::И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!":: (Тора, Шмот 32:26)
::Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной":: (Первая книга Маккавеев, 2:27)

Комментарий к Торе, Книга Дварим, Недельный раздел Ки Теце

16-09-2011, 09:19 Разместил: jude Просмотров: 2165

Комментарий к Торе
Книга Дварим
Недельный раздел Ки Теце
Главы 21:10-25:19
«Когда выйдешь на войну на врагов своих..».
Когда выйдешь на иврите - ки теце.

 

Рав Лев Кацин
Запретный плод сладок
В своем отношении к сексуальности человечеству свойственно впадать в крайности: от полной распущенности до полного запрета, говорил раввин и психолог Хаим Лившиц на своих уроках в Иерусалиме. Отношение ранних христиан к сексуальности как греху было сформировано под влиянием отвратительной развращенности древних греков и римлян. Обет безбрачия стал идеалом, к которому следовало стремиться, а брак - уступкой человеческой слабости: лучше жениться, чем сгорать от вожделения. Такое отношение к браку вызвало чувство вины и стыда, которые, по мнению Фрейда, явились причиной психологических расстройств человека.
Пропагандируемая идеями Фрейда сексуальная революция привела к крушению рамок морали, но явилась проявлением не прогресса, а регресса. Вседозволенность современности - это не что иное, как возвращение к развращенности древних идолопоклонников. И если Фрейд видел в человеке только материальное, считая духовное помехой, то христиане - только духовное, считая физическое помехой. Плоть изначально греховна, утверждали они, предаваясь самобичеванию.
В человеке проявляется как физическое, так и духовное, и он должен стремиться к достижению гармонии между ними, учит нас Тора. Поиск смысла помогает человеку найти свое место в жизни, осознать свою миссию, духовные цели своего физического существования. В каждом из нас есть небеса и земля, возвышенная душа и приземленное тело. «Небеса - небеса Вс-вышнего, - писал царь Давид (Псалмы, 113:23–24). - А землю дал Он людям!» «Для того чтобы они подняли землю до небес, осветив физические аспекты жизни духовным смыслом», - пояснял ребе из Коцка.
Запреты мобилизуют силу воли, помогают душе подчинить и направить тело, являясь могучим инструментом, способным возвысить «земное» в человеке до небес. Однако неумелое применение запретов может сбросить человека с небес на самую землю. Ибо то, что запрещено, становится необычайно привлекательным запретным плодом. «Сладки украденные воды», писал об этом царь Соломон (Притчи 9:17).
Примером такого неумелого применения запрета явился сухой закон, считает рав Авраам Фридман (Marital Intimacy, c. 33). Инициаторы сухого закона считали, что он приведет к уменьшению потребления алкоголя в США, но в действительности они добились противоположного результата. Законопослушные американцы не устояли перед искушением и начали посещать управляемые мафией бары, предаваясь там пьянству, наркомании и разврату. В этой связи мы начинаем лучше понимать и природу сексуальных скандалов, случающихся время от времени среди давших обет безбрачия священников.
Почему Тора разрешает еврейскому воину взять себе в жены пленную женщину лишь потому, что она «красива видом»?
Тора не ставит человека перед испытанием, которое выше его сил. Во время войны в человеке просыпаются животные инстинкты. И если бы Тора запретила ему красивую пленницу, то этот запрет сделал бы ее еще более привлекательной, объясняет рав Фридман, приводя мнение мудрецов Талмуда. Разрешая воину женщину, «красивую видом», Тора снимает с нее «сладость запретного плода», уменьшая его влечение к ней. Теперь воин в состоянии преодолеть страсть. Конечно, он может взять ее, но… не сейчас, а потом. Сначала он должен привести ее в свой дом, обрить ей голову, одеть в мешковину, позволить в течение месяца оплакивать дом отца и матери, а затем, если он «не захочет ее», в чем и состоит цель этого закона, то пусть отпустит ее на свободу (Дварим, 21:10–14).
Впрочем, энергия запретного плода может быть направлена на благо семьи. В еврейской семейной жизни чередуются периоды разрешения и запрета. Создавая семью, муж и жена становятся единым целым и обретают радость, что помогает им преодолеть искушения. Однако в течение 12 дней физиологического цикла жена запрещена своему мужу, становясь для него запретным плодом, сладость которого он вкушает в разрешенное время. Это привносит в семейную жизнь вкус сладости запретного плода, помогая супругам сохранить любовь.


Рав Менахем-Михаэль Гитик
Властолюбие и похоть
 «Не вноси платы блудницы и выручки за пса в Дом Вс-вышнего Всесильного твоего ни по какому обету, ибо мерзость для Вс-вышнего Всесильного твоего и то, и другое» Дварим 23:19
На уровне пшата, объясняет РаМБаН, этот запрет предупреждает попытки самоуправления типа: совершу мерзость по отношению к себе (блудница) или по отношению к другим (злые собаки), но искуплю затем свою вину.
Единственное число: «твоего», как и всегда, после Дарования Торы, указывает на общественную нагрузку этих запретов. Не должно быть такого у Израиля. И это заставляет нас подниматься на уровень коротенького комментария рава Йонатана Айбешица: похоть – это Ишмаэль, а пес – символ Эйсава.
Две силы, противостоящие Израилю в этом мире – Эйсав и Ишмаэль, – взяли на вооружение антиеврейский принцип: цель оправдывает средства, в особенности потому, что по достижении цели можно исправить непотребство средства. Разумно, не правда ли?
Запрет Торы «ни по какому обету» подчеркивает недопустимость подобных рассуждений. Ведь задача, поставленная Творцом перед человеком (человечеством) в этом мире – занятие средством, а Цель – Его подарок!
Следовательно, подмена средства  целью – есть величайшая иллюзия, которой нет места в Доме Вс-вышнего. Удовлетворение желаний и получение результатов – альтернатива Реальности и ведет к самоуничтожению!


Арье Юдасин
Вторая жена
Странный мидраш приводит Тур. К пасуку, запрещающему лишать преимущества первенца от ненавистной жены, мидраш дает пояснение: «Человек - это Создатель, любимая жена - это народы мира, к которым ныне обращена Его благосклонность, жена ненавистная - Израиль, от которого Б-г сейчас отвернулся. Но в день дарования наследства детям Израиля, «первенца Вс-вышнего», достанется двойная доля».
Каким путем можно ее заслужить? «Если выйдешь на войну против неприятеля…» Тур выводит из порядка пасуков условия, на которых Израиль сможет победить в войне против внешних врагов, а человек - его злое начало. Последние слова предыдущей главы - «Изведешь ты невинную кровь из своей среды, если будешь делать прямое в глазах Г-спода». Начало же главы нашей - «Когда выйдешь на войну с неприятелем…» Тур находит здесь указание, что на войну идут только праведники и ни в коем случае не люди, ненавидящие друг друга - «иначе они могут поразить друг друга в битве». Но - только те, кто ценит друг друга.
Вывод? Израиль стал (и остается, посмотрите, как к нам относятся!) «нелюбимой женой Вс-вышнего» - поскольку в нашем народе и в наших душах нет мира. Недостает взаимной приязни. «Из-за беспричинной ненависти между евреями разрушен Второй Храм». А на личном уровне - людей буквально разрывают, растаскивают желания. С одной стороны, идти чистым путем Торы. С другой - привычки, общение с людьми, далекими от истинных ценностей, сама атмосфера жизни среди народов, на деле (а то и на словах) отвергающих Б-га.

 
Моше Абелец
Перевод Евгения Левина
Сын буйный и непокорный
В этой недельной главе приводится ряд законов, вызывающих беспокойство у современного человека. И, в частности - закон о "буйном и непокорном сыне", относительно которого в Торе сказано:" "ПУСТЬ ЗАКИДАЮТ ЕГО ВСЕ ЛЮДИ ГОРОДА ЕГО КАМНЯМИ, ПУСТЬ УМРЕТ ОН (Дварим, 21:21). Таким образом, согласно Торе, "ИСКОРЕНИТЬСЯ ЗЛО ЭТО ИЗ СРЕДЫ ТВОЕЙ, И ВЕСЬ ИЗРАИЛЬ УСЛЫШИТ И УЖАСНЕТСЯ (Дварим, 21:21).
Судя по всему, мудрецам Талмуда этот закон тоже не нравился Согласно одному из их высказываний (Сангедрин 68б), буйный и непокорный сын подлежит наказанию "аль шем софо" - т.е. за те преступления, которые он наверняка совершит, когда достигнет зрелости. Иными словами, хотя на момент вынесения приговора этот юноша не сделал ничего, за что полагается смертная казнь, для него лучше умереть раньше, нежели он согрешит. Не могу не отметить, что после подобного объяснения этот закон не выглядит лучше.
Согласно другому высказыванию (Сангедрин 71a), в еврейской истории не было ни одного человека, который был бы казнен как буйный и непокорный сын. Поэтому, дескать, не надо слишком волноваться по поводу этого закона, который все равно существует только на бумаге. Однако наше этическое чувство по-прежнему остается неудовлетворенным.
Возможно, мы сможем лучше понять этот закон, если рассмотрим его в контексте древней ближневосточной культуры. И в первую очередь, в свете сохранившегося до наших дней обычая убийства ради защиты чести семьи.
Согласно местной традиции, если ребенок (обычно дочь) "опозорил" семью, то общество ждет от главы семейства, что он убьет бесстыдника и восстановит доброе имя семейства.
Этот прискорбный обычай был известен и древнему Израилю, так что Тора должна была как-то отреагировать на эту проблему. И Тора сделала это, просто и элегантно. Во-первых, согласно Торе, "ПУСТЬ ВОЗЬМУТ ЕГО ОТЕЦ ЕГО И МАТЬ ЕГО" (Дварим, 21:19).Обычно матери не принимали никакого участия в убийствах во имя семейной чести. Более того - часто эти убийства происходили за спиной матери и без ее ведома, а если мать узнавала о подобных планах, то она делала все возможное, чтобы их расстроить. Таким образом, требование, чтобы матери также принимали участие в решении участи "буйных сыновей", само по себе должно было резко снизить число подобных убийств.
Во-вторых, Тора требует от родителей привести буйного сына "СТАРЕЙШИНАМ ГОРОДА ЕГО И К ВОРОТАМ МЕСТА, ГДЕ ЖИВЕТ ОН"( Дварим, 21:19). Таким образом, Тора изымает вопросы "семейной чести" из ведения семьи, передавая эти вопросы в ведение обычных судов.
Тем самым родители были лишены возможности своей властью казнить детей, замаравших, по их мнению, честь семьи. Чтобы привести приговор в исполнение, они должны были передать дело в суд, и уже он решал, заслуживает данный юноша смерти или нет.
Судя по вышеприведенным словам Талмуда, в каждом подобном случае еврейский суд находил возможность так или иначе оправдать юношу. В результате позорная практика убийств в защиту семейной чести постепенно сошла на нет, пока, наконец, не исчезла у евреев практически полностью.
Таким образом, мы не должны стыдится закона о буйном и непокорном сыне. Напротив, мы можем гордиться тем, как наши предки смогли постепенно уничтожить широко распространенный и крайне мерзкий обычай.


Моше Абелец
Перевод Евгения Левина
Прекрасная пленница
Некоторые законы Торы могут шокировать современного читателя, незнакомого с реалиями библейских времен. Примером  подобного законодательства может служить заповедь о прекрасной пленнице.
Согласно этому закону, еврей, отправившись на войну, может взять  нееврейку в плен и жениться на ней. Однако до свадьбы "ПУСТЬ ОНА ОБРЕЕТ ГОЛОВУ СВОЮ И НЕ СТРИЖЕТ НОГТИ СВОИ,  И СНИМЕТ С СЕБЯ ОДЕЖДУ ПЛЕННИЦЫ, И ПУСТЬ СИДИТ В ДОМЕ ТВОЕМ И ОПЛАКИВАЕТ ОТЦА СВОЕГО И МАТЬ СВОЮ МЕСЯЦ" (Дварим, 21:12-13).
Раши разъясняет, что цель этих законов - чтобы женщина стала выглядеть отвратительно. Однако зачем это нужно? Чтобы понять это, нам следует разобраться в тогдашних культурных кодах.
Солдат того времени шел на войну ради добычи. Ему представлялось совершенно естественным, что победитель имеет право грабить и насиловать.  Побежденных же либо обращали в рабство, либо попросту убивали.
Тора была вынуждена признать, что подобное поведение является естественным и, в значительной мере, неизбежным. Однако одобрить его она, разумеется, не могла. Какой же выход был предложен? Законодательно огранивает права солдата относительно женщины, ставшей его пленницей - ему было разрешено взять ее себе, но запрещено обращаться с ней, как заблагорассудится. Он должен привести ее в свой дом, дать ей оплакать погибших родственников, смириться с национальной трагедией и понижением личного статуса (во время траура ей запрещалось носить обычное платье, а также предписывалось брить голову).
Когда срок траура подходил к концу, солдат мог взять пленницу в жены. Однако к тому времени горячка боя уже оставалась позади, и он мог утратить к пленнице всяческий интерес. В этом случае, согласно Торе, он не мог продать ее другому или оставить у себя в качестве рабыни - он должен был освободить ее без выкупа и отпустить на все четыре стороны. 
Таким образом, этот закон не явяляется жестоким. Напротив, Тора, намного опередив свое время, старается таким образом хоть как-то защитить права женщины, оказавшейся в плену.

 

О. И. Баддиль
Перевод Рава Меира Мучника
Прислано Давидом Виттом
Битвы и чудеса
Эту историю рассказал рав Бенджамин Блех, преподаватель в иерусалимской ешиве «Эш ХаТора». У него есть друг – раввин по имени Ашер Вейд, интереснейший человек. Этот Ашер Вейд родился в нееврейской семье, стал священником и много лет служил пастором в церкви. Он чрезвычайно умен и образован. Когда он работал над одной из своих диссертаций, он был в Германии, и во время его пребывания там отмечали годовщину Хрустальной ночи. Он много прочитал о том, как тогда обращались с евреями, и в конце концов вышел на путь к обращению в иудаизм. Много лет он учился в иерусалимской ешиве «Ор Самеах», а после прохождения церемонии Гиюр (обращения в иудаизм), служил раввином в ряде синагог в США. Рав Вейд был весьма вовлечен в кирув – программы по привлечению обратно к религии евреев, отошедших от Торы и соблюдения заповедей. В его общине была одна семья, из тех, кто были, что называется, «прихожанами три раза в год» - на два дня праздника Рош ХаШана и на Йом Кипур. Они думали, что если иногда они едят еврейский бейгл, этого вполне достаточно для того, чтобы считаться традиционными евреями. У них был сын, которого иудаизм интересовал еще меньше, чем родителей. Он поступил в военную академию Вест Пойнт, что послужило предметом немалой гордости для его родителей. И он уехал в Вест Пойнт, и приехал домой по окончанию первого года обучения… с кипой на голове и одеждой Цицит на теле. Он стал религиозным! Узнав об этом, рав Вейд вызвал его к себе и спросил: «Что случилось?» Ведь, в конце концов, военная академия Вейст Пойнт – не самое подходящее место для нахождения корней заблудшего еврея! В ответ молодой курсант поведал следующее: Он проходил обязательный курс военной стратегии. Там изучают практически все произошедшие за мировую историю войны, разбирают их и стараются проанализировать, почему победитель победил, а его противник проиграл. Молодой солдат заметил, что, хотя они изучали и анализировали самые разные конфликты и сражения, ни в одной лекции ни словом не упоминался Израиль. И во время одного занятия он поднял руку и спросил преподавателя, ветерана, опытного генерала, почему ни разу не упоминали войны, в которых воевал Израиль. Ведь были там самые удивительные победы, особенно в 1967 году. Генерал на вопрос не ответил и велел курсанту зайти к нему в кабинет после занятий. Когда курсант зашел к генералу в кабинет, тот попросил его повторить свой вопрос.
«Почему мы, кажется, никогда не изучаем сражения, в которых принимала участие израильская армия? Ведь из них наверняка можно извлечь немало важных уроков по стратегии!» Генерал ответил «Молодой человек! Войны, в которых принимал участие Израиль, были изучены, разобраны и анализированы величайшими военными стратегами мира. И как бы на них не смотреть, вывод был один: по логике, каждый раз Израиль должен был проиграть. Совершенно очевидно, что победы достались израильской армии не благодаря ее оружию или силе, или выбранной ею стратегии. Единственный фактор, которым можно разумно объяснить израильские победы – это чудо. А мы здесь чудеса не преподаем». Молодой солдат был поражен, что закаленный в сражениях генерал мог сделать такое признание. И если даже высокопоставленные военные способны признать Руку Б-га в событиях истории еврейского народа, то он хочет числиться в его рядах. И он начал выяснять, в чем заключается истинное определение еврейства, изучать иудаизм и стал религиозным евреем – каким остается и по сей день.


О. И. Баддиль
Перевод Рава Меира Мучника
1. Как уже упоминалось, иногда Тора преподает тот или иной закон в применении к исключительным или необычным обстоятельствам, а мы должны сами определить, как он применим к обычным. С одного из таких законов начинается эта глава. Продолжая преподавание законов ведения войны, начатое в предыдущей главе, Тора дает указания относительно весьма необычного случая: в экстремальных
условиях войны еврейский солдат берет в плен нееврейскую женщину и хочет на ней жениться. И в этом случае Тора действительно разрешает ему взять ее в жены и поясняет правила и условия, под которыми допускается такой брак. Если потом, вернувшись к нормальным условиям и поостыв, он теряет это желание, то должен ее освободить и отпустить к своему народу. Другими словами, хотя она его пленница, ему нельзя использовать ее как служанку или продавать, или отдавать другим, или как-либо над ней измываться. Таким образом, Тора учит, что, даже когда мы воюем, и ХаШем дарует нам победу над врагами, нам и тогда не следует забывать о том, что наши пленники – люди, даже если они желали нам зла.
2. Следующий закон гласит, что человек не может отрицать права наследства своего первенца. Хотя при жизни он может распоряжаться своим имуществом, как пожелает, тем не менее, в вопросах наследства после его смерти ему нельзя давать преимущество младшему сыну перед первенцем. Даже если этот первенец родился у нелюбимой жены, необходимо следовать обычным законам наследства и дать первенцу двойную долю в имуществе.
3. Мудрецы говорят, что часто уже само расположение законов Торы в определенной последовательности или друг рядом с другом преподает нам какой-то урок (в особенности в книге Дварим). Вот и здесь в порядке различных законов и в их расположении вместе заложено предупреждение. Хотя Тора и дала разрешение человеку жениться на пленнице, взятой им на войне с неевреями, после того, как она отказалась от своих идолопоклоннических традиций и обратилась в иудаизм, тем не менее, в конечном счете он ее невзлюбит. (В конце концов, эта женщина будет служить постоянным напоминанием о его недостатке самодисциплины, а в природе человека винить за свои слабости не себя, а того, кто у него их выявил.)
Более того, следует ожидать, что сын, который родится у этой женщины в результате безудержной страсти этого человека, будет обладать не самым утонченным характером, да и отец вряд ли его будет любить. Ввиду всего этого нельзя сказать, что последствия, которые теперь предрекает Тора, полностью неожиданны: следует закон буйного сына (Бен Сорер уМоре). Это исключительный случай. В Гемаре (Талмуде) всерьез обсуждается вопрос, возможен ли такой случай вообще – настолько необычные и почти невозможные ставятся условия для того, чтобы сыну действительно вынесли такой приговор. Но Тора все же преподает этот закон, ибо в нем содержится важный урок. Речь идет о сыне, который погряз в обжорстве и пьянстве, и украл деньги у родителей, чтобы продолжить это дело. Все попытки мягко вразумить его и даже серьезные физические наказания остаются тщетными: он упорно продолжает буйствовать и вести себя безрассудно. В этом случае его приговаривают к смерти как потенциального убийцу. Конечно, этот закон может показаться на удивление жестким. Но стоит только посмотреть на трагическую ситуацию сегодняшней улицы, и станет понятна мудрость Торы и печальная истина ее прогноза: наркоман, которому непременно нужно получить свою дозу, теряет всю человечность и в отчаянии не остановится даже перед убийством. Этот преступник может начать с легких нарушений закона, но затем безудержно скатывается и превращается в жестокое чудовище. Таким образом, буйного сына наказывают не столько за его нынешние поступки, сколько за будущие, «ибо лучше ему умереть сейчас, пока не убил, чем потом, после того, как убил». Уж лучше устранить этого опасного буяна сейчас – и преподать на его примере урок остальным, - чем ждать, пока не лишит жизни невинную жертву и повергнет в траур целую семью. Все признаки уже налицо, и убийство можно предотвратить, говорит Тора, если вовремя устранить источник зла. Урок этого закона в том, что жалость бывает и неуместной. И кто милосерден, когда надо проявлять твердость и строгость, в конечном итоге проявит жестокость тогда, когда нужны будут милосердие и жалость.
4. Затем следует еще один закон: даже с трупом приговоренного и казненного преступника следует обращаться с уважением, ибо все люди созданы по Б-жьему образу и подобию. Но в расположении этого закона сразу же за предыдущим содержится намек, что, если родители буйного сына из неуместной жалости попытаются укрыть и защитить его от суда, то он в конечном счете совершит преступления, за которые его все равно казнят – только тогда вместе с ним лишатся жизни и его жертвы.
5. Далее следует целый ряд законов, которые на первый взгляд не связаны ни с общей темой ведения войны, ни друг с другом. Однако, если присмотреться, то из их порядка тоже можно вывести урок. (Здесь не помешает следить по тексту Хумаша – как для понимания нашего объяснения, так и для понимания самих законов.) Вначале Тора преподает закон возвращения находки ее владельцу. Затем следует закон о помощи вьючному животному, едва справляющемуся с ношей: нам велено не закрывать на это глаза, а помочь бедному животному, и тем более не причинять умышленно боль любым Б-жьим созданиям. Затем Тора повелевает, что мужчины и женщины не должны одеваться неприлично. Мужчинам не следует носить женскую одежду, а женщинам – мужскую. А затем – закон о том, что, перед тем, как забрать из встретившегося нам на пути гнезда яйца или птенцов, следует отослать мать.
6. В своей совокупности эти законы учат, что даже во время войны, в хаосе и разрухе, которую она привносит в повседневную жизнь, нельзя пренебрегать нормами приличия и не следует забывать даже о возвращении потерянной вещи владельцу, о заботе о животных и в целом о поддержании морали. Запрет женщине носить мужскую одежду в этом контексте содержит в себе также оппозицию Торы тому, чтобы ставить женщину под ружье. Взятые вместе этот запрет и повеление отослать мать из гнезда перед тем, как взять яйца, напоминают нам в целом о фундаментальной природе материнства, заложенной в мире, созданном Б-гом, а в частности, - об истинном предназначении еврейской матери – быть стержнем и душой еврейского дома. Вместе эти два закона служат переходом к следующему разделу главы. Покончив с законами ведения войны, - она рассматривается лишь как неизбежная неприятная цена, которую приходится заплатить за овладение нашей землей, - Тора теперь дает дальнейшие законы и принципы, по которым в ней должно быть основано еврейское государство.
7. Переходя от темы птичьего гнезда и материнства к сфере человека, Моше Рабейну говорит о том, что еврейский дом должен быть местом безопасным. Любой объект или опасное место должно быть ограждено забором и т. п., ибо жизнь любого человека священна. Нам следует избегать всего, что представляет собой опасность, и постараться, чтобы через нас передавалось другим только добро, а не зло, не быть бичом в руках Б-га. Даже в своем собственном доме человек должен заботиться не только о себе и своей семье, но и о благе соседей и других людей.
8. Затем тема законов еврейского дома распространяется и на поля и виноградники. Моше Рабейну говорит о необходимости соблюдения законов, которые Б-г установил во благо Свого мира. Мы не должны нарушать Его организацию мира на разные виды растений и животных, поэтому нам не разрешается скрещивать различные виды между собой – или даже использовать одновременно различные виды животных, например, в пашне. Как Народ Б-жий мы должны поддерживать Его порядок в созданном Им мире. Аналогично, нам предписывается уважать разграничения между царствами растений и животных, которые Б-г установил в Своей бесконечной мудрости. Поэтому и в своей одежде нам повелевается не
смешивать шерсть и лен (в Торе эти две материи фигурируют как главные, так сказать, представители соответственно животного и растительного волокна). Продолжая законы нашей одежды, Моше Рабейну повторяет закон Цицит, особых нитей, которые мы привязываем к четырем углам одежды, чтобы они всегда напоминали нам о наших обязанностях как Народа Б-жьего, и чтобы так мы и выглядели.
9. После этого обзора законов дома и поля Тора теперь фокусируется на человеческой личности, которая превращает физическое здание в еврейский дом. Тора признает, что в центре еврейского дома стоит женщина. И, что наиболее важно, - еврейская жена и мать (даже в большей степени, нежели муж и отец) стоит на страже морали и духовности в еврейском доме. Моральное падение жены возымеет катастрофический эффект на ее дом, мужа – и на детей, да на много поколений вперед. Особенно разрушителен для дома и семьи разврат. Поэтому глава продолжается законами ложного обвинения мужем жены в измене (он получает наказание плетьми, а также теряет право развода с ней на всю жизнь), а также законом, что делать, когда обвинение оказывается правдивым. (Ее приговаривают к смерти.) Если мужчина предается разврату с замужней женщиной, то обоих приговаривают к смерти. Преподаются дальнейшие законы, подкрепляющие глубокое уважение, с которым Тора относится к женщинам, благодаря достоинству которых мы стали Избранным народом Б-га. (В этом плане разителен контраст между нашим миром и нееврейским. Там к женщинам часто относятся как к низким и недостойным тварям, а те в свою очередь и ведут себя соответственно, в результате чего процветает разврат и супружеская измена. Эта «реальная жизнь» отражается – и поощряется – литературой и драматургией, где основная тема более, чем 90% «развлекательной» продукции – неверность и разврат.)
10. Глава продолжается законами о семье и представляет частичный список запрещенных Торой браков. Некоторые уже даны выше, но повторены теперь, в этом контексте, чтобы продемонстрировать, что их цель – еще лучше охранить еврейский брак и святость Народа Б-жьего от всякого физического или духовного изъяна. И по этим причинам Тора запрещает браки евреев с определенными людьми и с пришельцами из некоторых народов.
11. В то же время нам предписывается не гнушаться пришельцами из народов, с которыми у нас есть родственные связи. Хотя эти народы повели себя подло и даже хотели нам навредить, тем не менее, этим людям разрешено на определенном этапе родниться с евреями. Нам также не следует забывать о том, что мы жили у египтян и потребляли их еду, когда были рабами в Египте. Поэтому им тоже разрешено на определенном этапе родниться с евреями. (Сегодня эти законы, которые касаются определенных народов, по большому счету чисто теоретические. Ибо ассирийский царь Санхерив «пришел и перемешал все народы мира» путем насильственного выселения одних народов с их земель и поселения там других. И теперь никто не знает, кто происходит из какого народа античного мира, поэтому эти ограничения Торы невозможно применить ни к кому на практике.)
12. Затем Тора учит, что, даже когда нам приходится покинуть свои мирные дома и свою хорошо организованную общественную жизнь, и идти на войну с угрожающим нам врагом, мы должны оставаться нравственными и порядочными. Даже в военных лагерях нам следует избегать любой непристойности и не забывать о чувстве человеческого достоинства, чтобы наш лагерь оставался святым. Ибо даже в военных мероприятиях с нами остается Б-жественное присутствие. В античном мире воин часто брал с собой раба, чтобы помогал ему на поле боя. И в этом контексте Тора повелевает, чтобы не только в сражении, но и
в любом случае, если нееврейский раб сбежит от своего хозяина и пожелает присоединиться к нам по возвращению в Землю Израиля, то нельзя выдавать его господину. Нет, пусть господин его отпустит (в обмен на денежную компенсацию его стоимости), а мы его радушно примем и поселим среди нас, и нельзя его унижать. (Кстати, этот закон поощрял гуманное обращение любого рабовладельца со своими рабами, ибо в противном случае они могли бежать и таким образом получить свободу!) Опять же, в древнем мире довольно часто использовали женщин для соблазнения солдат противника. Тора запрещает такую низость, вне зависимости от ее цели. И это сказано, когда мы находимся в разгаре битвы, - даже тогда нам следует заботиться о достоинстве других. Даже в жестокое время, когда утрачиваются все нормы приличия, нам надо постараться сохранить свою святость и «избегать всего плохого» – тем более в мирное время. И не думайте, что можно использовать для служения Б-гу деньги, заработанные аморальным и непристойным поведением, - нет, нельзя, это только усугубит грех.
13. Переходя от дома и семьи к сфере торговли и предпринимательства, Тора повторяет запрет денежной ссуды другим евреям под проценты. В самой такой прибыли нет ничего предосудительного, и она ничем не хуже любой сдачи в аренду. (Иначе Тора не разрешила бы брать проценты с неевреев.) Но тут дело вот в чем. Раз в семь дней - в Шаббат, и раз в семь лет - в год Шмиты, мы воздерживаемся от преобразования мира (в Шаббат) и от земледелия (в Шмиту), и так провозглашаем Б-га Создателем мира и истинным Властелином земли. Таким же образом нам следует признать Б-га хозяином всех богатств (представленных деньгами), поэтому мы воздерживаемся также от использования шанса заработать на бедности другого человека. И благодаря этому закону, в частности, никто не может использовать свое чрезмерное богатство для эксплуатации других, и человеку, лишенному средств, дается возможность подняться из нищеты.
14. Продолжая тему нашего признания Б-га Хозяином всего, что мы считаем своей собственностью, Тора призывает нас исполнять данные Б-гу обеты. Это уже следующий этап – мы добровольно расширяем власть Б-га и включаем в Его владения даже собственность, которой он разрешил нам пользоваться, как пожелаем. Затем следует ряд законов земледелия, а также о правах рабочих и обязанностях работодателя заботиться об их благосостоянии.
15. Моше Рабейну также повторяет некоторые законы, цель которых – способствовать счастью в семье. Без этой необходимой основы для индивидуума невозможно построение полноценного и стабильного общества. Наряду с законами брака существуют и законы развода, на тот случай, если брак, к сожалению, перестал функционировать, и нет надежды на исправление. Но этот легальный процесс не должен подрывать сам институт брака. Речь идет о случае, когда человек развелся с женой, затем она вышла за другого, а потом развелась и с ним, и хочет вернуться к первому, - это запрещено Торой. В данном случае все браки и разводы сами по себе легальны. Но на самом деле, тут, грубо говоря, происходит плохо замаскированный обмен женами. И хуже того: поскольку тут все так законно и легально, то сам институт брака превращается в орудие своего разрушения. Поэтому Тора запрещает жене возвращаться к первому мужу в том случае, если она в этот промежуток времени была замужем за другим. Затем Тора продолжает тему брака и подчеркивает важность его начала и основания. Она объясняет особый статус новоиспеченной семейной пары: ее освобождают от государственной службы, как бы остро в ней ни нуждались. Аналогично (и интересно, что эти два закона помещены в один абзац Торы), иногда не только государство, но и индивидуум обязаны поступиться своими правами, чтобы кому-то помочь. В этом случае Тора ограничивает список возможных вещей должника, которые кредитор может взять в залог. На случай, если кредитор думает, что может сам расправиться с должником без суда, Тора повторяет строгий запрет похищения другого человека.
16. Тора напоминает, что необходимо серьезно относиться к недугу Цараат (который является наказанием за Лашон ХаРа - сплетни и злословие), и что в этой связи надо исполнять все указания Кохена. Здесь содержится намек, что нельзя говорить плохо о любом человеке – даже если он должен тебе деньги.
Цараат – это предостережение не разрушать целостность общества народа Торы путем подрыва репутации другого человека сплетнями и клеветой. И следует помнить, что случилось с Мирьям, когда она заговорила неуважительно о своем младшем брате Моше.
17. Теперь, перед нашим входом в Землю Израиля и ее заселением, Моше Рабейну повторяет некоторые основные законы о работодателе и его рабочем. Нельзя задерживать выплату зарплаты работника (если об этом не договорено заранее). В противовес жестоким и варварским законам того времени Тора постановляет, что даже если по вине работника происходит несчастный случай, и погибают дети работодателя (например, обрушивается дом), то детей работника не убивают в порядке мести. В суде, который вершит человек, человека можно наказать только за его собственные проступки, а не за проступки его родителей или детей. (Только Б-гу известно, настолько ли укоренился порочный характер человека в его генах, чтобы стать причиной для смерти его потомков, если продолжат в том же духе.)
18. В формулировке этого закона Торы содержится также и иное значение: никто не может быть приговорен на основе свидетельства своих родственников или любого другого человека, который может быть заинтересован в том или ином исходе дела. И никто не может принять на себя наказание другого.
19. Итак, Тора продемонстрировала на примере определенных законов осуществления правосудия, что нельзя позволять личным чувствам и естественным симпатиям и антипатиям играть какую-либо роль в судопроизводстве и как-либо влиять на его исход. На этом этапе следует предостережение, что не следует бросаться и в другую крайность и, в преследовании строгого и беспристрастного суда, полностью заглушать естественные чувства сострадания и жалости. Нет, мы обязаны помогать сиротам, вдовам и странникам, и охранять достоинство и репутацию слабых и беззащитных, только без нарушения законов. Тора учит, что милосердие и сострадание вовсе не противоречат беспристрастному правосудию. Мы должны постоянно помнить, что сами были рабами в Египте. Более того, целью этого нашего рабства, с точки зрения Б-га, было, в частности, научить нас сострадать и сочувствовать одиноким и горемычным, несчастным и обездоленным. Так, на основе этого опыта, отличительными качествами еврейского народа стали милосердие и сострадание, мы понимаем чувства кинутых и беззащитных.
20. Аналогично, в каждодневной жизни и деятельности мы должны так же хорошо помнить о менее везучих, как о правосудии. Когда мы собираем урожай, нам не следует возвращаться, чтобы подобрать забытый в поле сноп, а также убирать весь урожай до конца, будь то зерновые, виноград или оливки. Пусть останется для вдов, сирот и странников, чтобы имели достойное пропитание. Мы должны помнить, как, будучи рабами в Египте, ценили каждую оказанную нам милость, и потому сами должны быть милостивы и добры ко всем, но в особенности к несчастным и удрученным.
21. Возвращаясь к законам правосудия, Тора учит, что, даже если человек должен получить физическое наказание, его нельзя подвергать излишнему унижению. После того, как он принял наказание, он снова наш брат. В качестве примера греха, тип которого наказывается плетьми, Тора выбирает нарушение запрета заграждать пасть быку, когда он молотит. Так Тора заодно учит нас проявлять чувства сострадания даже к животным.
22. Следующий закон – левиратного брака ( יִבּוּם – Йибум) – расширяет обязанности проявлять милосердие даже к человеку, которого уже нет в живых. Тора повелевает, что, когда человек умирает без потомства, то его брат должен жениться на вдове. Так память об умершем сохранится в детях от этого брака и не сотрется из еврейского народа. Тора описывает процедуру Халицы, которую надо проделать в том случае, если брат покойного не желает выполнить свою обязанность по отношению к нему. После этого (но не до) вдове разрешается выйти замуж за любого человека.
23. Итак, своим браком с братом покойного мужа вдова чтит его память и совершает по отношению к нему акт милосердия. В следующем законе тоже описывается случай, когда жена пытается спасти своего мужа, на этот раз от обидчика, - но неправильным образом. Ибо даже когда действительно надо как-то действовать, все равно никому не дозволено вести себя грубо и вульгарно – а особенно еврейской женщине, которая должна быть деликатной и благородной. Поэтому она должна заплатить компенсацию за причинение стыда другому человеку. И ее наказание служит предостережением всем, мужчинам и женщинам, что следует контролировать свои чувства и гнев. Заодно этот закон учит, что в целом компенсация за телесные повреждения состоит из пяти частей. Во-первых, за причиненный долгосрочный ущерб (вследствие повреждения руки он не может продолжать заниматься своим ремеслом). Во-вторых, за причиненную боль (во время повреждения). В-третьих, за затраты в лечении раны. В-четвертых, за краткосрочную потерю заработка, пока лечился. И, наконец, как говорится здесь, за стыд и позор, испытанный в результате получения увечья. Эта часть компенсации зависит от того, где нанесено увечье (на главной площади города или в тихом закоулке), когда (средь бела дня, у всех на глазах, или в сумерках, почти незаметно для окружающих), кем (важной личностью или ничтожным человеком, оскорбление которого мало что значит) и кому (оскорбление, нанесенное уважаемому человеку, хуже оскорбления, нанесенного бомжу или бродяге).
24. Возвращаясь к теме стабильного и полноценного общества, Моше Рабейну повторяет, что нельзя иметь в дома двоякие мерки – тем более пользоваться ими, и повелевает нам использовать только правильные мерки и весы. Помещая эти законы здесь, почти рядом с вышеописанными законами правосудия, Тора практически приравнивает продавца за прилавком к судье, ибо каждый из них по- своему стоит на страже справедливости. Истинная справедливость и честность в торговле – все это условия, необходимые для мира и удовлетворенности в обществе. Наше существование как народа в своей стране зависит от сознательной честности в делах друг с другом и с другими народами. Б-гу ненавистны двойные стандарты и другие формы плутовства. Поэтому, когда торговец плутует, он демонстрирует неуважение к Б-гу, Который видит все и потребует от всех нас отчет о наших деяниях.
25. ХаШем повелел нам соблюдать заповеди, чтобы национальный характер Его народа олицетворял качества добра и справедливости, честности и искренности, сострадания и заботливости. ХаШем желает, чтобы этому примеру следовали и другие народы, и чтобы все человечество признало Его владычество и жило в мире и согласии под Его благотворным правлением. Как Избранному народу, которого ХаШем вызволил из Египта, нам всегда следует помнить о своем призвании. Поэтому после законов милосердия, правосудия, честности и справедливости в нашей жизни нам повелевается помнить Амалека, первый народ, который встал в оппозицию этим святым идеалам Б-га и потому напал на нас сразу после того, как мы начали свой путь из Египта. Ввиду непримиримой враждебности этого народа по отношению к Б-жественности, которую мы несем, Тора повелевает нам бороться неустанно против него и всего, что он представляет. Это борьба не только против самого народа Амалека, но, что самое главное, против его философии и идей. Судь дела такова: Еврейский народ учит, что «сила в правоте», то есть, истинная сила человека проявляется в творении им добра и справедливости, в принятии правильных решений, в соответствии с Волей Б-га. Амалек же считает, что «правота в силе», то есть, мощь и грубая сила тирана
позволяет ему править другими. Он живет по принципу «естественного отбора», который гласит, что выживает сильнейший. Этот «закон природы», как он считает, дает ему «естественное» право господствовать над другими и убирать любого, кто посмеет встать на его пути. Именно эта философия Амалека, эта система ценностей, лежит в основе всех войн и конфликтов между народами и странами:
каждый старается утвердить свое господство над другими. С этими губителями человеческого счасться мы и боремся. (Следует обратить внимание на то, что Тора повелевает не столько уничтожить физический народ Амалека, сколько его память, то есть влияние этой силы.) Поэтому, когда мы поселимся в своей земле и обретем мир и спокойствие, то, как Народ Б-жий, ответственный за все человечество, мы не должны успокаиваться и удовлетворяться своим уделом, пока остальной мир страдает под тиранией идей Амалека. Напротив, на нас лежит обязанность бороться за освобождение человечества, чтобы дух человеческого благородства и Б-жественности одолел тиранию, и таким образом положить конец господству этой философии и стереть силу Амалека с лица земли, на благо всего человечества. Эта задача будет выполнена только тогда, когда в мире перестанут чествовать подобных забияк, олицетворенных Амалеком и его преемниками. Но в этой борьбе со злом важно не утерять благородство и добро человеческого духа:
как бы ни было соблазнительно использовать силу против силы, надо следить за тем, чтобы самим не уподобляться тирану, чтобы в борьбе с жестокостью самим не стать жестокими. Как Народ Б-жий мы всегда должны сохранять нашу человечность, мораль и справедливость, как учит Тора Б-га, и своим примером распространять эти идеи по всему миру.


О. И. Баддиль
Перевод Рава Меира Мучника
Ѓафтара недельного раздела Ки Теце
Ѓафтара этой недели взята из Книги Ишаи (54:1-10)

1. Это пятая Ѓафтара из серии так называемых «Семи Ѓафтарот утешения». Чтение этих отрывков началось в Шаббат после Девятого Ава (он называется ' - שַׁבָּת 'נַחֲמוּ «Шаббат “Нахаму”», по первому слову той Ѓафтары: נַחֲמוּ - «утешьтесь») и продолжается до начала череды праздников, которую открывает Рош ХаШана. Между главами Торы, которые читаются в эти недели, и их отрывками Ѓафтары практически нет связи, ибо темой этих отрывков Ѓафтары явно является утешение и примирение. Если где-то и кажется, что между ними есть связь, то она скорее случайна (а то и вовсе надумана), а не по плану.
2. К настоящему времени мы настолько привыкли к потере Храма и к нашему изгнанию и рассеянию по миру, что практически не имеем представления о том, что мы потеряли и, особенно сегодня, почти не осознаем трагичность нашего изгнания и рассеяния. Но, быть может, своего рода индикатором масштаба потери может послужить для нас «неуравновешенность» между тремя неделями предостережений и семью неделями утешения. А именно: Трехнедельная серия отрывков Ѓафтары напоминают нам о предупреждениях пророков, что за отход от Торы на нас обрушатся наказания. К этим предостережениям мы не прислушались, и эти ежегодные три недели кончаются Девятым Ава, годовщиной разрушения Храма и нашего последующего рассеяния по миру, о чем и предупреждали пророки. К сожалению, уже две тысячи лет как это национальное бедствие так и не кончилось. Храм до сих пор не отстроен, еврейский народ по-прежнему рассеян по всему миру. И хотя сегодня мы, слава Б-гу, уже не подвергаемся таким же
ужасным преследованиям, как в прошлые эпохи, тем не менее, мы постоянно и практически везде ощущаем весьма осязаемую ненависть к себе. И все же мы научились жить, невзирая на все это, и вполне к этому привыкли. В таком случае, раз мы не видим тут большой трагедии, почему тогда мудрецы решили, что нужны семь недель отрывков Ѓафтарот утешения?
3. Быть может, нам удастся понять ответ с помощью несколько детского примера. Два ребенка теряют красивые разноцветные бумажные листки, из которых они сделали самолетик. Он залетел в огонь, и они горько плачут об этом невезении. В конце концов они успокаиваются – но не их старший брат, который, узнав о случившемся, еще больше огорчен, чем они. И когда он видит, как его младшие браться вполне безмятежно продолжают веселую игру и больше не печалятся, он понимает, что они воистину маленькие дети, которые не понимают, что они потеряли. Ибо тот разноцветный бумажный листок был 50-фунтовой купюрой! И когда дети видят, как опечалился их старший брат, то они тоже осознают, пусть и не вполне это понимая, что они потеряли больше, чем просто бумагу.
4. Сегодня мы, возможно, уже привыкли к недостатку Храма и нашему рассеянию по миру. Мы даже привыкли к постоянному антисемитизму и приняли его как факт жизни, подобно человеку, который так долго страдает от ноющей и неизлечимой зубной боли, что уже ее не чувствует, ибо она стала частью его жизни. Но пусть то, что мудрецы посчитали необходимым читать семь Ѓафтарот утешения, послужит для нас признаком масштаба недостатка, чтобы мы пришли к Б-гу и попросили Его отстроить Храм и восстановить нас в почетной должности Его Избранного народа, как в прошлом, и как Он обещал.

 

Рав Нaxyм Пурер
Содержание раздела
Этот раздел содержит 74 заповеди. Моше описывает единственно разрешенный способ женитьбы на нееврейке, плененной во время войны. Сын-первенец получает от отца двойную долю наследства, даже если он родился от нелюбимой жены. “Буйный и непокорный сын должен умереть”. Тело казненного нельзя оставлять на виселице до следующего дня. Найдя чужую вещь, верни ее хозяину, приложив все усилия для его розыска. Мужчинам запрещено носить женскую одежду, а женщинам - мужскую. Если обнаружишь на дороге птичье гнездо, отпусти наседку, прежде чем взять птенцов или яйца. Крышу дома надо обнести перилами. Нельзя засевать поле семенами разных культур, пахать одновременно на быке и осле, носить ткани из смеси шерсти и льна. Четырехугольная одежда должна иметь на углах плетеные кисти нитей - цицит. Приведены законы о запретных отношениях между полами. В военном стане надо соблюдать правила ритуальной чистоты. Беглого раба нельзя насильно возвращать хозяину. Строго запрещена проституция. Нельзя брать с еврея проценты за ссуду. Следует избегать клятв и обетов. Наемному работнику можно есть плоды во время сбора урожая, но нельзя брать их с собой. Сообщаются правила развода и повторного брака. В первый год после свадьбы молодой муж освобождается от воинской службы. При выдаче денежной ссуды нельзя брать в залог орудия труда должника. Похищение людей карается смертью. Запрещено удалять с тела признаки “цараат” (проказы). Даже в случае просрочки займа кредитор должен вернуть должнику его залог до вечера, если тот нуждается в этом предмете. Нельзя задерживать плату наемного работника. Родственники преступника не несут за него наказание. Прозелиты и вдовы пользуются особой защитой. Следует оставлять беднякам неубранные с полей остатки урожая. Суд может приговорить человека к телесному наказанию (не более 39 ударов). “Не заграждай рта быку, когда он молотит”. На бездетной вдове должен жениться брат ее покойного мужа. Описана процедура освобождения от этой обязанности. Меры и гири должны быть “верными”. Раздел завершается указанием “стереть память об Амалеке”.

Особый случай
«Если будут у человека две жены, одна любимая, а другая нелюбимая, и родят они ему сыновей, любимая и нелюбимая, а первенец будет у нелюбимой, то в день, когда будет он оставлять сыновьям то, что есть у него, не может он предпочесть сына любимой сыну нелюбимой, первенцу. Но первенцем должен признать он сына нелюбимой, чтобы дать ему вдвое больше из всего, что у него есть, ибо он - начало сил его, за ним право первородства» (21:15–17).
Вчитайтесь в этот отрывок из сегодняшнего раздела, где говорится об имущественных правах сына-первенца от нелюбимой жены.
Казалось бы, все ясно. Но Виленский Гаон (рабби Элиягу бен Шломо Залман, 1720–1797) увидел в тексте сразу несколько противоречий.
1) Тора пишет вначале, что сыновей родили обе жены, причем первой упоминается любимая жена, из чего можно предположить, что ее сын и был первенцем. Но затем сказано, что первенец родился все-таки у нелюбимой.
2) Почему проблема наследования вообще затрагивается здесь? Не перестраховалась ли Тора, решив, что евреи будут произвольно перебрасывать право первородства от одного сына к другому?
3) Откуда вообще взялась «нелюбимая», точнее «ненавистная» (снуа) жена? Ведь Тора категорически запрещает евреям ненавидеть друг друга. И если муж ненавидит жену, то зачем живет с ней? В конце концов, с кем мы имеем дело с галахической точки зрения - с преступником?
4) Почему Тора добавляет в конце: «…ибо он - начало сил его»? К чему такое объяснение, звучащее как оправдание (тем более что Тора крайне редко комментирует и объясняет нам свои заповеди)?
На самом деле, заключает Виленский Гаон, перед нами не общая, а специфическая ситуация, в которой содержатся ответы на все поставленные вопросы. Некий еврей - назовем его Реувеном - женился на женщине, которую почти тотчас возненавидел, и через две-три недели после свадьбы развелся с ней. Он тут же заключил другой брак, и его вторая жена, на этот раз любимая, родила ему сына после семи месяцев беременности. А месяца через полтора на свет появился его сын от первой жены - вполне доношенный.
Теперь мы можем подумать, что именно тот, кто родился вначале - семимесячный ребенок от второй жены - должен получить право первородства со всеми вытекающими из него наследственными привилегиями. Однако Тора сообщает, что первенцем должен считаться девятимесячный сын от первой, ненавистной и разведенной жены. Но почему? Потому что «он - начало сил его» («решит оно»): сын нелюбимой был зачат первым. Теперь ситуация предельно ясна.

Две инстанции
В конце раздела «Ки теце» приведена заповедь, повелевающая стереть память об Амалеке, народе, напавшем на евреев при их исходе из Египта. Мы читаем этот отрывок в субботу перед Пуримом по двум причинам: во-первых, чтобы исполнить заповедь «Помни», и, во-вторых, потому что главный персонаж этого праздника - злодей Аман, задумавший истребить всех евреев Древнеперсидской империи, был прямым потомком Агага, царя амалекитян.
Но у этой заповеди есть и другой образный подтекст. Каждым из нас управляют две «инстанции» - голова и сердце. Они как два человека с разным темпераментом, живущие в одном теле. Идея может быть ясна как день нашему разуму, но если мы не направим ее по «информационному каналу» в сердце, она не будет усвоена.
Амалек - это лютый враг еврейского народа, прототип всех наших врагов. Он атаковал нас из засады в тот момент, когда весь мир с восхищением наблюдал, как сам Творец выводит свой народ из рабства на свободу. Амалек всегда действует из засады. Он притаился на дороге, соединяющей разум и сердце. Его цель состоит в том, чтобы перехватить идею, не дать ей прийти к цели - к месту, где она формируется в убеждение, не пропустить ее в сердце.
Почему в Торе сказано: «ашер карха ба-дерех» - «как повстречался он тебе на пути»? На каком пути? На пути от разума к сердцу.
Интеллект, лишенный эмоциональной убежденности, неизбежно ведет к цинизму и гедонизму, двум главным союзникам Амалека.

А.С. Пушкин писал в «Евгении Онегине»: «Они сошлись. Волна и камень,/ Стихи и проза, лед и пламень…» Это не только об Онегине и Ленском (там эта гремучая смесь привела к трагическому взрыву), но и о голове и сердце. Соединение этих двух начал - вопреки отчаянному сопротивлению Амалека, воплощения мирового зла, - превратит «гомо сапиенс» в Человека с большой буквы и позволит ему достичь своего истинного призвания: поставить себя на службу Высшей духовности и Высшей нравственности, воплощенных в воле Того, Кто создал этот мир.

Скромность во всем
«Пусть же будет стан твой свят, чтобы не увидел Он у тебя наготы и не отступился от тебя» (23:15).
Скромность (на святом языке - «цниют») ценится выше всего по еврейской шкале добродетелей, поясняет Хафец-Хаим. О важности скромности можно судить по приведенному стиху: даже если евреи будут обладать всеми мыслимыми достоинствами, но пренебрегут скромностью, Б-жественное присутствие покинет их. Б-г «отступится» от своего народа, что на практике означает следующее. Если евреи, особенно женщины, не будут скромно одеваться, носить одежду, соответствующую требования Галахи, Б-г «сокроет Свое лицо». Он перестанет направлять и защищать их, и в результате Его избранный народ останется беззащитным перед врагами.
Получается, заключает Хафец-Хаим, что при наличии скромности мы имеет все, а без скромности - ничего!
Скромность не ограничивается ношением закрытой одежды. Она охватывает многие другие области поведения, включая речь. В Торе даже есть особое выражение на этот случай: «эрват-давар», буквально: «нагота слова». Грязная, развязная речь, клевета и сплетни как будто раздевают человека, представляют его в неприглядном виде.
Этика иудаизма требует от еврея, чтобы он постоянно следил за собой. Его одежда, поведение и речь должны быть образцом аккуратности, скромности и достоинства. Лишь в этом случае Вс-вышний будет всегда находиться среди нас.

 

Ури Линец
Что хуже убийства?
В этом разделе приведены десятки заповедей национальных, социальных, семейных - настоящая энциклопедия по теме “Что такое хорошо и что такое плохо”. Изучение заповедей важно не только для евреев, но и для тех, кто хочет присоединиться к еврейскому народу - пройти гиюр, тем самым приняв на себя ответственность за выполнение всех заповедей Торы. Но вызывает удивление тот факт, что Тора по-разному относится к разным народам в вопросах гиюра: “Не войдёт Амони и Моави в общину Ашем - также поколение десятое не войдёт у них в общину Ашем навечно” (Дварим 23:4). Тут же сказано: “Не отвращайся Эдоми, потому что брат твой он, не отвращайся Египтянином, потому что гером был ты в стране его. Сыновья, которые родятся у них - поколение третье - войдёт у них в общину Ашем” (Дварим 23:8-9). Выходит, что и египтяне, которые пытались утопить всех новорожденных еврейских мальчиков и угнетали нас в рабстве и эдомеи, которые с оружием в руках вышли против нас, когда мы только попросили разрешение пройти через их территорию, могут исправиться. А вот аммонитянам и моявитянам, которые сидели тихо, только “За то, что не встретили вас с хлебом и водою по дороге при выходе вашем из Египта” (Дварим 23:5), исправиться не дано никогда?
Странная логика! Мидраш обращает внимание на второй грех аммонитян и моавитян: “и за то, что нанял на тебя Билама сына Бэора из Птор Арам-Наараим, чтобы проклясть тебя” (Дварим 23:5). Хотя “… не пожелал Ашем, Эло’им твой послушать Билама и перевернул Ашем, Эло’им твой тебе проклятие в благословение - потому что полюбил тебя Ашем, Эло’им твой” (Дварим 23:4-9), но аммонитяне и моавитяне выполнили другой план Билама. Они “не встретили вас с хлебом и водою”: из-за того, что сыны Израиля были голодны, пришли они и ели от жертв идолв Моава; они испытывали жажду, и моавитянки предлагали им вино, а затем соблазняли их предаваться с собою разврату при условии, что перед этим они послужат их идолам - так говорит трактат Санэдрин, 106 Вавилонского Талмуда.
Билам понял, что если они сумеют заставить народ Израиля согрешить, они смогут по-настоящему поразить его, так как вовлечение человека в грех приводит к более страшным последствиям, чем убийство. Это пояснено в мидраше “Кли Якар”: убивающий человека, не исключает его из мира грядущего, а вводящий в грех - исключает его и из этого мира и из мира грядущего. Кстати, действия Моава и Амона имели последствия и в этом мире - 24 тысячи израильтян погибло вскоре от эпидемии. Именно поэтому Тора запретила контакт с моавитянами и аммонитянами: “Не ищи шалома им и благополучия им все дни твои навечно!” (Дварим 23:7), т.е. даже выйдя против них на войну, не предлагай им капитуляцию, а воюй с ними бескомпромиссно.
Аммонитянин и Моавитянин (мужчины!) не могут присоединиться к народу Израиля и жениться не еврейках. Этот запрет не касается женщин, которые могут сделать гиюр. Например, Рут-моавитянка (см. книгу “Рут”) и Наама-амонитянка - первая жена царя Шломо (см книгу Млахим-I 14:21).
Амон и Моав - родственники Израиля - сыновья дочерей Лота, племянника Авраама (Берешит 19). Они - потомки последних оставшихся в живых жителей Сдома, но с другой стороны в них заложено и милосердие Авраама. Отказ выйти с хлебом и водою навстречу сынам Израиля показал, что сдомский эгоизм главенствует в их характере. Этот экзамен не касался женщин, которые не должны выходить навстречу чужому войску. В них и осталось милосердие Авраама. Именно поэтому сказано в единственном числе: “За то, что нанял…” - виноват только царь Моава Балак (Бемидбар 22).
Но в глазах верных адептов западной культуры, эллинистов нашего времени, фраза “вовлекающий в грех хуже убийцы” - подрыв основ их веры. Ведь для них лицемерное христианское выражение “святость жизни” превыше всего. По этой причине имеются седи них и такие, кто возражает против смертной казни даже самого гнусного преступника-убийцы! Так среди евреев нашлись “мыслители-интеллектуалы”, устраивавшие демонстрации против казни Эйхмана (да сотрется имя его из памяти!). Причина этого в том, что они не приемлют абсолютность понятия греха. Ведь если нет Б-га, то добро и зло определяется по меняющемуся разумению человека, а в результате получается жизнь, в которой все дозволено, нет никаких моральных ограничений, и которая священна сама по себе.
У нас, у евреев, есть Вс-вышний, который у горы Синай установил, что есть добро и что есть зло, и это ни в малейшей степени не изменилось до сего дня. Поэтому нам заповедано помнить и не забывать два народа, из-за которых наши предки серьезно согрешили свыше трех с половиной тысяч лет тому назад.


 

шаблоны для dleскачать фильмы
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам , либо войти на сайт под своим именем.
На момент добавления Комментарий к Торе, Книга Дварим, Недельный раздел Ки Теце все ссылки были рабочие.

Добавление комментария

Ваше имя:*
E-Mail:*
Текст:
Сколько зелёных
кружков на картинке:*


КНИГИ, ДАРУЮЩИЕ ЖИЗНЬ

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Tорат Моше

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Для перехода к просмотру книг - кликните на изображении

Партнёры
Внимание!

Все материалы используемые на данном сайте предоставляются только в целях ознакомления и не используются в коммерческих целях. Перепечатка и копирование с целью получения коммерческой выгоды запрещены!
Я желаю арабам мира и процветания — вне Израиля. У них есть 22 страны, у меня — только одна, и я не собираюсь её уступить!

KAX
ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЕ ЗНАНИЯ
вместо
МРАКОБЕСИЯ и НЕВЕЖЕСТВА!!!
Уроки Пятикнижия

Лекции на актуальные темы
ТОРА: ОТ ЯВНОГО К ТАЙНОМУ
Зов Сиона

Помощь проекту

Уважаемые посетители!
Ввиду того, что наш проект является некомерческим и не использует навязчивую рекламу, мы нуждаемся в Вашей помощи.
Если у Вас есть возможность хоть как-то помочь нашему проекту, мы были бы Вам признательны. Средства нужны для оплаты сервера и доменных адресов.
Наши счета
:

Z129923397412
Где оплатить
(по всему миру)

Опрос

Правомочна ли постановка вопроса: " Территории в обмен на мир"?


1. Да - это приведет к миру
2. Нет
3. Евреи не имеют права торговать землей, завещанной Б-гом.

Календарь

«    Июнь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Статистика