех времен были подобны диким зверям. По правде говоря, об этом даже думать невозможно.
8. Но поскольку эта ответственность за проступки в еврейском народе коллективная, критика пророка справедлива. Более того, само то, что виновные в этих грехах, пусть и исключительных, жили среди нас, свидетельствует о том, что они знали, что люди будут относиться терпимо к их деяниям (иначе не осмелились бы). За эту терпимость к злу в нашей среде мы действительно должны принять на себя долю
ответственности и потому заслуживаем критику. И не только поэтому. Пророки часто подчеркивают, что, поскольку у нас особые предки, у которых мы унаследовали особые качества, от нас ожидается гораздо большее, и потому гораздо большего порицания заслуживают наши оплошности и падение уровня
святости и добропорядочности. При столь больших возможностях гораздо глубже и разочарование. «Положение обязывает» - то есть, принадлежность к благородному Народу Б-га обязывает нас к более высокому уровню добропорядочности и отличию во всем. Так было тогда, так оно и теперь.
Рав Нахум Пурер
Содержание раздела
Яаков поселяется в Ханаане. Его любимый сын Йосеф, которому он в знак особого расположения дарит разноцветную полосатую рубашку из шерсти, доносит отцу о плохом поведении братьев. Братья ненавидят Йосефа, особенно после того, как он пересказывает им два своих пророческих сна, в одном из которых их снопы кланяются его снопу, а в другом перед ним склоняются солнце, луна (отец с умершей матерью) и одиннадцать звезд - братья. Заподозрив Йосефа в стремлении узурпировать духовную миссию семьи, сыновья Яакова замышляют убить его. Но когда Йосеф приходит к ним на пастбище в долину Дотан (к северу от Шхема), братья отказываются от прямого убийства и продают юношу в рабство проходящим с караваном купцам. Затем они показывают Яакову рубашку Йосефа, смоченную кровью зарезанного козленка. Они убеждают отца, что его младшего сына растерзал дикий зверь. Яаков безутешен. Оказавшись в Египте, Йосеф становиться собственностью Потифара, начальника царской стражи. Здесь Тора прерывает рассказ, чтобы поведать о судьбе Иегуды и его семьи. Старшего сына Иегуды Эра постигает смерть за то, что он хотел предотвратить беременность своей жены Тамар. На ней женится левиратным браком брат покойного Онан - и тоже умирает за тот же грех. Иегуда остается вдовцом, и Тамар решает обманным путем забеременеть от него, поскольку он не дал ей в мужья своего младшего сына Шела, а ей было известно, что от Иегуды произойдет династия еврейских царей. Ее план удается: Тамар рожает близнецов. Тем временем Йосеф становится управляющим в доме Потифара. Жена хозяина домогается любви красивого раба и, разгневанная отказом, ложно обвиняет его в попытке изнасилования. Йосефа бросают в тюрьму. Там он удачно толкует сны двух царедворцев, попавших в немилость к фараону. Предсказания Йосефа исполняются: начальник виночерпиев реабилитирован, а начальника пекарей казнят. При выходе на свободу главный виночерпий обещает ходатайствовать за Йосефа во дворце, но забывает о нем.
Свет среди тьмы
Чтение раздела “Ваешев” почти всегда совпадает с праздником Ханука или, как в этом году, предшествует ему. Ханука - особенно теплый, домашний праздник. Он согревает наши сердца еще и потому, что приходится на разгар зимы, когда за окном холодно, дождливо или падает снег, а ночь длинна и порой кажется бесконечной, как наше изгнание.
В Хануку мы восемь дней подряд зажигаем свечи в память о победе над превосходящим врагом в освободительной войне более двух тысяч лет назад и о чуде Храмового светильника, который горел в Храме после изгнания греков восемь дней от однодневной порции масла. 
На идише говорят: “А ид лебт мит парша” - еврей живет с недельным разделом Торы. Очень часто разделы Торы перекликаются с событиями нашей жизни и с праздниками, которые мы отмечаем. 
Но есть ли связь между Ханукой и разделом “Ваешев”? И если есть, то какая? Если бы Ханука совпала с предыдущим разделом “Ваишлах”, мы могли бы связать противостояние Яакова и Эсава с борьбой хасмонеев против греко-сирийских поработителей. В сегодняшнем разделе такого противостояния нет, но есть нечто иное, не менее важное.
“Братский” конфликт
Основная тема “Ваешев” - острая вражда в семье Яакова между Йосефом и его братьями, чуть не завершившаяся кровопролитием. К сожалению, междоусобица стала печальной традицией еврейской истории, и события Хануки - тому подтверждение.
Наши мудрецы подробно обсуждают сражения маккавеев с войсками Антиоха-Епифана, столкновение универсальной греческой культуры и более древнего, “национального ограниченного” иудаизма. Но они редко упоминают, что главная война шла между самими евреями: теми, кто самоотверженно защищал свою национальную самобытность, и эллинистами, сторонниками античного “прогресса”, которые поддержали антиеврейские указы греков и ревностно проводили их в жизнь. Мудрецы, по понятным причинам, стараются не выпячивать этот внутренний “братский” конфликт. На него указывают лишь слова из ханукальной вставки в ежедневной молитве “Амида”: “Ты (Б-г) отдал… злодеев (греков) в руки праведников, и преступников (эллинистов) в руки изучающих Тору твою”.
По существу, речь идет о первой в истории религиозной войне или, как принято теперь говорить, “войне культур”. Поэтому участие в ханукальных торжествах нынешних израильских эллинистов, борцов с “религиозным засильем” выглядит, по меньшей мере, странно. В самом деле, что они отмечают? Поражение своих древних единомышленников, евреев, ненавидевших Тору и открыто примкнувших к иноземным захватчикам?
Покой и вечный бой
“И поселился Яаков в стране, где жил отец его…” (37:1). Так эпически неторопливо начинается сегодняшний раздел…
В буфете кинотеатра было пусто: шел сеанс. Только одна пожилая женщина, уютно пристроившись в углу, пила кофе. Контролер спросил ее, почему она не идет в зал, ведь фильм уже начался.
“Да, я знаю, - ответила женщина. - Но я не хочу туда идти. Там слишком много народу, темно и душно. Вот когда зажгут свет и все уйдут, зал будет в моем полном распоряжении, и я смогу выбрать себе любое место”.
Мы часто думаем, что цель нашей жизни - это тихое, спокойное существование, гармоничная идиллия, когда на небе ни облачка и все у нас идет прекрасно. Когда же над нами сгущаются грозовые тучи, мы готовы стойко терпеть, пока небо опять не просветлеет. Мы миримся с тяготами, думая, что это лишь болезненный перерыв между благополучными действиями жизненной пьесы, которая обязательно завершится - не может не завершиться - блестящим финалом успеха и безмятежной радости.
На самом деле, все наоборот. Жизнь - это непрерывная череда бурь, штормов и нашей борьбы с ними. Одолевая преграды, побеждая в жизненных сражениях, мы сами духовно растем и крепнем. Редкие безоблачные дни даны нам для того, чтобы мы могли передохнуть, собраться с силами и вновь окунуться в водоворот трудных будней.
Когда выросли сыновья, Яаков хотел тихо завершить свою бурную жизнь, полную испытаний и невзгод. Но Б-г сказал ему: “Разве недостаточно праведникам награды в Мире грядущем? Они хотят еще спокойной жизни и в этом мире?”
Душевный покой нужен был Яакову не для безделья. Он мечтал целиком посвятить себя духовному росту, постижению Б-жественной мудрости и тайн мироздания. Но стремиться к покою не подобало основателю еврейского народа. Именно об этом напомнил ему Творец: в жизни главное - это “кино”, действие, а не кофе в пустом буфете.
Время - вперед
“Семнадцати лет Йосеф пас с братьями своими мелкий скот. Юношей он был…” (37:2).
Вы заметили, чем старше мы становимся, тем быстрее летит время. Дни рождения следуют друг за другом плотной чередой - уже не через год, а через девять, шесть месяцев. Песах с каждым годом ближе к Суккоту.
В детстве все наоборот: день тянется, как год; неделя - целая вечность. Вот почему дети так нетерпеливы: у них совсем другое восприятие времени. Вы купили ребенку игрушку в магазине и просите его не разворачивать покупку до возвращения домой. Но куда там! Обертка летит в мусорную урну еще на автобусной остановке.
Комментируя слово “юноша” в вышеприведенном стихе, РАШИ пишет, что Йосеф “укладывал волосы, подводил глаза”. Неужели Йосеф-праведник был таким тщеславным и самовлюбленным нарциссом? Или РАШИ намекает на что-то более глубокое?
Царь обязан стричься каждый день - этого требует его высокий пост. Йосеф узнал по пророческим каналам, что однажды он станет царем, и его охватило юношеское нетерпение: он не мог дождаться того момента, когда осуществится это заветное пророчество, и стал “укладывать волосы”, как будто приобщение к царским манерам могло приблизить мечту.
Однако Йосеф стал египетским “царем” только через долгих тринадцать лет, пройдя все круги ада - рабство, изгнание, унижение, тюрьму. К тому же парикмахерские навыки ему так и не пригодились: в Египте его обслуживал целый штат придворных цирюльников и брадобреев. Как ни пытается юноша ускорить события, он должен запастись терпением, помня мудрое изречение царя Шломо в книге “Коэлет” (“Экклезиаст”): “Всему свое время, и свой срок всякой вещи под небесами”.
Рав Менахем-Михаэль Гитик
Яаков и категория суда
 «И воссел Яаков в стране проживания своего отца» (Берейшит 37:1)
Объясняет книга Зоґар, что слова «страна проживания своего отца» означает категорию суда. Автор «Сфат Амэт» отождествляет странствия Яакова с «лех леха», сказанным Аврааму. И все души, «сделанные» Яаковом, включая четырех мам двенадцати ветвей – сделаны в «поле деятельности» Авраґама – в плоскости хеседа, любви.
Получается, что желание отца Ицхака – вот что стоит за словами Торы «вайешев Яаков». Ведь именно Ицхаку запрещает Вс-вышний покидать Страну Израиля и хранить завоеванное скитаниями Авраґама.
И двадцать два года без Йосефа – это очевидная параллель «связанности Ицхака» на жертвеннике. В эти годы Яаков «ни жив ни мертв». В конечном итоге, Яаков сюжетом своей жизни соединяет категории хесед и гвура – Йосеф добавляет две ветви и делает «кровать Яакова» полной, позволяя Яакову реализовать категорию тиферет – Истину.
P.S. В качестве интеллектуальной погони за убегающем временем спустим в наш внутренний мир комментарий РаШИ из прошлой недельной главы.
Классическая подготовка Яакова к встрече с Эйсавом, состоявшая из молитв, подарков и военных приготовлений, очевидно параллельна усилиям в трех плоскостях: молитва – разум, подарки – эмоции, и война – действия.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам , либо войти на сайт под своим именем.
На момент добавления Комментарий к Торе, Книга Берешит, Недельный раздел Вайешев (часть 2) все ссылки были рабочие.

Добавление комментария

Ваше имя:*
E-Mail:*
Текст:
Введите два слова, показанных на изображении:


КНИГИ, ДАРУЮЩИЕ ЖИЗНЬ

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Tорат Моше

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Партнёры
Внимание!

Все материалы используемые на данном сайте предоставляются только в целях ознакомления и не используются в коммерческих целях. Перепечатка и копирование с целью получения коммерческой выгоды запрещены!
Я желаю арабам мира и процветания — вне Израиля. У них есть 22 страны, у меня — только одна, и я не собираюсь её уступить!

KAX
ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЕ ЗНАНИЯ
вместо
МРАКОБЕСИЯ и НЕВЕЖЕСТВА!!!
Уроки Пятикнижия
ТОРА: ОТ ЯВНОГО К ТАЙНОМУ
Зов Сиона

Помощь проекту

Уважаемые посетители!
Ввиду того, что наш проект является некомерческим и не использует навязчивую рекламу, мы нуждаемся в Вашей помощи.
Если у Вас есть возможность хоть как-то помочь нашему проекту, мы были бы Вам признательны. Средства нужны для оплаты сервера и доменных адресов.
Наши счета
:

Z129923397412
Где оплатить
(по всему миру)

Опрос

Правомочна ли постановка вопроса: " Территории в обмен на мир"?



Календарь

«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Статистика